Примерное время чтения: 5 минут
92

Когда впереди нет пути

"ИВАН Сусанин. Сиротка из сказки Андерсена. Да это же все я!" - шептала я про себя, наматывая третий километр по занесенным снегом железнодорожным путям. Мой провожатый - замначальника Московско-Ярославской дистанции пути Андрей Вепринцев - летел впереди. Мы шли сквозь метель, нам сердито гудели в спину поезда, сугробы щекотали нам подмышки... Ну, про подмышки - это поэтическое преувеличение. Мы искали "эсэмочку" - так ласково называется снегоуборочная машина, точнее, поезд. Чистить ведь приходится не только автомобильные дороги, но и железные. На Казанском вокзале - самом загруженном - их почистили ночью, а на Ярославском как раз собирались.

Снежные раскопки

НА ЯРОСЛАВСКИЙ вокзал ежедневно прибывает около 200 пригородных и 50 пассажирских поездов, зимой - меньше. Чтобы поездам и пассажирам было хорошо, за рельсами присматривают монтеры пути - люди в оранжевых жилетах: это и уборщики, и наладчики, и кто с метлой, и кто с портфелем - они обметают светофоры, стрелки из сугробов выкапывают. Стрелкам ручной труд необходим: столько мелких деталей и зазоров, что машиной их не прочистить. Хотя и техника иногда помогает. Например, когда вы слышите страшное шипение из-под рельсов, знайте: это стрелки продувают сжатым воздухом. На некоторых станциях стрелки подогревают элементом - таким, как спираль в электрическом чайнике.

"А это тоже монтеры пути?" - удивилась я. На путях вяло копошились с лопатами солидные дамы в шубах до пят. "Это помощь пришла, из канцелярии или еще откуда. Когда сильный снегопад, нам целые отделы присылают, - объяснил железнодорожник. - Человек тридцать как возьмутся - разве плохо?"

Народу на Ярославском направлении не хватает, еле набирается половина от нужного количества. Работают пять дней в неделю, с восьми до пяти. Отдохнуть от холода или дождя можно в пункте обогрева - обычной комнате со столом и стульями. На зарплату 3,5 тыс. руб. "клюют" только немосквичи - из Московской или Владимирской области. Много монтеров путей аж из Александрова (120 км от Москвы): два часа ехать по одним рельсам, чтобы оказаться на "своих", "нужных".

"В 80-е годы на железную дорогу одни уголовники шли, а теперь... И теперь разные люди", - вздохнул мой спутник. Только женщин с отбойными молотками, что в советской стране символизировали полное равноправие, сейчас нет. Одно время женщин не брали в монтеры пути, а теперь они и сами не рвутся.

Плюющий монстр

НАКОНЕЦ на рельсах замаячил монстр - из тех, кем пугали человечество фантасты в эпоху научно-технической революции: огромное, серое, дымящее и щипящее нечто. Это и была "эсэмочка": тепловоз, два вагона с транспортерами - для снега - и сзади еще тепловоз. Управляют машиной четыре человека: 3 машиниста - два впереди, третий в хвосте - и бригадир пути с рацией. Весит все это "великолепие" (без машинистов) 200 тонн, в один вагон помещается 100 кубометров снега.

Когда по обледенелой лесенке, поддерживаемая закопченными машинистами, я взобралась на эту махину и зашла в теплую кабину... Пусть трясет, пусть соляркой воняет, зато тепло! И мы поползли. Скорость у машины всего 5-7 км/ч, и чем больше снега - тем она меньше. Сверху, из кабины, прекрасно видно... что путей и не видно. Машинисты, вероятно, ездят на ощупь!

Делают снегоуборочные машины в Калуге. "Иномарки" железной дороге не по карману, да и не выдерживают они наших "объемов производства": в этом феврале сугробы намело - 60 см высотой. "Да ужас что творится! Снегу - море! - жалуется машинист Виктор Хохлов. - Электрички так задерживаются!" Мельком глянув на начальство: "Нет? Ну, может, чуть-чуть совсем - минут на двадцать", - поправляется он.

Из стоящего на соседнем пути поезда выпрыгнула проводница - хрупкая девушка в черном длинном пальто. Она с изяществом, достойным лучшего применения, пошуровала ломиком, очищая лестницу, и запрыгнула обратно.

Мы поползли на разгрузку. Вываливают снег тут же, на обочины путей. Оглядев пройденный путь, я была разочарована: что чистили, что не чистили - разница небольшая. А машина все равно нарасхват: ее несколько раз пытались вызвать по рации на другие пути. Парадокс в том, что машины еще есть - людей нет. Молодые путейцы после техникума не больше полугода держатся, потом уходят - искать где хорошо. Этой зимой на две машины "водителей" наскребли, и то из соседних служб пришлось набирать. А другие две стоят, мерзнут без дела...

Насмотревшись на процесс выплевывания снега, мы покинули гостеприимного "монстра". Не успев ступить на землю, я рухнула в сугроб. По пояс. "Это вы в лоток попали, для отвода воды", - спокойно заметил Вепринцев, вытаскивая меня из ямы. И, оглядев снежные монбланы, обреченно произнес: "Весной ведь это все потечет"...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно