523

Как папино наследство построило капитализм

Оказывается, что в истории развития стран, которые многие экономисты сейчас ставят в пример, есть одна общая закономерность. Все они, в отличие от нас, прошли через майорат - закон о наследовании имущества старшим сыном. Социолог Александр СИНЕЛЬНИКОВ считает, что именно это и сформировало те отличия в укладе жизни, из-за которых так трудно и так больно приживается у нас западная модель экономики...

Удел младших детей

Со времен Карла Великого, жившего в VIII-IX веках, и до XIX века в Западной Европе дома и земли наследовали только первенцы. Другие дети получали наследство лишь деньгами и движимым имуществом. Это было для них, конечно, невыгодно - ведь даже сейчас главную ценность представляет недвижимость. Но такой порядок был нужен королям: младшие сыновья поступали на службу, а старшие, даже если они не служили, воспитывали будущих воинов. Одобряла майорат и церковь. Католическому духовенству до сих пор запрещено жениться. В средние века оно пополнялось младшими сыновьями дворян, приносившими с собой церкви немалые суммы. Закон о майорате распространялся лишь на высшие классы, но и низшие подражали им. Крестьяне тоже не хотели делить дома и земли. Поэтому именно из-за майората постоянно появлялись как дворяне, так и крестьяне без земли.

Чтобы создать материальную базу для построения семьи, младшие дети дворян поступали на военную или гражданскую службу, становились купцами и промышленниками. Младшие сыновья крестьян шли в батраки, в наемные рабочие, а дочери - в прислугу, чтобы заработать на приданое. Многие из младших детей были талантливыми и целеустремленными, открывали и покоряли новые земли за океанами, делали научные открытия и изобретения, двигали общество вперед.

Te, кому удавалось нажить капитал, создавали семью уже не в юном возрасте. В Европе в XVII - XIX веках многие мужчины вступали в брак только после 30 лет, женщины - после 25, а 10-20% так и оставались безбрачными.

Именно благодаря майорату снижение смертности в Европе в XVIII - XIX веках не привело к такому "демографическому взрыву", который произошел в странах Азии и Африки в 1950 -1980-х годах. Майорат не только сдерживал рост населения, но и ускорял социально-экономическое развитие. Из-за уменьшения смертности возросло число семей, имеющих несколько взрослых детей, и проблема младших сыновей обострилась. Они пошли из сел в города, из аграрного сектора - в торгово-промышленный, проявляя при этом деловую активность. Это и способствовало переходу Европы к капитализму.

Всем сестрам - по серьгам

В России же все сыновья получали свою долю наследства, всем дочерям родители давали приданое. Женились и выходили замуж, не ожидая наследства, а рассчитывая на помощь родителей, поэтому в брак вступали раньше, чем на Западе. А доля холостых и незамужних к 40-49 годам составляла, по переписи 1897 г., лишь 4% у мужчин и 5% у женщин. Для возникновения майората в России не было условий. Плотность населения была ниже, чем в Европе. Крестьянские общины периодически перераспределяли землю в пользу больших семей. До начала XVIII века дворяне получали поместья лишь во временное пользование за службу. Сын покойного дворянина просил царя дать ему отцовское поместье "в пользование". Правда, в этом редко отказывали. Княжеские вотчины были личной собственностью, но наследовались всеми сыновьями, из-за чего обеднели многие знатные роды.

В 1714 г. Петр I издал Указ о единонаследии, в котором поместья были признаны неделимой собственностью дворян. Помещик должен был завещать имение одному сыну. При отсутствии завещания все доставалось старшему. Царь полагал, что эта мера приобщит Россию к западной цивилизации, предотвратит обнищание помещиков и заставит многих дворян служить, чтобы заработать себе на жизнь. Но подданные считали закон варварским. История рассудила, кто был прав: во всем мире сейчас признается несправедливым дать одному из детей все, а другим - ничего.

На Руси не было освященной церковью морали, утверждавшей право первородства. Духовенство считало (как и весь народ), что единонаследие вносит раздор в семьи, и не хотело пополняться младшими сыновьями дворян - и для своих детей не хватало приходов. Когда Петр I старался приучить своих подданных к единонаследию, во Франции были изданы "Персидские письма" Монтескье, где оно подверглось критике. Русские знали об этом от иностранцев, состоявших на царской службе. Многие из них были младшими детьми и отзывались о майорате нелестно. В 1731 г. Анна Иоанновна отменила указ Петра I, насаждавшего майорат "кнутом".

В начале XIX века Александр I пытался вновь ввести майорат с помощью "пряника": он разрешил владельцам крупных имений переводить их на режим единонаследия - такое имение считалось "заповедным" и не подлежало продаже за долги. Мало, кто использовал это право, - российская мораль не позволяла обделять детей.

Если посмотреть на уровень рождаемости и смертности, характерный для Европы в XVIII -XIX веках, можно увидеть, что среднее число детей, доживающих до 20 лет, было близко к 3, в том числе сыновей - к 1,5. То есть младших сыновей было примерно вдвое меньше, чем первенцев. Младшие проявляли деловую активность, особенно в торговле и промышленности. Это способствовало развитию капитализма и формированию среднего класса - опоры всех демократий. В России, где майорат не привился, средний класс был слишком слаб.

Мы наш, мы новый мир построим...

Идея раздела имущества богатых между бедными осуществима там, где население состоит из кучки богачей и массы бедняков. Если преобладает средний класс, никто не может лишить его собственности. Майорат опасен там, где среднее число детей в семье больше 4, а сыновей - больше 2. Но поскольку майорат снижал брачность и рождаемость, такой уровень детности семей при нем не наблюдался. Во время французской и других буржуазных революций XVIII - XIX веков, а также мирных демократических реформ в Европе в XIX веке энергичные обездоленные младшие сыновья утвердили принцип равенства и добились отмены майората. Но средний класс (первенцы-собственники и их разбогатевшие младшие братья) не допустил ломки отношений собственности, какая произошла у нас после 1917 г.

Идея равенства популярна до сих пор. Но при майорате семья, школа и церковь внушали всем, что самый несправедливый вид неравенства: право первородства - священно. Оно не имело таких оснований, как отцовская власть, особенно при малой разнице лет между братьями. Младший сын знал, что отцом он когда-то станет, а сыном-первенцем - вряд ли. Некоторые младшие сыновья дворян возмущались этими законами и возглавляли народные восстания. Но они, как правило, подавлялись - большинство уважало право первородства и не выступало против властей.

В эпоху майората смертность была высокой, и детей рожали "сколько Бог даст", надеясь, что хоть один выживет. Если выживало несколько сыновей, недвижимость наследовал старший, второй становился военным, а третий - священником. Родители завещали все первенцу, чтобы он жил с ними и заботился о них в старости, выдавали замуж лишь старшую дочь, а младшей приданого не давали, и она оставалась старой девой в отчем доме. Это считалось естественным. До XVIII - XIX веков мораль оправдывала как сам майорат, так и его первопричину - родительский эгоизм.

В наше время во всем мире почти все молодые пары стремятся уйти из отчего дома. Их не прельщает ни помощь старшего поколения в уходе за детьми, ни перспектива получения львиной доли наследства. Рост продолжительности жизни настолько отдалил эту перспективу, что и майорат, и минорат (преимущественное право младшего сына на наследство) потеряли свой смысл. В наше время человек до 50 лет - обычно еще не сирота.

Майората на Западе больше нет, но родительский эгоизм остался. Многие родители видят во всех взрослых детях, а не только в младших, "отрезанный ломоть". Они приходят на помощь детям в тех случаях, когда те болеют, теряют работу, разводятся, но не тогда, когда дети просто мало зарабатывают. Нередко дети богатых людей живут скромно. Чтобы повысить доходы, им приходится проявлять деловую активность, без которой немыслим капитализм.

Майорат имел плюсы и минусы. Он обездолил многих, помешал им создать семьи. Но наибольших экономических успехов добились страны Европы, прошедшие через майорат, а также Япония, где майорат отменили лишь после второй мировой войны. В США, Канаде, Австралии майората не было, но большинство жителей этих стран - потомки европейцев, воспитанные на европейской морали. Остальные народы позже пришли или вообще не пришли к капитализму и даже при рыночной экономике уровень жизни у них ниже, чем у народов, переживших майорат.

Весь мир, в том числе и Россия, не может полностью повторить путь, пройденный странами Запада и Японией. Майорат у нас не введешь. Он несовместим с моралью XXI века, а при нынешней малодетности вообще бессмыслен. Сейчас сбережения обесценены, родителям трудно помогать детям. Станет ли при этом молодежь самостоятельнее или, как родители, будет рассчитывать на помощь государства? Могут ли у нас отношения поколений строиться по западному, и будет ли это для нас шагом к лучшему? Эти вопросы еще ждут ответов...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно