Примерное время чтения: 3 минуты
42

Любовь на обозрении

ТОЛЬКО что закончился кинофестиваль "Лики любви" (вторая по счету отчаянная, помимо "Кинотавра", затея Марка Рудинштейна). Вот уже в шестой раз отборщики, рыская по всему миру, раскапывают истории любви. И хотя фестиваль поругивают, теперь, когда мозаика впечатлений уже сложилась в единую картину, можно сказать, что сверхзадача была выполнена. Никаких вам лесбиянок и любви втроем и тем более вчетвером, все исключительно пристойно. Скажем, в фильме Олега Янковского "Приходи на меня посмотреть", открывшем мероприятие, о любви говорят в возвышенных и патетичных тонах, а на полтора часа просмотра - всего один робкий поцелуй.

Наша

ДАЖЕ ерофеевская "Русская красавица", первая попытка эротического романа на современном материале, во всем остальном написанная со знанием дела, натужно буксовала в "этих самых" местах. Кстати, совершенно непонятно, почему права на экранизацию этой нашумевшей книги получил некто Чезаре Феррарио, в чьем представлении Россия сплошь состоит из кагэбэшников, снега, попоек на номенклатурных дачах и, разумеется, "русских красавиц" - преимущественно в бездарном исполнении тощих иностранок. Полный аншлаг в Доме кино ("Спасибо, что пришли", - горячо благодарил синьор Феррарио, и чуть позже мы поняли почему) закончился полным же и позорным провалом, неприличным хохотом и свистками. И хотя хитроумный автор, писатель Ерофеев, предварил сие позорное зрелище байкой о смерти писателя Бориса Виана, якобы умершего на просмотре фильма по собственному роману, никакими байками и извинениями эту дребедень и клюкву было уже не спасти.

И не наша

КОРОЧЕ говоря, российский вклад "в любовь" - косвенный ли, как в случае с "Русской красавицей" итальянского кинопроизводства, прямой ли - как в убогом ретроопусе Валерия Пендраковского, вечного дебютанта лет 50, на сей раз удивившего топорной экранизацией повести Войновича о фрустрированных шестидесятниках в пору их тревожной юности, - вызвал горечь недоумения. В особенности по сравнению с мощью двух других картин - мексиканской ("Сука-любовь") и южнокорейской ("Остров"), задавших тон всему мероприятию. "Сука-любовь", уже стяжавшая награду критиков в Канне, получила Гран-при и в Москве - решение, с которым трудно поспорить. Даже странно, что Мексика, страна поразительной культуры, так редко поставляет на международный рынок качественную продукцию: но теперь есть Алехандро Иньяриту, благодаря которому вектор на кинокарте мира, похоже, должен качнуться в сторону этого бассейна.

Ну а радикальный "Остров" пересказу не поддается. Могу сказать одно - это "черный" фильм, с черным юмором и давно подзабытым на наших просторах антибуржуазным пафосом. Давно известно, что самое интересное происходит в среде маргиналов (а не, скажем, на номенклатурных подмосковных дачах). Впрочем, иные наши высоконравственные критики не только не поняли восточной меланхолии "Острова", но и подвергли его суровому остракизму. Нехорошо, сказали эти совковые пуристы, глотать рыболовные крючки, нехорошо заниматься проституцией и убивать людей. И еще хуже снимать об этом кино, в котором даже в финале нет никаких "выводов" и "уроков".

Кто бы спорил? Но, как известно, в искусстве нравственные императивы не срабатывают. Мне даже неудобно повторять эти общие места.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно