220

Германия. Лейпциг. Про добрых немецких панков и злых домохозяек

Ну вот! Дожили! Деньги на квартплату закончились, и моя хозяйка, толстая немецкая женщина, выставила меня на холодные враждебные улицы жуткого города Лейпциг. И когда! Прямо перед моим отъездом на Родину. В самый что ни на есть воскресный день. А в воскресенье все закрыто и тишина на улицах мертвая. Даже булку с сосиской купить негде. Куда идти и что делать - понятия не имею. В воскресенье работает разве только что буржуйский "Макдоналдс". Туда и пойду.

B "МАКЕ" посетителей мало, здесь обычно питаются самые неимущие слои населения да бездомные русские студентки. Пока я уныло пережевываю гамбургер, ко мне подсаживается какой-то парень, на лицо - стопроцентный турок. Их в Германии нынче немерено. Как шутил мой знакомый Генрих: "Если все турки соберутся, то в два счета закидают немцев тюбетейками". Узнав о моем трудном положении, он немедленно приглашает меня к себе переночевать. Отказываюсь. Пакистанец, естественно, расстраивается, но все равно дает свой телефон, мол, если что, то добро пожаловать, и вообще хинди-руси бхай-бхай!

Выползаю на улицу. До поезда на Берлин остается еще долгий вечер и не менее долгая ночь. Плетусь в центр. Холодно. Мерзко. Центр в Лейпциге красивый, с огромными торговыми галереями и резными ставенками домов. Зато стоит отъехать от центра на сорок метров, и создается впечатление, что город пять минут назад бомбила союзническая эскадрилья. В центре тусуются панки. Узнав, что я русская, панки угощают меня пивом и приглашают на какой-то концерт. Юноша по имени Томас пытается накормить меня чипсами и учит правильно произносить букву "х". Еще он интересуется, любят ли в России гомосексуалистов и люблю ли я пить водку. Один из панков зачем-то оставляет мне номер своего мобильника. В Германии все ходят с мобильниками. Даже панки. Панки в Германии хорошие и добрые, любят собак и постоянно воюют со скинами. Скинов же в Восточной Германии столько же, сколько сортов пива. О них рассказывают довольно жуткие истории. Например, как-то раз русские ребята шли по улице, и на них налетела банда бритоголовых. В драке одного русского паренька сильно стукнули по голове и, подумав, что он умер, затащили в местный парк и присыпали листвой. Мальчик, как оказалось, просто потерял сознание и, очнувшись, начал стонать. Мимо проходил какой-то сердобольный дедушка, который, услышав стоны, вызвал "скорую". Так что мальчика спасли.

Меня, скорее всего, никто не спасет. Придется ночевать либо на улице, либо на вокзале. Можно, конечно, пристать к местным бомжам, чтобы они показали мне какой-нибудь приют. Бюргерские бомжи по сравнению с нашими - баловни судьбы. Их кормят бесплатными обедами и строят для них вполне приличные приюты, где можно тусоваться каждую ночь. Но ночевать в компании немецких бездомных, среди которых могут оказаться мстительные внуки битых под Сталинградом фрицев, страшно. Поэтому я сижу на трамвайной остановке перед вокзалом и жду, когда же можно идти внутрь. На вокзал надо идти часам к двенадцати ночи, когда оттуда уйдут очумевшие от работы в выходной день и поэтому рассерженные полицейские. Ко мне подсаживается дядя с большим пузом. У него вид человека, переживающего кризис среднего возраста. "Вы тут кого-то ждете?" Я напрягаюсь: "Да, сейчас придут мои друзья..." Дядя с подозрением меня разглядывает. "Вы знаете, у меня сегодня жена должна была из отпуска приехать, но почему-то не приехала. Так что, если вам негде ночевать, пойдемте ко мне..." Вот странный народ! Одна меня из-за двадцати марок из дому выселила, другой ни с того ни с сего ночевать зовет. Я вежливо отказываюсь. Дядя пожимает плечами и уходит.

Я беру свой многотонный рюкзак и плетусь на вокзал. Вокзал в Лейпциге роскошный, с трехэтажным подземным торговым центром. Тут же можно всего за 10 марок потереть спинку в специальной душевой Mister Clean и даже не подхватить чесотку. Вот она, цивилизация! Расстилаю на полу куртку и укладываюсь на ночлег. Дабы отвести от себя подозрения полицаев, через каждые два часа вскакиваю и, вытаращив сонные глаза, плетусь к расписанию поездов.

Поезд на Берлин приходит точно по расписанию. После шестичасового сна на лейпцигском полу столица Германии кажется невнятной и размытой. Выспаться удается только по пути домой. Белорусские таможенники, увидев мое обалдевшее лицо с зеленоватым отливом, даже не требуют у меня декларацию. Так что не все так плохо! Зато бесценный жизненный опыт приобретен. И таможенники не такие сволочи, как казалось.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно