Примерное время чтения: 7 минут
482

Изнасилованная по контракту

До переезда в Москву Марина жила в маленьком тихом городке. В своей школе она была признанной красавицей. Первые поклонники, ухаживания, поцелуи... В новой, московской школе на нее тоже сразу обратили внимание. Да и она прекрасно знала о своих достоинствах и решила использовать их в полной мере. С четырнадцати лет она уже стала ходить по различным кастингам, конкурсам моделей, однако серьезных предложений не подворачивалось.

И ВОТ очередной кастинг в роскошном отеле: Марина в купальнике проходит по подиуму, срывая дружные аплодисменты... Красивую, стройную, да еще и натуральную блондинку оценили по достоинству, но... увы - призовые места, как всегда, были распределены заранее. Ей уже давно даже не намекали, а прямо говорили, что путь к победе лежит через постель, но Марина неизменно отказывалась. Юная романтичная девушка, она содрогалась при мысли, что ее будет похотливо лапать и лишит девственности какой-нибудь "старый, противный, пузатый спонсор".

Но на выходе кто-то тронул Марину за локоть. Это была незнакомая молодая женщина. Ниже ее ростом, в темном костюме, с очень живыми глазами и вообще невероятно подвижная и энергичная.

- Не унывай. Они ничего не смыслят в женской красоте. Я думаю, ты нам подойдешь, будешь рекламировать мебель. Возможно, поместят на обложку. У тебя такая фотогеничная внешность, - заявила она сразу, с ходу, представившись "Машей из рекламной фирмы".

Марине предлагалось заключить контракт с модным - она это слово особо подчеркнула - кипрским журналом. Единственным условием контракта был очень скорый отъезд. Женщина достала из портфеля какие-то бумаги. Отобрала пару листов и ткнула пальцем, где Марине следовало расписаться. Та сделала это автоматически.

У нее сразу же поднялось настроение. В Москве - поздняя осень, слякоть, холодные дожди, хлюпающая грязь под ногами, а она летит в Никосию. На родину Афродиты. Солнце, море, песок, а главное - ее любимая работа. Позировать перед объективами фотокамер было для нее наслаждением.

Новая знакомая позвонила буквально через пять дней и радостно сообщила о том, что Марину нанимают за 300 долларов в сутки плюс авиабилеты в оба конца и полный пансион. Вылет через два дня. Марина поделилась радостью с родителями. Особенно счастлива была мать.

"Курочка" для "петушков"

В аэропорту выяснилось, что Марина летит в Стамбул.

- Это чартерный рейс на Кипр с посадкой в Стамбуле, так для компании дешевле, - пояснила ей Маша.

В Стамбуле Марину встретили два молодых здоровяка и с ходу ее огорошили: на ее место принята другая девушка.

Затем подсластили пилюлю: мол, здесь находится филиал кипрской фирмы, и руководство приглашает ее познакомиться и обещает по-возможности помочь решить проблему, а пока в любом случае приютить на три дня, до отлета назад в Москву.

С трудом сдерживая слезы, Марина села в машину, и они поехали куда-то за город - она толком в окно и не смотрела. Наконец подъехали к большому трехэтажному особняку. Вошли в дом. Там оказалось полно мужчин. Марина почувствовала себя очень неуютно. Но что поделаешь - где-то же надо переночевать. Ее провели в большую, красиво обставленную комнату. Она огляделась. Вскоре зашли двое молодых представительных мужчин. Представились владельцами крупной московской фирмы и этого дома. Попросили у нее паспорт. Пролистали и, оставив у себя, развалились в креслах.

- Значит, хочешь работать топ-моделью? А знаешь, что это такое? - спросил один из них с усмешкой. - Топ - от слова "топтать". Ну знаешь - мы петушки, а ты нашей курочкой будешь... Так что давай-ка раздевайся.

Марина испугалась так, что ее прошиб холодный пот. Все происходило как в страшном сне, не с ней, а с какой-то другой наивной девчонкой, беззащитно стоящей посреди комнаты перед злоумышленниками.

- Нет, пожалуйста, не надо... Не делайте этого... Отпустите меня... - слышала она свой голос, на ватных ногах пятясь к двери. Там ее остановили тут же появившиеся "крепыши"

- Как понимаешь, ты у нас не первая. Мы долго уговаривать не будем. Сама ведь видела - нас тут много, и мы все соскучились по "этому делу", - раздраженно прикрикнул один из мужчин. - Ну так как - сама разденешься или тебе помочь?

Поняв, что сопротивляться бесполезно, Марина обреченно выдавила из себя в попытке хоть как-то оттянуть грозящее ей насилие:

- Сама... Только мне сначала... в туалет... надо.

- Отведите ее в ванную, а то она сейчас прямо здесь от страха лужу наделает, - насмешливо приказал парням их босс и добавил уже для нее: - Слышь, и помойся там заодно как следует, чтоб чистая была, не потная. И побыстрее там...

Три кошмарных дня

Когда Марину, предварительно всю облапав, затолкнули в ванную комнату, у нее затеплилась надежда - там было окно. Она включила на полную мощь воду, открыла окно и высунулась. Второй этаж. Рядом - окружающие дом раскидистые деревья. Она встала на подоконник, потом переступила на толстую ветку, вскарабкалась вверх, потом спустилась вниз, спрыгнула на землю и вздохнула. Свободна! Рядом был спасительный лесок. Нагнувшись, чтобы ее не заметили из окон, она помчалась к нему. Во весь дух побежала вперед. Вскоре выбежала к какой-то деревушке. С холма заприметила полицейскую белую машину - и туда.

В полицейском участке ее встретили настороженно, если не сказать враждебно. Марина отчаянно просила дать ей позвонить в российское консульство. Полицейский все мотал головой - мол, не понимаю. Тогда она подбежала к столу и схватилась за телефон. Ее грубо отпихнули. Марина заплакала, но и это не подействовало. Полицейский тем временем принялся куда-то названивать, с кем-то громко переговорил, положил трубку и стал оживленно беседовать с коллегами. Они смотрели на нее и довольно улыбались. Не понравились ей эти улыбки. Тут дверь открылась, и у Марины все похолодело внутри. В участок зашли те двое, что встретили ее в этот день в аэропорту. Им турки ее и выдали.

- Ты пожалеешь, что родилась на свет, сука, - пригрозили ей, заталкивая в знакомую черную машину. Так оно и случилось.

В особняке ее держали три дня. Нещадно насиловали всеми мыслимыми и немыслимыми способами, дико издевались, мучали. На прощание припугнули: вздумает в Москве куда-либо обратиться - с ней жестоко расквитаются, а заодно и "ославят". Когда шестнадцатилетняя девчонка вернулась домой, на ней места живого не было...

Конвейер насилия продолжает работать?

Татьяне, тоже мечтающей о карьере топ-модели и тоже попавшейся на удочку той же Маше, повезло.

У нее был любимый молодой человек, старше ее на десять лет. Максим, сразу заподозрив неладное, попытался найти фирму, с которой Татьяна заключила контракт, чтобы все проверить. И, когда сделать это не удалось, обратился за помощью в правоохранительные органы. Оперативники задержали "менеджера" Машу, когда та заехала за девушкой, чтобы доставить ее в аэропорт.

Вскоре выяснили фамилии и адреса заправил столь грязного бизнеса. Они действительно являются владельцами крупной российской фирмы. Сейчас проживают в Турции. У обоих в Москве остались семьи, дети, наверняка даже и не подозревающие о заграничных "подвигах" своих кормильцев. Приятели наняли некую Машу - наркоманку - "менеджером", чтобы та поставляла им свеженький, первоклассный и неискушенный еще товар прямо на дом.

Как утверждает Леонид КОВАЛЬ, старший оперуполномоченный ОБПСОНа (отдела по борьбе с преступлениями в сфере общественной нравственности) УВД ЦАО Москвы, на негодяев уже заведены досье, но... пока нет никакой возможности их привлечь к ответственности, даже через Интерпол. Ведь еще ни одна жертва, включая и ту, которую в этом материале мы назвали Мариной и которая рассказала обо всем устно и с условием сохранения ее инкогнито, официального не заявила о случившемся. Пережив адские истязания, девушки очень боятся обещанной расправы...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно