Примерное время чтения: 4 минуты
370

Ник Кейв: Циничный мудрец

Осенью Нику Кейву исполнилось 45 лет. Правда, внешне с годами он почти не меняется: постоянно угрюмый, худой, нескладный. Всегда в строгом темном костюме, болтающемся на нем как на вешалке, с прямыми черными, доходящими до плеч волосами и взглядом фанатика. Когда он, подпрыгивая и изгибаясь, мечется по сцене, кажется, еще минута-другая и он превратится в ворона, прокаркает до конца свои мрачные пророчества и вылетит в окно. Но не это ли самый подходящий образ для рассказчика странных историй? Историй о призраках, загадочных исчезновениях, мертвецах и таинственной любви. 3 февраля появился еще один альбом таких историй, названный автором "Nocturama".

С момента выхода "No More Shall We Part" (предыдущей пластинки Кейва) Ник продолжал сочинять песни, боясь остановиться и потерять вдохновение. Писать песни "по Кейву" - значит приходить каждый день в маленький кабинет и, прячась от посторонних глаз, просиживать долгие часы в раздумьях, воображая подробности жизни будущих героев. И в итоге - 10 композиций, зрелая работа, в которой лирическая тоска по прошлому и величественная просветленность соседствуют с мрачным, демоническим весельем. Технический секрет этого путешествия в юность довольно прост: альбом записан всего за 7 (семь!) дней.

Ник Кейв: Идея была в том, чтобы полностью отбросить всякую мысль о какой-либо изощренности и сделать запись так, как в старые времена. Сидя за пианино, я показывал наброски музыки и текст, затем убирал листок в сторону и приступал к следующей песне. Я не мучил себя сомнениями, не играл одно и то же снова и снова. Песни придуманы, и этого достаточно... Раньше на "No More Shall We Part" я тщательно аранжировал каждый фрагмент, прежде чем прийти в студию. Такой подход очень ограничивал творчество остальных участников группы. Теперь все аранжировки сделаны совместно, и я считаю, что так гораздо лучше.

Самой циничной историей с диска "Nocturama", безусловно, является песенка "Dead Man In My Bed", в которой расстроенная домохозяйка истязает труп мужа. "Я бы приготовила ему что-нибудь вкусненькое, а он отказывается мыть руки", - жалуется дама. Возмущенная такой черствостью и отвратительным зловонием трупа, она тычет в него палкой, но без толку... Мертвец в постели остается таким же безучастным, как прежде. Автор скромно назвал "Dead Man In My Bed" "забавно-мрачноватой песней о браке".

Впрочем, на "Nocturama" главные песни все-таки светлые, многие из них о детстве, любви или Боге: ностальгическая "There Is A Town", трогательная и нежная "Rock Of Gibraltar", задумчиво-философская "Wonderful Life". В каждой есть тонко переданное настроение, удачные образы и сильные метафоры.

Н. К.: Я доволен стихами. В них вложено слишком много сил. Почему я должен отказываться от того, что чувствую себя серьезным поэтом. Я горжусь этим диском.

Альбом назван "Nocturama" по одноименной песне. Однако именно эта композиция у Кейва "не получилась" и осталась лишь в черновиках. Еще одна любопытная деталь: диск записывался не как обычно в Лондоне, а в родной для певца Австралии - в Мельбурне.

Слушая двенадцатый по счету альбом Кейва "Nocturama", понимаешь, насколько все-таки уникален его автор. Часто повторяя, что песни есть источник самопознания, Ник Кейв оставляет за собой право стоять в стороне от "главной дороги современного рока", с интересом обнаруживая в глубинах собственного "я" и разъяренного панка, и безмятежного мудреца.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно