Примерное время чтения: 5 минут
173

СОВЕРШЕНСТВУ НЕТ ПРЕДЕЛА

Дама даже самой утонченной внешности всегда найдет из-за чего порасстраиваться. Ваша покорная слуга переживала из-за оттопыренных ушей. Но лишь до тех пор, пока не увидела Нефертити анфас. У египетской царицы были очаровательные маленькие оттопыренные ушки. Учась на психолога, я узнала про дисморфофобию - неприятие собственного тела, каким бы чудесным оно ни было. Стремиться к совершенной внешности не грешно. Загвоздка, что идеального образа не существует. Остается принять свою физическую оболочку как данность.

Но в реальной жизни кто-то прибегает к помощи психолога, а кто-то ложится под нож. Сложно совместить оба варианта? Известный эстетический хирург Игорь Вульф, к примеру, сам никогда не ляжет на операционный стол: "Ведь для некоторых именно мои недостатки даже составляют предмет сексуального вожделения".

- У вас, Игорь Александрович, уникальная профессия. Современная хирургия реально воплощает мечты в плоть?

- Воплощает. К сожалению, в ограниченном масштабе. Не всегда можно из дурнушки сделать принцессу, даже со скальпелем в руках. Изменить тело, как подчас хотелось бы, не можем: есть определенные анатомические пропорции. Если бы запустить заново биологический механизм, повлиять на генетические структуры, мы могли бы, скажем, удлинить ноги.

- Ясно. Тем не менее, обратившись к эстетическому хирургу, можно, пусть в небольшой степени, скорректировать форму лица, носа, груди, живота, ног...

- Вполне. Приходят с носом, ушами, грудью... Три основные проблемы. Стоит удовольствие от пятисот долларов и выше. Действительно, удовольствие: после операции человек чувствует себя счастливей. Задача каждого прожить на полном накале. Если удается сделать это таким образом - замечательно. Для чего пластическая хирургия в Центре репродукции? При кривой роже не очень-то репродуцируешь!

- Кто к вам приходит?

- С носами, грудью - молодые женщины от 17 до 30 лет. Подростки мучаются с ушами. Важно не переусердствовать! Некоторые входят во вкус, каждые четыре года - на стол. От недостатка острых ощущений, наверное. Своего рода наркотик. Однажды ко мне в Институт красоты явилась дама в соболиной шапке с огромными, широко распахнутыми глазами и спрашивает: "Доктор, как мне увеличить глаза?" Говорю: "Снимите шапку". - "Нет, шапку снимать не хочу". Оказалось, брови грубой тесьмой пришиты ко лбу. "Кто это сделал?" - "Я сама". Вызываю психиатра... Месяца через полтора раздается звонок: "Доктор, я по поводу "открыть" глаза. Помните, с веревочками? На днях выписалась из больницы. Все-таки как увеличить глаза?"

- Когда эстетический хирург сделал свою работу, что произошло с личностью пациента?

- Меняя тело, мы оказываем влияние и на дух, на внутренний мир. Поверьте, восприятие жизни становится совершенно другим. Ведь если человек стал красивее, то это объективная реальность. Он поднимается на более высокую ступень социальной лестницы. Можно сколько угодно говорить о дискриминации личности, но от правды никуда не денешься. В Америке при приеме на работу очень остро стоит проблема лишнего веса! Когда люди изменяют облик, они чувствуют себя более комфортно, уверенно, я бы сказал, более надежно в жизни.

- Интересно, а как создаются новые черты внешности?

- С учетом пожеланий пациента, но не без их корректировки. Я должен четко знать, из какой социальной среды, национальной группы, местности пациент. Рисую на компьютере, объясняю, как он будет выглядеть и что лучше сделать. Иногда, увидев свое будущее лицо, пациенты даже отказываются от операции.

- Игорь Александрович, по Москве ходит присказка: "Носы от Вульфа - как платье от Кардена". Как получилось, что вы стали помогать людям менять внешность?

- В пластической хирургии мало быть просто хирургом, надо быть художником. В моей семье все хорошо рисовали, дед основал школу живописи. Я - "скульптор по мясу". Случайно попав в эту оригинальную область медицины, понял, что нашел свое место. Я вижу то, чего не видят другие. В эстетической хирургии невозможно трезвым, холодным умом рассчитать, что собираешься делать. Работать приходится с непредсказуемым, меняющимся материалом, с живой тканью.

- Скажите, вашим пациентом может стать любой?

- Очень тщательно отбираю. С человеком можно работать, только если он не задавлен комплексом неполноценности. Тяжело изменить психику, работающую в ключе "несчастного человека". Увы, 90% таких людей не умеют преодолеть барьер внутренних психологических комплексов.

- Получается, душа первична?

- Думаю, да. Известны базовые потребности: в признании, любви, общении, самоактуализации. Если они удовлетворяются, мы счастливы. Эта теория не так проста, как кажется. В большинстве своем мы необъективны, предубеждены, заражены завистью или страхом... Лишь немногие умеют искренне радоваться жизни. Я стараюсь ко всему относиться с юмором. Жизнь и так чудовищно серьезна. Не стоит усугублять.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно