Примерное время чтения: 6 минут
57

Страшилки большого города (05.09.2000)

Жизнь без опасности

На протяжении всего лета мы пытались с вами найти выход из безвыходных положений. Мы делали это, опираясь на чужой горький опыт. Говоря словами первого заместителя министра МЧС Юрия Воробьева, катастрофы способствуют атмосфере перемен. Увы, это так. Даже сама идея создать российский корпус спасателей родилась "благодаря" двум страшным трагедиям - землетрясению в Армении и аварии на Чернобыльской АЭС. Именно они заставили задуматься общество и государство: как и кого спасем на следующий раз и спасем ли? К сожалению, минувшее лето преподнесло москвичам свои горькие "уроки".

ЭПИЗОД I. Из серии "Классика катастроф". Землетрясение. На пятые сутки спасатели достают из завала мать и дитя. В течение всех этих долгих и страшных 120 часов женщина делала все, чтобы спасти жизнь своему ребенку. Она сняла с себя всю одежду и укутала малыша, чтобы согреть его. Несмотря на то что они оказались погребенными заживо под пятью этажами разрушенного дома, женщина все это время стучала, звала на помощь. Она выживала сама, потому что спасала своего ребенка. Самоотверженно и грамотно.

ЭПИЗОД II. Наивный до абсурда. Вот выходите вы ночью из чужого подъезда, а на вас набрасывается насильник и грабитель...

ИЩЕМ ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

1. Что делать, когда делать уже ничего нельзя?

2. Как не попасть в отчаянную ситуацию?

В заложниках друг у друга

НУ И ЧТО общего между этими двумя эпизодами? - вполне резонно можете спросить вы. Действительно, вы правы. Эпизоды полярные. В одном случае человек стал жертвой стихии и не сдался перед лицом, казалось бы, непреодолимых обстоятельств. В другом - человек своей бездумной беспечностью спровоцировал ситуацию, вызвал огонь на себя.

Опасность стала глобальной. Глобальной становится и проблема безопасности. Только на первый взгляд кажется, что наша жизнь зависит от каких-то простых вещей, например от состояния войны и мира или от температуры окружающей среды... Все внешние параметры, от которых зависит продолжительность жизни конкретного человека, находятся в общей системе безопасности. И каждый из нас может ручаться за свою собственную безопасность только в определенной степени. Есть уровни, на которых человек не способен управлять риском, все зависит от других людей, от сообщества, государства. А есть уровни, которые не зависят ни от государства, ни от каких-то более высоких "инстанций". Человек - только часть природы, но теперь он еще и оказался в ловушке собственных изобретений, от которых мы не можем уже отказаться. Беды в абсолютном своем большинстве создаются самими людьми. Многие трагедии можно предугадать, предусмотреть, вычислить, избежать.

А если мы не будем над этим задумываться, то и не узнаем, как нам обезопасить себя в критической ситуации - экологической, военной, технологической, природной. То мировоззрение, с помощью которого цивилизация достигла современного уровня, исчерпало себя, наступил СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС. В поисках выхода из него кто-то обращается к Богу, кто-то уповает на фатальный случай, кто-то ждет катастрофы, которая все изменит. В течение двух тысяч лет религия упорядочивала поведение человека в целях безопасной жизни. А что сегодня, на пороге XXI века? Достаточно ли только Библии? Все меньше и меньше шансов, что человечество будет опираться только на ее догмы. Значит, нужно что-то еще - новая цивилизационная этика. Беспомощность перед экстремальными ситуациями вгоняет лишь в безысходную тоску. Она-то и становится общим, глобальным, источником ошибок. Как их избежать?

Все чрезвычайные ситуации можно условно разделить на две категории: стихийные и рукотворные. Согласны? Теперь давайте напряжем память и вспомним, сколько стихийных бедствий выпало на долю Москвы в течение, скажем, трех последних лет. Ураган - раз... Дом на Дмитровке провалился - два... А что еще? Да ничего. Все остальное - рукотворные беды. То газ в жилом доме взорвался, то пожар случился, то теракт, то машины столкнулись, то хулиганы напали...

Вот и получается, что мы не столько в заложниках у беспощадной и внезапной стихии, сколько в заложниках друг у друга. И если перед угрозой стихии линия поведения яснее ясного - в ход должно идти все что угодно, только бы выжить и спасти близких, - то для предотвращения опасности рукотворной беды единого рецепта нет. Ну разве что банальный - поздно пить боржоми...

Рождение "роковой ошибки"

СЕЙЧАС я сделаю небесспорное и довольно-таки жестокое предположение. Если вы попали в отчаянную ситуацию, значит, ошибку совершили раньше. Разумеется, это касается тривиальных случаев, вроде того, что в эпизоде 2. Неприятности в подъезде вас поджидали именно потому, что, во-первых, вы задержались в гостях, во-вторых, отказались от провожатого, в-третьих... ошибка была заложена еще раньше, когда вы собирались пойти на вечер к приятелю...

Но бывает все с точностью до наоборот. В пику всем опасностям и превратностям так хочется расслабиться, оторваться. Ситуации до идиотизма схожи: женщины хотят как-то по-особенному нарядиться, чтобы мужики попадали, мужчины - как-то по-особенному напиться, подростки - по-особенному развлечься. И все они, еще не выходя за порог собственного дома, уже покинули зону безопасности.

Таких роковых ошибок в нашей жизни не счесть. Скажем, вы погрузились в собственные невеселые мысли - и угодили под машину. Или сосулька упала с крыши на голову. Или вы столкнулись в безлюдном месте с хулиганами. Все это - случайность, возведенная в ранг закономерности. Уныние - первый признак того, что ваша жизнь в опасности.

Где же выход? В Нефтегорске (помните, поселок, стертый с лица земли землетрясением?) к спасателям подошел человек, который потерял в одночасье всех близких - отца, мать, жену, дочку и двух сыновей. Он подошел, пропитой, серый, заросший пятидневной щетиной, с остановившимся взглядом: "Мужики, что мне делать? Никого у меня не осталось..." - "Пойдем с нами, будем откапывать тех, кто еще жив..."

ЛУЧШИЙ СПОСОБ ВЫЖИВАНИЯ

Жизнелюбие присуще каждому из нас на генетическом уровне. Самое главное - вовремя вспомнить об этом.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно