Примерное время чтения: 7 минут
117

Кому платить в платной медицине

Когда возникают проблемы со здоровьем, каждому хочется пойти к так называемому "своему" врачу, который выслушает, поставит правильный диагноз, а после этого направит к узкому специалисту, компетентному в определенной области. Понятно, что бесплатных "своих" врачей почти не бывает. Отсюда вывод: медобслуживание обязано быть только платным...

На самом деле пресловутая система гонораров - "полечился - заплати", которая является мечтой каждого "бесплатного" врача и которой так боится большинство российских пациентов, за границей уважением не пользуется. По этому принципу "у них", как правило, оплачиваются только УЧРЕЖДЕНИЯ целиком: "больше пациентов - больше денег". Врач же имеет ставку, как и у нас в любой муниципальной клинике, только в сотни раз выше. Зав. отделением экономического анализа ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения МЗ РФ Рустем Измаилович ДЕВИШЕВ напоминает, что в настоящее время самый мощный частный сектор сформирован в США. Но и там он составляет не более 60% от общего объема медуслуг. А 40% учреждений - государственные.

Сия идиллия - продукт отлаженной работы фондов добровольного медстрахования, которые у нас пока только пытаются пробиться в жизнь.

Принцип работы этих фондов незамысловат. Что-то вроде обязательного медстрахования. Но в обязательном страховые взносы платят все, а в добровольном лишь немногие (кто хочет). И не 100 рублей в месяц, а несколько сотен долларов за полис ДМС. Лечить на эти деньги, понятное дело, будут только того, кто заплатил. Причем стоимость этого лечения может быть неизмеримо выше стоимости полиса по принципу классического страхования (многие платят за немногих). В итоге каждому клиенту перепадает фантастическое медобслуживание. Например, такое.

Бабушке стало плохо, до аптечки добежать не успевает. Но. В кармане-то - брелок! А на брелочке кнопочка. Стоит нажать, и через три минуты "Скорая помощь" у порога. А можно и без кнопок. С датчиками на присосках. Стоит бабуле замереть, тут же звонит телефон, и медсестра любезно интересуется: как, мол, себя чувствуете.

Пока в нашей стране такого рода "выходки" могут позволить себе одна-две корпорации, обслуживающие очень богатых... "бабушек" и "дедушек". Представители этих компаний, отстаивая во властных структурах собственное реноме, уверены, что очень скоро в России в большом количестве появятся так называемые семейные врачи, врачи-кураторы, к которым можно будет обращаться, зная, что заботу о нашем здоровье они полностью взвалят на себя, выслушивая пациента, координируя проведение сложнейших операций и постоянно контролируя лечение своего больного.

Надо сказать, что в медицинских вузах такого рода подготовка (подготовка врачей общей практики) существует. Однако представители страховых компаний заявляют, что врачей общей практики учат оказывать помощь на уровне фельдшеров и не более. А вот семейный врач пошлет больного к специалисту, одному из лучших в данной области, с которым есть договорные отношения. "Платные медики" собирают базу данных по специалистам в самых узких направлениях, практикующих в России и за рубежом.

Бог даст, когда-нибудь подобных корпораций станет больше, а у любого россиянина всегда найдутся дополнительные несколько сотен долларов для этакого "абонемента". Пока же большинство из нас, придя в больницу или поликлинику, вынуждены отмечать совсем другие выходки. Без кавычек. По словам директора научных программ Независимого института социальной политики Сергея Владимировича ШИШКИНА, сегодня в некоторых провинциальных городках зарплата молодого врача не превышает 1500 рублей.

А ведь врачи, плюс ко всему, являются такими же потенциальными больными, как и все. То есть у них "болит" вдвойне. А значит, проблема недофинансирования медицины - это в первую очередь проблема врачебная. А ИХ проблемы, как принято сегодня говорить в кругах малого и среднего бизнеса, - это НАШИ проблемы. Поэтому все мы крайне заинтересованы в том, чтобы работники бюджетной медицины имели дополнительный доход. И они его имеют. Законом на сегодняшний день определено два официальных способа: сдача в аренду пустующих пространств на территории больницы и оказание платных медуслуг. Второе лучше. Доход от платных медуслуг врачи и няни (санитарки) могут поделить между собой и рассовать по незаслуженно пустым карманам. (А деньги, получаемые от сдачи помещения в аренду, главврач имеет право тратить только на покупку мебели, шприцов, халатов, швабр и мыла.) Серьезно заикаться о каких-то заработках через платные услуги можно только в разговоре о стоматологии. Работники кожвендиспансеров, которые могли бы заработать на экспресс-диагностике, а также проктологи, урологи, сотрудники роддомов об этом вспоминают только в шутку. А, скажем, педиатры или терапевты вспомнить, может быть, и рады, но не о чем. Как правило, объем "лечения за деньги" в муниципальных клиниках равен всего лишь 5-8% от общего объема медуслуг.

Что представляет собой доход от платного лечения.

Допустим, стоимость предлагаемой услуги (пусть это будет, скажем, удаление фурункула) - 100 рублей. Из них 13 рублей - это налог на прибыль.

Кроме того, порядка 30 рублей идет на возмещение бюджетных трат (и это справедливо: врач принимает пациента в теплом кабинете, пользуется электричеством). 10 рублей уходит на развитие лечебного учреждения (на швабры). Врачам, медсестрам, санитаркам остается 45-50 рублей. На всех.

Сегодня многие медучреждения отказываются от этой схемы. Лечение за деньги осуществляется по договору со страховыми компаниями. Сим договором предусмотрено, что платную услугу оказывает не ЦРБ, а медицинский центр. Вернемся к вышеупомянутому удалению фурункула. 100 рублей. Эту услугу больные покупают уже не у самой больницы, а у страховой компании, но не за 100 рублей, а за 110. Медперсонал дохода не имеет. Его имеет страховая группа. А 50 рублей приходят в виде заработной платы.

Иными словами, дополнительные заработки медиков - чистой воды издевка. Поэтому гораздо большей популярностью у эскулапов (да и у больных) пользуются так называемые неформальные платежи. То есть подарки. Или взятки.

По словам Сергея Владимировича Шишкина, за диагностику и за амбулаторное лечение неформально платят 40-50% населения. А за лечение в стационарах - 70-80%.

"Фактически ситуация такова, что на базе госучреждений живут частные клиники, которые занимаются частной практикой, - говорит председатель специальной комиссии Московской городской Думы по здравоохранению и охране общественного здоровья Людмила Васильевна СТЕБЕНКОВА. - Парадоксальная ситуация! Деньги из бюджета они получают. И за деньги лечат, и квоту государственную имеют. Надо определиться: эти учреждения государственные или нет? Если нет, пусть платят налоги".

К слову сказать, не каждый пациент охотно выкладывает "подарочные" деньги за лечение в муниципальной клинике. Многие уходят в полной уверенности, что свои деньги выложили по закону. По словам заместителя исполнительного директора по добровольному медицинскому страхованию ОАО "САК "Энергогарант" Натальи КЛИМЕНКО, чаще всего люди даже и не знают о том, какую помощь они могут получить бесплатно.

- Еще более абсурдной представляется попытка остановить свой выбор на "одном из двух видов медобслуживания": платном или же бесплатном. Бесплатной медицины не бывает, - говорит доктор медицинских наук Андрей АКОПЯН. - Вопрос лишь в том, КТО платит. У каждого есть право на достойное существование. Стандарт. Его предоставляет государство. Этот стандарт в богатом государстве будет больше, в бедном меньше.

- Ну и каков же этот стандарт у нас? Что делают бесплатно?

- По крайней мере, помереть на улице так просто не дадут.

- А вот шагает человек на костылях. Судя по возрасту - ветеран Афганистана. На что он может рассчитывать по этому стандарту?

- Ну уж на протез-то может.

- На плохой?

- На тот, который мы с вами заработали.

И это есть, пожалуй, ключевая фраза в разговоре о бесплатной медицине. Наше "бесплатное" медобслуживание будет таким, на какое мы все вместе заработали.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно