Примерное время чтения: 5 минут
131

Колясочники

ПАРЕНЬ, не торопясь, но уверенно спускался с высокой лестницы на инвалидной коляске. До тротуара оставалось три ступеньки, когда коляска резко завалилась назад и ее пассажир упал на спину. Наблюдавшие сцену прохожие ахнули и замерли, а парень ползком спустился вниз, добрался до коляски, влез на нее и поехал к высокому бордюру, через который нужно было как-то перебраться...

В четырех стенах

ЖИЗНЬ колясочника в Москве - сплошная проблема, бесконечный стресс. Она начинается уже в квартире, где узкие дверные проемы, маленькие санузлы и не дотянуться до выключателей. Жить в ней без посторонней помощи невозможно. Но приходится, причем десятками лет безвылазно, если не найдется тот, кто будет добровольно таскать на себе около ста килограммов по подъездным лестницам: даже если в доме есть лифт, в него не входит 32-килограммовая широкая инвалидная коляска. В Москве порядка 127 тыс. жилых домов, и только сотня из них адаптирована для инвалидов-колясочников, т.е. в этих домах есть пандусы, подъемники или грузовые лифты. Из 159 московских гостиниц лишь две оборудованы пандусами, из четырехсот крупных торговых центров всего 50 доступны людям на колясках.

В принципе начинать надо было с самой коляски. Выдают ее в собесе бесплатно, один раз в 5-6 лет. Иногда, правда, надо постоять в очереди, но это относительно недолго, несколько месяцев. Коляска, которую сегодня выдают в московских собесах, была разработана много лет назад и представляет собой больничный вариант: тяжелая - 32 кг, широкая, с неуклюжими колесами. Сейчас выпускаются другие коляски: удобные, облегченные, узкие и мобильные. Если очень сильно настаивать, то в собесе выдадут и такую. Коляска ведь это как обувь, удобная, разношенная, но по размеру. Мечта любого инвалида-колясочника - аппарат немецкой фирмы "Meier", самая дешевая модель которого стоит 1000 долл., а электрическая коляска - 5000 долл. Кстати, большинство попрошаек в московских переходах сидят как раз на майеровских колясках, купленных на наши с вами подаяния.

Так вот, коляску получить можно, но для этого надо добраться до собеса и... попасть в него. Ни один столичный собес не оборудован пандусом или подъемником, то же самое касается и медицинских организаций, в которых любой инвалид - частый гость. Чтобы колясочник мог передвигаться по городу, для него существует только одна станция метро "Алтуфьево", где есть пандус и подъемник, который был торжественно открыт лет 7 назад и с тех пор ни разу не работал. Есть еще такая служба, как "Инватакси", - это 20 машин на всю Москву, ездят они с 9 до 18, но дозвониться в службу можно с тем же успехом, как и в общую справочную московских ж/д вокзалов.

На улицу?

ВОТ потому у нас и не было инвалидов, что никому из них не приходило в голову преодолеть препятствия и выехать на всеобщее обозрение. Из ста с лишним тысяч московских инвалидов-колясочников процентов 90 до сих пор сидят взаперти, десятками лет курсируя между четырьмя стенами квартиры. А другие вышли на улицы враждебного города и громко заявили о себе. За последний год ребята на колясках из общественной организации инвалидов "Перспектива" устроили несколько публичных акций, пытаясь привлечь к себе внимание общества и чиновников. Первая акция на несколько часов парализовала работу одной из московских станций метро, результатом другой стало принятие долгожданного закона о безбарьерной среде, который рассматривался... три года.

Молодые ребята на колясках заявили: хотим учиться. Но ни в одном вузе нет условий для колясочников. Одна моя знакомая, проучившись несколько лет на физфаке МГУ, бросила университет только потому, что физически больше не могла сражаться с бесконечными лестницами. Да что там, даже в специальном институте для инвалидов-опорников студенты всеми правдами-неправдами забираются на этажи в аудитории - ну не срабатывает наша психология в нужном направлении даже в такие моменты. Долгие годы вся реабилитация инвалидов была направлена на физическое выздоровление больных, а не на создание приемлемой для них социальной среды. На работу колясочников не берут, хотя закон о квотировании рабочих мест для инвалидов действует, а если обратиться в специальную комиссию при правительстве Москвы, то и само рабочее место могут оборудовать для колясочника. В театр не попадешь, из всех культурных мест человеку на коляске доступны Третьяковка, Музей Н. Островского, Поклонная гора и Манеж. А самое популярное место у этой категории москвичей - "Макдоналдс", куда можно без проблем заехать, и там даже есть туалет для инвалидов на коляске.

Одни инвалиды-колясочники борются за создание безбарьерной среды, а другие просто пересели в коляски активного типа и таким образом обеспечили себе хотя бы частично самостоятельную жизнь. Недавно в Балашихе прошли реабилитационные сборы, организованные российским отделением ордена Константина Великого. Группе из 10 человек подарили коляски активного типа, которые выпускаются московской организацией инвалидов "Катаржина", и научили людей управляться с ними в условиях города. Те, кто уже давно пользуется такими колясками, говорят, что преодолели зависимость от других людей, и не только физическую, но и психологическую. В данной программе примут участие 2000 человек, оказавшихся в инвалидной коляске.

Но активная коляска - не решение проблемы инвалида в большом городе. У человека должен быть выбор: скакать по лестнице на коляске или спуститься и подняться по пандусу. И Москва пока сделала лишь маленький шажок навстречу человеку в инвалидной коляске.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно