Примерное время чтения: 6 минут
82

Андрей Сельцовский: "Встречайте год трезво!"

ЗА ВСЮ историю наших "прямых линий" никому не выпадало столько звонков, сколько умудрился принять министр столичного здравоохранения Андрей СЕЛЬЦОВСКИЙ. Впрочем, удивляться не приходится. Здоровьем озабочены все москвичи. И те, кому его уже не хватает, и те, кто пока не жалуется на его отсутствие.

- Андрей Петрович, у меня астма. У городского здравоохранения есть деньги, чтобы отправлять больных на Мертвое море?

- Нет. Если Мертвое море для вас - единственное средство, то ничем помочь не могу. Но имейте в виду: у нас сегодня существует много возможностей лечить астму на территории России.

- Где можно купить лекарство против открытой формы туберкулеза?

- Оно выдается бесплатно больным, которые встают на учет в туберкулезном диспансере.

- Мой брат живет в другом городе. Может он лечь в московскую клинику?

- Если он зарегистрируется у вас как гость, то получит право на госпитализацию.

- В поликлинике мне выписывают только три препарата из льготного списка лекарств. А я принимаю десять. Почему меня так ограничивают?

- Должен вам сказать, что 10 препаратов одновременно принимать нельзя. Мы рассмотрим вашу проблему. Но вам еще раз необходимо показаться врачу.

- Льготный отпуск лекарств - такое очковтирательство! Не в каждой аптеке можно найти препараты из списка. И из врачей мы вынуждены буквально выколачивать рецепты. Почему бы нам, инвалидам, просто не давать определенную сумму на покупку необходимого?

- Во многих странах пытались выплачивать деньги вместо лекарств. Ничего хорошего не вышло. Деньги шли на какие-то другие нужды, а на лечение не оставалось. Я считаю льготное лекарственное обеспечение инвалидов огромной заслугой московского правительства. На то, чтобы обеспечить эту льготу, мы тратим колоссальные средства из городского бюджета - 80 млн. долл. Хотя льгота федеральная. Проблема в том, что сегодня существует огромное число льгот, провозглашенных государством, но совершенно не обеспеченных деньгами. Я сам как участник войны могу, например, купить земельный участок по более низкой цене. Или взять льготный кредит в банке. На самом деле ничего я не могу. Где тот банк и где тот участок?.. То же самое с лекарствами. Все, кто по закону имеет право получать их бесплатно или частично оплачивать, сидели бы сейчас без всяких лекарств, если бы столичная власть - подчеркну, добровольно - не взяла на себя обязательство финансировать льготный отпуск. Может, наша система поддержки больных не идеальная, но реальной альтернативы ей пока нет. И речь не только об инвалидах. У нас онкологические больные обеспечены самыми дорогими препаратами. В Москве их 45 тыс., и каждый в среднем обходится нам в 3,5 тыс. долл. в месяц.

- На Западе от больных стариков не отмахиваются, а у нас пристроить пенсионера в больницу - целая история. Моему отцу, ветерану войны, уже третий раз отказывают в госпитализации. Почему городская медицина на них махнула рукой?

- С вашим конкретным случаем я разберусь. Но в целом с постановкой вопроса не согласен. У нас 1 млн. 800 тыс. льготников. Но ведь есть и те, кто не пользуется льготами, значит, будем считать - в Москве около 2 млн. стариков. Вот с такой армадой мы и имеем дело. В городе существуют специальные лечебные учреждения для ветеранов и инвалидов. И есть специальные отделения в больницах по уходу за ними. На всех не хватает, конечно. Но на всех всего поровну нет и на Западе. Проводить параллели между заграницей и Москвой вообще нецелесообразно, потому что... это будет не в пользу Запада. Там люди получают помощь за собственный счет, а у нас бесплатно. Поймите, нельзя сравнивать дом для престарелых на собственные деньги с домом престарелых на деньги государства. Мы в Москве для своих стариков делаем все, принимая во внимание наши возможности, прежде всего финансовые. Сегодня, например, больной в коридоре - это городское ЧП. А вспомните: 15 лет назад был такой "валежник"! Однажды я попал в стандартную нашу больничку, 54-ю, и испытал ужас. 40 больных лежат в палатах, а 50 - в коридорах. Я много лет был обычным дежурным хирургом в обычной городской больнице. И хочу сказать: вы просто забыли, что было и что стало...

- Андрей Петрович, так иной раз безобразно себя ведут врачи "скорой помощи"! Вымогают деньги, хамят. Неужели с этим ничего нельзя поделать?

- Каждый день по вызовам выезжает 850 машин "скорой помощи" с экипажем из 3 человек. Может кто-то из этих людей работать плохо? Вы мне скажете: могут, но не должны. Согласен! Вот поэтому мы и устраиваем такие телефонные встречи. Хамство, нетерпимость, неуважение к согражданам - сегодня это проблема не только здравоохранения. К сожалению, общество наше такое. Посмотрите, как разговаривают гибэдэдэшники на улицах, продавцы в магазинах, контролеры в метро... Только, пожалуй, хамство врача или медсестры - особенно болезненно, потому что направлено на беззащитного человека. И поверьте, такого рода случаи, когда люди нам жалуются, не остаются безнаказанными.

- Почему в наших поликлиниках такие огромные очереди?

- Врачей не хватает! Теперь ведь нет обязательного распределения после окончания института. В округ должны прийти 100 врачей в год, а устраивается только 6. Средний возраст московского участкового терапевта 44-47 лет. То есть это люди, которые заняли свое место в системе городского здравоохранения много лет назад. Среди них есть очень грамотные специалисты. Например, у моей семьи нет претензий к доктору, которая нас наблюдает. Но, к сожалению, она одна на 4 участка! Только очень богатое государство может позволить себе выкладывать за подготовку специалиста 1,5 млн. руб., а потом отпускать его неизвестно куда. Мы не богаты, но спокойно занимаемся этим уже 10 лет. Вот и получили, что имеем.

Вопрос от "АиФ"

- Андрей Петрович, с наступающим вас Новым годом! Кстати, как свидетельствует статистика, многие москвичи серьезно подрывают здоровье на праздниках. Не подскажете, как бороться с их последствиями?

- Мой рецепт прост. Для того чтобы не бороться с постпраздничным состоянием, лучше всего в него не входить. Знаете, так получилось, что я много лет не пью. И со мной ничего не случилось, от стресса не умер, не очень-то болен, хотя нахожусь в достаточно зрелом возрасте. Поэтому я считаю, что стакан алкоголя в руке - скорее дань моде, чем такая уж необходимость.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно