Примерное время чтения: 4 минуты
324

Иван Купала: Возрождение фолка

Вкратце. На их концертах люди начинают улыбаться со второй минуты выступления. А к концу уже водят хороводы и резвятся как дети. Лучше всего их воспринимают в Астрахани, Самаре, Волгограде. Единственный город, в котором люди не понимают их творчество, - родной Питер. Одноименный праздник для участников группы важнее Нового года. В ноябре 2002 года "ИВАН КУПАЛА" выпустили свой второй альбом "Радио Награ".

- Чем ваш последний альбом отличается от предыдущего?

Денис Федоров: Основное отличие в том, что он чуть пожестче первого, в нем более глубокие песни.

- Как в городах России отмечают праздник, в честь которого вы назвались?

Алексей Румянцев: Для Питера, Москвы и больших околостоличных городов праздник Ивана Купалы - диковинка. А в Сибири, например, его отмечают так же, как Новый год. Там у них в этот день любят обливать друг друга водой. Если тебя кто-то с балкона окатит, а ты в это время будешь с дипломатом и в шляпе, заявление в милицию не примут. Вообще, чем дальше от центра, официоза, власти, тем сильнее традиции. Так же и с верой у них: например, в доме за иконкой может идол стоять. Куча староверов.

- Откуда вы берете песни, слышала, что ездите по глубинке и собираете их?

Д. Ф.: Были такие эксперименты. Но ездить в экспедиции - это работа, которой люди посвящают всю жизнь. Большинство материалов мы берем в фольклорных архивах или у знакомых коллекционеров.

А. Р.: Кстати, инструментальные моменты принадлежат не только нашей стране. Это и Белоруссия, и Украина. А также различные диалекты от Крайнего Севера до юга России.

- Значит, песни, с которыми вы работаете, - самые что ни на есть настоящие древнерусские?

Д. Ф.: Многие записи, с которыми мы работали, датированы 1960-1970-ми годами, и видно, что коммунистическая власть подрубила фольклорную музыку на корню. Произошла четкая замена народного искусства. Например, "Калинки-малинки" раньше не было.

А. Р.: Именно тогда возник фольклорный официоз, который явился замещением народной музыки, которая раньше была абсолютно неглянцевая.

Д. Ф.: Я вообще не любил фольклорную музыку, потому что не слышал настоящей. Когда мы первый раз познакомились с творчеством группы "DEEP FOREST", то задались целью узнать, что же собой представляет наш фольклор. Мы познакомились с фольклористами, услышали записи и были удивлены, так как это совершенно другая музыка.

А. Р.: Сейчас уже, к сожалению, аутентичных исполнителей с каждым годом становится все меньше. Например, десять человек из двенадцати того фольклорного ансамбля из Брянской области, который записывал "Кострому" в 1992 году, уже умерли. Старенькие все.

- А как эти люди отнеслись к вашей идее соединения фольклорных песен с современной музыкой?

А. Р.: Положительно, в отличие от многих фольклористов, которые занимаются сбором песен.

- Вообще приятно иметь дело с людьми, которые намного старше вас?

А. Р.: Очень. Они отличаются от нас. У них нет многослойности образа, когда с одним человеком они ведут себя по-одному, а с другим - по-другому. К тому же они деревенские жители, а, по-моему, такие люди лучше тех, кто живет в городе.

- Но сейчас с вами выступают молодые женщины. А как же бабушки?

Д. Ф.: С бабушками сложно. Они боятся света, огня, самолетов, дыма. Мы нашли фольклористок, которые изучали фольклор и не один год жили с такими бабулями в избах, перенимая традиции.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно