Примерное время чтения: 11 минут
113

Китайское знание - сила

"Наше образование - самое хорошее!" - с этой истиной я родилась в скромной преподавательской семье. С ней же и росла. Выросла, волею судьбы оказалась в Китае и поняла: у хорошего тоже есть конкурент - лучшее. Оговорюсь сразу, Китай огромный и очень разный. Естественно, что и школы разные, и процесс обучения не одинаков. Но как великая китайская стена нерушимы: стремление молодых китайцев учиться, непременная обязанность китайских родителей - выучить детишек, и провозглашение руководством Китая интеллектуализма национальным приоритетом. Все это я видела своими глазами.

Умная голова ногам покоя не даст...

Увидеть китайского ребенка школьного возраста днем на улице - такое возможно только летом. Но не пасующим в беззаботном упоении пинг-понговый шарик. Даже летом голодные до азбучных истин дети спешат вкусить от древа познания. А успеваешь разглядеть стремительное будущее китайского народа лишь потому, что летом юные мученики науки крутят педали велосипедов не в ураганном ритме (чтобы вписаться в обеденный перерыв), а в более расслабленном режиме: посещение обители интеллекта завершается пораньше, часов в одиннадцать.

Надо сказать, что по закону дети не обязаны летом посещать школу. Но когда при мне одна девушка решила похвастаться тем, что в их школе не было летних занятий, все сидящие рядом китайцы неодобрительно закачали головами: "Это плохая школа"...

Школа как среда обитания

Система образования в Китае серьезная, очень серьезная, настолько серьезная, что за 3 тысячи лет ни разу не улыбнулась. Смотрю я на своего младшего брата, "задолбанного" тремя языками, и думаю: "Не знает он своего счастья!" В китайских школах звонок собирает жаждущих науки в 7.30 утра. Надо успеть позавтракать, большой перемены после второго урока не дождешься, даже если желудок уже пригласил в гости "Даниссимо". Поэтому не позже, чем в 6.30 даже недалеко живущему школьнику будильник поет на ухо бодрую песенку: "Цзао шан хао!" Первый урок - гимнастика тай-чи. Здесь ученики занимаются тем же, чем и пенсионеры в 5 утра на набережной: высвобождают созидательную жизненную энергию в организме. В 11.30 - перерывчик, довольно ощутимый (3 часа), но придуманный никак не для самопроизвольного времяпровождения. За это время необходимо добраться до дома, плотно пообедать и хорошенько поспать. Китайскому ребенку даже в голову не придет променять дневной сон на компьютерную стрелялку. Иначе ему просто не выжить в этом ?познавательном? марафоне.

В 14.30 родные классы вновь заключают детей в свои прочные кирпичные объятия, на этот раз до пяти вечера. Думаете, это все? Да, в 17.00 школяра можно назвать вольной птицей, но всего лишь на два часа. Как же, семейный ужин - святое дело! А в 19.00 неунывающий велосипед отвезет своего прилежного хозяина на трехчасовое самосовершенствование. Родители отдыхают! Во всех прямых и иных смыслах. И правда, что им переживать, ведь горячей и всеобъемлющей любви у школы хватит надолго и на всех! Туговатую лямку самообразования юные бурлаки обычно тянут в библиотеке. И, сложно, даже невозможно, поверить, что ни один глаз, ни живого, ни электронного Аргуса, не осуществляет неусыпный надзор за жизнелюбивыми созданиями. И при этом - тишь да гладь, как перед первым днем творения... даже оторопь берет. Учитель, конечно, присутствует, где-то там попивая зеленый чаек, но не для стойкого стояния над нежной детской душой, а чтобы ответить на вопросы, будоражащие пытливые умы отроков.

Но... вернемся к школьному расписанию, ведь есть еще порох в школьных ранцах! Тимуровцы от науки, может и рады бы еще поциркулировать энерготоками головного мозга среди библиотечной пыли, но дома ждет - не дождется их добрых рук объемистое домашнее задание. А Оле-Лукойе уже устал держать свой сонный зонтик...

И завтра снова в 6.30 весело заверещит будильник. "А когда экзамены, надо встать в 5.30",- вносит свою лепту мой китайский приятель и кротко, совсем как Будда, улыбается при этом.

В.И.Ленин - китайский шпион

Ответная улыбка получается у меня кисловатой. К сожалению, мое демократическое детство не могло ежедневно лицезреть бессмертные слова Владимира Ильича о пользе учебы: буквы, несущие свет правды, убрали из школьного вестибюля в подсобку. Как знать, может и я бы побольше пропиталась живительной миррой того завета, но признаюсь, личные воспоминания не позволяют мне представить себя с радостью спешащей в школу три раза на дню. Моя душа поэта устроила бы с десяток русских бунтов или умерла бы с тоски, а китайский-то школяр тоже ведь не маг и волшебник, ан нет, жив Курилка! И будет жить, поскольку страшнее китайской школы зверя нет. С ее легкой руки жизненные реалии покажутся юноше, обдумывающему житье, сущей ерундой. Даже вселенский закон о черно-белой полосатости жизни на китайского ученика не работает: беспросветная учеба чередуется с каникулами только два раза в год, зимой и летом. Да и то, если вспомнить вышеизложенное, каникулами назвать этот продукт педагогической мысли язык не поворачивается.

Несмотря на то, что мне, отличнице в четвертом поколении, повернутой на учебе, страшно представить себя учащейся китайской школы, я снимаю все существующие на белом свете головные уборы перед столь героическими усилиями. И никогда не рискну обозвать подобные усилия - насилием, а настойчивость, с коей эти усилия прикладываются, - занудством.

Логическая цепочка причин, по которым возможен столь самоотверженный и непосильный труд на образовательном поле, до боли проста и понятна: собственное прекрасное будущее в условиях экономической глобализации зависит от твоего рабочего места (кресло директора компании или скамейка в коридоре ожидания трудовой биржи ...). Острая конкуренция при трудоустройстве нипочем только прилично образованной личности, то бишь от результатов вступительных экзаменов в вузы всецело зависит судьба человека, и если учесть, что число мест в них строго ограничено, а желающих присесть даже не в десятки, - в сотни раз больше, - выходит, что для китайца успешная карьера начинается уже в школе, если не в детском саду. Страна, сияющая сегодня фейерверками разноцветного неона, весьма озабочена воспитанием креативных детей. Плюс еще традиционно высокий престиж образования и важность сохранения "лица" семьи, просветленного конфуцианской мудростью, - вот и сложены пазлы на картинке, при виде которой дух захватывает от умиления. "Учиться, учиться и учиться!" - устами Ленина глаголет китайская истина.

Ли Ми при свете светлячков

И все-таки нешуточная страсть к знаниям у детей Поднебесной - это вещь в себе, явление того же порядка, что и ген послушания. Споры учебоголизма носятся в китайских просторах уже пять тысячелетий. Древний трактат радостно сообщает нам: "Необходимость прилежно учиться глубоко проникла в сердце каждого китайца. Можно привести много примеров студентов, которые добились больших успехов, несмотря на бедность или отсутствие способностей. Один из них привязывал голову к перекладине и, когда начинал засыпать, живо просыпался и вспоминал о книге. Другие студенты учились во время работы, как Ли Ми, который ездил на своем буйволе с книгой в руке, а остальные книги привязывал к рогам животного. Те, у кого не было денег, чтобы купить лампу, приносили в комнату мешок со светлячками, или читали при свете, который отражается от снега, незазорным считалось проделать дырку в стене, чтобы пользоваться освещением соседа"... Как никак "воровство" во имя благородной цели! Воины Народно-освободительной армии Китая старались учиться даже во время маршей и походов. Обычно они вешали листы с написанными иероглифами на спину впереди шагающему солдату и заучивали их на ходу. Архимедов рычаг автомата по производству усердия работал по такой схеме: хочешь место под солнцем - вперед, к знаниям! Путь ко всем высшим должностям для человека любого сословия лежал через сдачу государственных экзаменов. Авторитет грамотеев-умников был очень велик, в стране возник фантастический культ грамотности. Слой интеллектуалов, которые взяли в свои руки образование и управление, занял в Китае место, которое в других обществах занимали дворянство, духовенство и бюрократия, вместе взятые. Кстати, этот замечательный культ оказался весьма живуч. И сегодня практически все руководство Китая имеет ученые степени в области новых технологий, полученные на Западе. Да, кому-то Митрофанушки, а кому-то - Ли Ми... Семья тоже пела ведущую партию, родители в поте лица участвовали в этой борьбе за существование. Дать ребенку образование, вывести его в люди - это не просто мечта, а дело всей жизни всех китайских пап-мам. Ради этой цели семья копит, собирает по родственникам, занимает у соседей, продает все, что можно, и жертвует, чем угодно. Классический китайский отец считал, что "чем растить сына неучем, лучше растить свинью". Поэтому первыми, а часто и единственными игрушками ребенка, были письменные принадлежности и листки с иероглифами. Когда ваш малыш будет старательно закрашивать очередной хвост какого-нибудь Микки-Мауса, представьте, что где-то далеко крошка-китаец тоже держит в маленьких ручках кисточку, только закрашивает он иероглифы, обведенные красным контуром. Со стороны посмотришь - душа поет, а на деле - труд, похуже шахтерского. Надо сказать, узнав о том, что в Древнем Китае детишек кормили "познавательной" пищей с трех лет, мой дух слегка перехватило, но, когда в самом живом и искрометном настроении, знакомая парочка китайских родителей поведала, что сейчас в детских садах КНР алчущих и жаждущих младенцев подкармливают наукой с 1,5 лет, поток моего великого и могучего, правдивого и свободного иссяк...

Китай ставит на интеллект

Закончив школу, китайские выпускники сдают два типа экзаменов: школьные, включающие все предметы, которые преподавались в школе, и государственные (от четырех до шести предметов, три из которых обязательны: китайский и английский языки и математика, остальные - по выбору). Школьные нужны для того, чтобы закончить школу, а государственные, соответственно, для того, чтобы иметь возможность получить высшее образование. По результатам госэкзаменов принимают (или не принимают) в высшие учебные заведения пяти категорий. Первые две категории принадлежат университетам, третья - институтам, а четвертая и пятая означают учебное заведение вроде специального или технического училища. Школьные выпускные экзамены гораздо легче государственных, и, как правило, их сдают почти все. А вот если провалены государственные экзамены, их можно пересдать в следующем году, на это не существует ограничений. Но вдруг прожитый без науки год не дает покоя, денег куры не клюют, а студак технического училища не согреет душу? Тогда можно отправиться поискать университетского счастья на чужбине. Китай настолько озабочен проблемой взращивания креативных сограждан, что открыл не только окна, но и двери в Европу и подальше. Целые толпы молодых подданных Поднебесной с утра занимают очередь у иностранных посольств. Ежегодно в США уезжает около 40 тысяч студентов, в Европу - 20 тысяч.

Китайцы по сути своей не взрывоопасны. У них иная тактика. Вы и сами не заметите, как потеснитесь. Пока мы в нашей стране не сеем, не жнем, вместо лекций и семинаров торчим в пробках, а библиотеке предпочитаем ночной клуб, они учатся, учатся и учатся. Мы наивно думаем, что все китайцы на наших рынках; но эту хитрую и ничтожную (в смысле - очень маленькую) часть никак нельзя ассоциировать с "типичными гражданами Китая". Честно говоря, "типичные" даже не считают их за своих соотечественников. И пока мы посмеиваемся над ними в счастливом неведении, восточный сосед, что крыловский муравей, заливает прочный фундамент качественного образования, чтобы возвести на нем крепкие стены своего благополучия. И как бы нам не услышать бессмертные строчки в свой адрес: "вы все пели"..?

И когда наши преподаватели, поработавшие в китайских вузах, с ужасом в глазах рассказывают: "Зашла в 8 вечера в университет, книгу взять, заглянула в аудиторию, а там - три сотни студентов, - и все домашнее задание делают. И тишина... как на кладбище", я знаю - это не миф. И когда китайская первокурсница рыдает в деканате из-за того, что "русские студенты не дают ей учиться" (а ситуация для нас более чем естественная - "преподаватель за дверь - студенты на ушах"), я верю - ее огорчение искренне. И когда ректор ведущего московского вуза, курируемого ни много, ни мало могущественным "Газпромом", посмотрев учебные аудитории пекинского университета, устало констатирует: "Мы безнадежно отстали", я соглашаюсь - это так. Может, нам стоит научиться учиться?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно