Примерное время чтения: 7 минут
63

Письма из Ирака

"Здравствуй, дорогая!

Вот я и на месте. Наша база размещается недалеко от Басры, где в общем-то безопасно, так как недовольное местное население больше концентрируется на багдадских точках, где базируются американцы. Нас же в большинстве случаев не трогают. Так что не волнуйся, со мной все будет в порядке. База огорожена высокой стеной с колючей проволокой поверху. Порой залетают снаряды во время ракетных атак, но они падают далеко от моей палатки..."

ЭТО письмо подполковника британской армии. Из Ирака. Жене.

Письма с фронта, как и полагается, приходят не в обычных конвертах, а хитро сложенными. На каждое отпущена только одна сторона голубого листка...

Пройду по Пиккадилли

ЖИЗНЬ здесь течет своим чередом, практически ничем не отличаясь от армейских будней в других регионах. Народ на базе "развлекается" как может. Чего стоят хотя бы названия улочек между бараками, ангарами и прочими строениями! Уайтхолл и Даунинг-стрит - там расположены командные посты. Двери госпиталя и зубоврачебных кабинетов открываются на Харлей-стрит, а улочка, на которой расположились торговые палатки, ясное дело - Оксфорд-стрит. Имеется и Парламентская площадь, и Пиккадилли, и даже Букингемский дворец, правда, размерами поменьше. Военному госпиталю "присвоено" название одной из самых лучших лондонских клиник, наверное, чтобы поддержать дух раненых: все-таки не где-нибудь лечат, а в "самой-самой" клинике. А то, что потолок в супербольнице из брезента и снаряды порой свистят, то это, как говорится, дело житейское.

"Харродс" в пустыне

МЕСТНОЕ население, несмотря на непримиримую ненависть к интервентам, не брезгует на них подзаработать. На всем протяжении нашей Оксфорд-стрит стоят торговые палатки, торгующие контрабандой и пиратскими дисками. Командование на это смотрит сквозь пальцы - пусть уж лучше прямо на базе торгуют, чем солдаты начнут бегать к ним за территорию лагеря и подвергать себя опасности. Самая большая торговая палатка, конечно, называется "Харродс" и имеет одно несомненное сходство со своим лондонским прототипом - оба принадлежат арабам. Купить здесь можно что угодно, но исключительно за доллары. Иракцы признают только одну вещь, связанную с Америкой и американцами: их валюту. Сервис в магазине налажен на высшем уровне. За несколько долларов можно приобрести телевизор, видик, диски и кассеты к нему. Все контрабандное или откровенно левое. Если не нашел того, чего хочется, "только скажи, дорогой, завтра будет". Не работает телевизор, приноси - заменят. Торговаться можно, как на восточном базаре, а то никакого удовольствия от покупки. Но вот что касается сигарет, то цены здесь твердые и торг, как говорится, неуместен.

Бумагу я ворую: дефицит...

ОБЩЕГО руководства на базе нет. У каждого подразделения свой начальник, и они, как водится, друг с другом имеют массу разногласий. Кстати, я всегда считал и остаюсь при своей точке зрения, что долго оставлять одного и того же человека на таком посту, да еще далеко от Большой земли, довольно опасно - крыша едет. Госпиталь представился мне в ужасающем состоянии - нет того, нет сего. Один-единственный компьютер на всю "лучшую клинику", да и то без принтера. Официальные письма и донесения, а также запросы на медикаменты приходится писать от руки на бумаге, которой тут не хватает катастрофически, так что ее все друг у друга таскают по ночам. В темноте можно увидеть крадущихся по лагерю - от палатки до палатки - людей. Это не террористы, это те, кому нужна бумага, лишний стул в часть и прочие мелочи. Лагерь живет по принципу: что не приковано к месту и не заминировано - ничье, а значит, можно стащить на благо своего подразделения. Я, например, подворовываю бумагу для писем у инженеров, заодно и конверты прихватываю, чтобы потом выменять на дополнительные листы у них же, у инженеров. Все кладу под матрац, на котором сплю, а то сопрут.

Вчера ночью вместе с моим замом мы залезли в столовую и набрали там пластмассовых формочек для пудинга. В них удобно смешивать лекарства.

Пришли мне виски

КАКОЙ лагерь без бара? И у нас, конечно, такой имеется, только вот баром-то назвать его можно с натяжкой - ни тебе пива, ни виски с содовой. Сухой закон - это идея командира медицинской части, хотя он-то себе в рюмочке-другой не отказывает. Мужики выходят из положения как могут. Выручают, конечно, посылки из дома. Пьем за закрытыми дверями, накрывшись одеялом. Пришли мне виски - только маленькие фляжки, и обязательно заверни их - лучше всего в мои старые теплые носки.

Естественно, никто тут вдрызг не напивается - опасно, потому что ракетные атаки происходят в основном по ночам, а ну как сирену не услышишь! По сигналу тревоги залезаем под стол. Если ракета угодит прямо в палатку, то и стол, конечно, не спасет, но коли просто потолок обрушится, то, по крайней мере, не прямиком на тебя. Правда, врачам и под столом-то особо не отсидеться. Если атака затягивается, бежим в госпиталь, ведь там раненые, и они никуда спрятаться не могут...

У соседей все налажено

А ВОТ на американских базах все налажено на высшем уровне. И пиво в барах, и бумага в офисах. Во-первых, их армия уже до того привыкла быть "на выезде", что все детали отточены и выверены. За всю их долгую историю ввязывания в различные международные конфликты выработалась целая система поставок всего, что нужно, в любое время в любую точку планеты. Во-вторых, американцы сами по себе отличаются от нас. Например, я готов пожертвовать парой часов сна, чтобы пойти прикарманить у инженеров пару листов и иметь возможность назавтра написать отчеты и запросы. Американец в жизни этого не сделает. Нет бумаги - нет и отчета. Британская армия рассчитывает на изворотливость своих военных, американцы - на налаженность системы. А это большой плюс.

О чем говорят солдаты

О ЧЕМ мы тут друг с другом разговариваем? Наша армия настолько давно в Ираке, что разговоры о том, надо ли было ввязываться в эту войну или нет, уже даже и не ведутся. Беседы в барах поражают своей будничностью, начиная с того же самого бытового дефицита и кончая тем, какой последний фильм появился в местном "Харродсе". У нас, медиков, темы несколько разнообразнее. В наш госпиталь попадают не только британские солдаты, но и местное население. И если со взрослыми мы как-то справиться можем, то для детей практически ничего не предусмотрено, вот и приходится, оказав им первую помощь, отправлять несчастных в их больницы. Со свержением старого режима в стране начался какой-то дикий капитализм - в местных больницах цены взлетели до небес, а у родителей, как правило, нет денег на операции. На это тяжело смотреть.

А еще я тут думал о том, как странно отмечать 60-летие окончания одной войны, ведя другую...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно