Примерное время чтения: 7 минут
202

Хорст Таппе: 4 тысячи лиц в объективе

ШВЕЙЦАРСКИЙ фотохудожник Хорст ТАППЕ всю жизнь снимал мировых знаменитостей, сам оставаясь при этом в тени. Объектив его аппарата запечатлел около 4 тысяч известнейших людей мира искусства, в том числе 16 лауреатов Нобелевской премии. Пабло Пикассо, Чарли Чаплин, Жорж Сименон, Альфред Хичкок, Габриэль Гарсиа Маркес, ну и, конечно, один из любимых героев фотомастера - Владимир Набоков. Сейчас Хорст Таппе готовит избранные фотографии писателя для выставки в Париже и Нью-Йорке.

Тот самый Nabokoff!

- КАК вы познакомились с Набоковым?

- Это было зимой 1962 года. Я пришел к актеру Питеру Устинову в отель "Montreux Palace", чтобы подготовить фотосъемку. И именно от Питера случайно узнал, что этажом выше живет и пишет свои книги Владимир Набоков. Я уже слышал эту знаменитую фамилию. "Тот самый автор "Лолиты"!" - подтвердил Устинов. На следующий день я позвонил Набоковым. С тех пор и до самой кончины писателя в 1977 году мы время от времени устраивали "фотосессии" и, как мне кажется, оставались более чем приятелями.

- Значительная часть фотографий сделана вами в "Монтре Палас", где семья Набоковых прожила более 16 лет. Как вам кажется, почему в швейцарский период своей жизни писатель предпочел жить в отеле?

- Сам Набоков объяснял это так: жизнь в отеле привлекательна тем, что упрощает почтовые хлопоты, избавляет от неудобств, связанных с обладанием недвижимостью. И, главное, такой образ жизни утверждал его любимую привязанность - к свободе.

Ловец бабочек

- ВОТ интересный, почти репортажный снимок 1964 года: импозантный Набоков покупает утреннюю прессу в привокзальном газетном киоске Монтре. В его руках журнал "Time" поверх стопки газет. На полках киоска - книги Сименона...

- Набоков любил покупать газеты и журналы именно в киосках у вокзала. Но бывало, что заглядывал и в другие. Таким образом, он давал "шанс заработать" каждому знакомому киоскеру... Жоржа Сименона я тоже, кстати, много снимал. Здесь же по соседству, в Веве, жил Чарли Чаплин, с ним очень легко работалось. Я приехал сюда из Германии молодым человеком в школу фотографии в Веве на шесть месяцев. И остался на всю жизнь. Может, потому, что в то время, в 60-е годы, здесь, на берегу Женевского озера, можно было встретить очень многих известных людей. Впрочем, как и сейчас. Разница в том, что раньше знаменитости были более доступны. Телевидение и развитие медиабизнеса сильно изменило ситуацию.

- Однако, насколько известно, Набоков отнюдь не отличался большой открытостью для журналистов и фоторепортеров. Или просто вас лично это не касалось?

- Владимир и Вера Набоковы мне помнятся очень милыми, приветливыми людьми. Хотя я слышал, конечно, что Набоков - "сноб", "нелюдимый мечтатель" и т. п. Я всегда легко дозванивался до них. Главное, они просили звонить или к 8 утра, или ближе к 6 вечера, когда писатель не был особенно занят. Набоков приглашал меня в альпийские поля охотиться за его любимыми бабочками. Пару раз со своим фотоаппаратом я "поохотился" не столько за бабочками, сколько за их ловцом. В поле же неподалеку от местечка Церматт я сделал тот снимок Набокова, который стал одним из его любимых. Владимир - в намокшей куртке, с накинутым до глаз капюшоном, улыбающийся куда-то мимо камеры. Ему настолько понравился снимок, что он настоял на его публикации в уже практически подписанном к печати романе "Бледный огонь" в 1962 году.

- Вы наверняка и про набоковские причуды много знаете?

- Да, это был страстный человек во всем. В той же охоте со своим сачком... Однажды в Монтре я встретил его жену Веру. "А где же господин Набоков?" - поинтересовался я. "О! Вы же знаете, как это бывает весной. Он ездит еженедельно в Лозанну, шорты примеряет..." В самом деле, Набоков чуть ли не каждый апрель отправлялся к портному, который был большой мастер именно по шортам. Ездил он, кстати, в близлежащие города всегда или поездом, или на машине, которую водила Вера. Сам он водить не умел и, кажется, мало интересовался техникой.

Он не любил раздавать автографы. И этим обстоятельством отлично пользовались... официанты отеля. Дело в том, что Набоков временами спускался со своего 6-го этажа пропустить стаканчик виски. И подписывал, конечно, предъявленные счета. Официанты же просто вырезали со счетов "автографы" знаменитого писателя и удачно продавали их американским туристам. Набоков об этом знал и продолжал игру.

Я также попросил его однажды дать автограф на его вышедшей из печати новой книге. Набоков согласился, предварительно как бы посоветовавшись с Верой: "Не беда, если я оставлю нашему другу свой автограф?"

- Вы с Набоковым говорили по-немецки?

- По-французски, иногда по-английски. Немецкий он, кажется, понимал, но говорить на нем или не желал, или не мог. Он, чувствовалось, не любил Германию, хотя и прожил там 15 лет в молодости. Может, потому, что в Берлине в 1922 году русский экстремист застрелил его отца, а младший брат Сергей был замучен в нацистском концлагере. При этом он признавал, что среди немцев у него есть три приятеля - его издатель, переводчик и... его фотограф.

В нужное время в нужном месте

ХОРСТ Таппе снимает преимущественно писателей и художников. Может быть, потому, что этот "цех" менее избалован массовым вниманием в сравнении со звездами поп-музыки или спорта. На стенах его дома в Монтре своя портретная галерея, итог 40-летней карьеры фотографа. Классика ХХ века: Шагал, Хичкок, Дали, Пикассо, Маркес, Чингиз Айтматов...

Пикассо, например, сам пригласил фотографа к себе домой. Это было на одной из выставок художника на юге Франции. Таппе как раз старался запечатлеть знаменитость на шумной презентации, тихо ругаясь на ненавистный неоновый свет.

Не его это стиль - работать в толпе, толкаясь локтями. Вдруг Пикассо сам подошел к фотографу с просьбой "прислать пару снимков". Таппе попросил о "рандеву", так и договорились о съемке прямо в мастерской художника.

Габриэль Гарсиа Маркес часто бывает в Европе - но об этом мало кто знает. Как правило, он останавливается в небольших отелях, подальше от назойливых журналистов. У фотографа Таппе есть нужные связи, потому ему и стало известно, что колумбийский писатель приехал с семьей в Церматт. Таппе снял номер в том же (весьма дорогом) отеле. Семейство Маркес завтракает в ресторане отеля. Хорст Таппе уже сидит там и заказывает себе очередной кофе в ожидании возможности заговорить с писателем. Вдруг вся семья заторопилась куда-то, оставив "падре" наедине с газетой... Вскоре по миру разошлись фотографии писателя, который с тех пор называет Хорста Таппе по-дружески - "амиго".

Фотограф Таппе снимает своих героев в черно-белом или цветном изображении, используя классическую технику съемки и печати. "Ни одна галерея или солидное издание не примут фотографию, сделанную цифровой камерой. По крайней мере, пока, - говорит он. - Разница - примерно как между пиццей, испеченной в печи или в микроволновке.

Фотографии любезно предоставлены автором - Хорстом Таппе. Перепечатка и копирование, в том числе с использованием электронных носителей информации, интервью и фотографий запрещена в соответствии с Законом об охране авторских прав.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно