Примерное время чтения: 5 минут
112

Трагикомедия в Театре сатиры

С РАДОСТЬЮ сообщаю: хоть и с опозданием, но все же после неприличного скандала, раздутого и подогретого несколькими нашими папарацци, председатель Комитета по культуре правительства Москвы Игорь Бугаев вместе со своим заместителем Андреем Порватовым встретились наконец с художественным руководителем Московского театра сатиры Валентином Плучеком и, как принято в нормальном обществе, обо всем договорились. В результате Плучек сложил с себя обязанности оперативного руководства, сохранив за собой пост председателя художественного совета. Подобно английской королеве, отныне он будет царствовать, но не править.

На этом можно было бы поставить точку, если бы появилась уверенность в том, что подобные ситуации впредь никогда не повторятся. Но, увы, откуда ей взяться, если шариковы разного ранга никак не хотят покидать сцену? Если по-прежнему без умолку чирикает Елизаветъ Воробей, если "первые персонажи" с их гипертрофированными амбициями полагают, что руководить творческим процессом может каждый, кто этого захочет. Половину театров они уже освоили, шесть коллективов и вовсе работают под художественным единоначалием... директоров. Боюсь, что, когда по разным причинам оставят свои посты несколько последних профессиональных режиссеров, мы плавно переберемся из века XXI в век XIX, т. е. в эру дорежиссерского театра.

Ярмарка тщеславия

ДО ЧЕГО же оказался бессмертным "Театральный роман" Михаила Булгакова, который изначально вовсе не предназначался для публичного чтения, а скорее писался для себя как личный дневник. Все те же нравы царят и в обществе, и в искусстве. Все та же ярмарка тщеславия правит бал, постоянно и безнаказанно подпитываемая школой злословия.

Мне как человеку, всю жизнь связанному с театром, немедленно приходят на память судьбы Леся Курбаса, Сандро Ахметели, Всеволода Мейерхольда, Александра Таирова, Соломона Михоэлса, Анатолия Эфроса, Леонида Варпаховского, Андрея Лобанова, Алексея Попова, Эдуарда Смилгиса...

Хватит, хватит, хватит! От одних и могил не осталось - лишь светлая память. Других, правда, не истязали в застенках Лубянки, а мирно замучили прямо в театре с помощью своих же "доброхотов", которые всегда знали, куда нужно обратиться. Сегодня в живых нет ни первых, ни вторых: годы-то бегут! Но я все не могу забыть, как Алексей Попов, создавший ЦАТРА, растерянный, почему-то пришел в ВТО и рассказал, что только что совершенно случайно узнал от кассира, что он - Попов! - больше не служит в театре.

Казалось бы, все течет, но не все изменяется, к сожалению, к лучшему. До сих пор речь шла о том, что было давно, во времена так называемого тоталитаризма или застоя с их "демократическим централизмом" и прочими извращениями. Но мы-то уже десять лет не перестаем заявлять, что живем в новой, свободной России.

Мы не молодеем

НЕСКОЛЬКО дней назад рано утром в квартире у Валентина Плучека раздался телефонный звонок. Игорь Бугаев - человек мягкий, добрый, порядочный, интеллигентный, знающий и любящий искусство, - побеспокоил патриарха отечественного театра по деликатному вопросу: не пора ли на покой? Можете не сомневаться, это никак не отразится на вашем благополучии. Предложение заманчивое, в определенной мере даже оправданное, учитывая возраст, а главное - состояние здоровья человека, начинавшего еще у Мейерхольда; прославившегося в сороковые спектаклем "Город на заре"; в годы войны создавшего замечательный Театр Северного флота в Заполярье. Наконец, полвека назад пришедшего в Театр сатиры. Это он, Плучек, в сорок лет с юношеским задором возьмется за строительство нового Театра сатиры. Воскресит из небытия трилогию Маяковского. Поставит Назыма Хикмета, Твардовского, Фриша, Бомарше, Шекспира, Гоголя, Грибоедова, Чехова, Брехта, Островского, Булгакова, Эрдмана, Розова, Рощина, Гельмана... Протянет дружескую руку оказавшимся в беде Андрею Лобанову, Давиду Тункелю, Александру Шатрину. Поможет заявить о себе впервые в полный голос никому неведомому молодому Марку Захарову. Даст шанс попробовать свои силы в режиссуре собственным актерам Анатолию Папанову, Андрею Миронову, Михаилу Зонненштралю, Александру Ширвиндту, Юрию Васильеву, Наталье Фекленко. Наконец соберет и воспитает великолепную труппу.

К сожалению, с годами никто не становится ни моложе, ни здоровее. Острый и ясный ум, феноменальная память, редкая образованность, отменный вкус, живой блеск в глазах, но передвигаться в пространстве действительно стало трудно: наши желания не всегда совпадают с нашими же возможностями.

Кстати, еще год назад Валентин Николаевич говорил мне о том, что собирается оставить театр, потому что не может работать, как прежде. Но все те же "доброхоты" явились к нему в день рождения с цветами и плакатами "Руки прочь от Плучека!" и заверили его, что ни о каком отречении и речи быть не может: как мы без вас?! И наивный Плучек растрогался и, видимо, позабыл, что еще Крылов предупреждал: "Уж сколько раз твердили миру, что лесть гнусна, вредна; но только все не впрок..."

Многие наши СМИ в эти дни занялись выяснением, кто первым сказал "Э"? В подобных ситуациях, господа-товарищи, не стоит торопить события и подталкивать падающего! Разве так уж трудно было с самого начала встретиться лично с человеком, который 70 лет верой и правдой служил искусству, 50 из них отдал самому опасному жанру - сатире, и все решить по-человечески, по-людски? Неужели же ничто ничему и никогда нас не научит? И мы не начнем уважать ни себя, ни других? И вослед ситуациям с Евгением Светлановым, Владимиром Васильевым, Валентином Плучеком будем таким же образом поступать с людьми, которые на самом деле являются нашей гордостью, национальным достоянием?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно