29

Торги по-московски

ВООБРАЗИТЕ ситуацию: у вас есть что-то ценное, но в хозяйстве бесполезное, если даже не вредное. При этом существует масса желающих купить у вас это самое "нечто". Сколько владельцу обременительного для него имущества понадобится времени на раздумья: продавать или нет? Скажете, максимум день... неделя... месяц?.. Правительство Москвы решает для себя эту проблему уже четвертый год.

Камень на шее

МОСКВА - город, кто бы сомневался, богатый. Немерено. Не в том смысле, что городское состояние не поддается воображению. Просто до сих пор его никто не удосужился измерить. Помимо прочего столица владеет акциями 544 предприятий, расположенных на ее территории. Контрольными пакетами - только в 70 из них. Но даже там, где размер пакета позволяет полностью контролировать производство и финансы, московская мэрия не может этого делать. Миновали времена, когда производством управляли чиновники. Муниципальной власти не по силам превратить коммерческое предприятие из убыточного в прибыльное, сколько бы безвозмездных ссуд и коммунальных льгот она в него ни вколачивала (ярчайший пример такого рода АМО ЗИЛ, где в городской собственности числятся 53,05% акций). Словом, "богатство" бывает всякое, в том числе и такое, которое сродни камню на шее.

Нужду сбросить этот "камень" отцы города почувствовали еще три года назад и в результате произвели на свет документ с пышным названием "Комплексная программа развития рынка корпоративных ценных бумаг с целью привлечения инвестиций в экономику города". В ней впервые ставилась задача "вывода московских эмитентов" на биржевые торги. Еще через два года муниципалы от теории перешли к практике и запустили спецпроект "Московские эмитенты на рынке ценных бумаг". В Российской торговой системе (РТС), на Московской межбанковской валютной бирже (ММВБ) и в АК&М появилась информация о столичных предприятиях и расчетной цене их акций. Инвесторы, проявившие интерес, должны были оставлять заявки с указанием количества акций и цены, по которой они хотели бы заключить сделку. А завершиться это исследование должно было, по расчетам экспертов, максимум через год-полтора. И понятно, чем - биржевыми торгами.

Сроки, отпущенные экспертами, вышли. НИ ОДНОЙ АКЦИИ, НИ ЕДИНОГО МОСКОВСКОГО ПРЕДПРИЯТИЯ НА БИРЖЕ НЕ ПРОДАНО. По данным ММВБ, больше всего заявок на продажу-покупку было по "Детскому миру", "Рот-Фронту", "Дербеневке" и "Оптовым продовольственным рынкам Москвы". А муниципалы все еще только обещают, предположительно в декабре, выставить на реальные торги двух эмитентов: 4,9% акций Черкизовского мясокомбината и 80% акций ОАО "Оптовые продрынки Москвы".

Кто-то против?

ЭТОТ вопрос: "Почему до сих пор не начались торги?" - я задавала многим участникам спецпроекта "Московские эмитенты". Максим Ефимов, нач. отдела РО ФКЦБ, полагает, что "когда до конкретики дошло, городской департамент муниципального имущества продемонстрировал бездействие и непонимание, что нужно делать, к тому же профессиональный уровень менеджеров предприятий таков, что они еще не готовы выходить на рынок ценных бумаг..." Татьяна Иванова, специалист ГУПа по продаже государственного и муниципального имущества, считает, что "дело тормозит то обстоятельство, что в большинстве акционерных обществ у города нет контрольного пакета акций и нет возможности управлять..." А Марина Медведева, директор по фондовому рынку ММВБ, утверждает: "Одна из главных причин - нежелание собственников и топ-менеджеров проводить политику информационной прозрачности и открытости. Многие из них недостаточно информированы о возможностях фондового рынка в деле привлечения инвестиций в развитие производства".

Получается, что московские предприятия все еще не вышли на рынок ценных бумаг по невежеству - не знают, как и сколько мешков с деньгами оттуда можно унести. А столичная власть, вроде как в этом смысле ученая, приказать богатеть фабрикам-заводам не может, не хватает у нее на это акций. Смешно? Один из профессиональных игроков рынка ценных бумаг (и, кстати, тоже участник спецпроекта) хохотал, когда я попросила его оценить всю вышеизложенную аргументацию. "Искать инвестиции для развития производства на бирже? - отсмеявшись, переспросил он. - Это что-то из области ненаучной фантастики. Вернее, такое теоретически возможно, но только в развитых странах. У нас на бирже купят 5% акций предприятия лишь в том случае, если у покупателя уже - либо в кармане, либо почти в нем - не меньше еще 20% этих акций. Чтобы иметь возможность ввести своего человека в совет директоров и реально управлять собственностью".

"Незнание... непонимание..." - в данном случае переводятся как "нежелание". Если дело не движется, ищи того, кому это невыгодно. Очевидно: московским предприятиям просто неинтересно терять такого совладельца, как правительство Москвы. Любой другой начнет устанавливать свои порядки, за кресло гендиректора бороться, а то и вовсе перепрофилирует завод под склад. Что до городской власти - она, как обычно, пытается одновременно решить две проблемы: поиметь деньги на продаже городских акций и привлечь инвестиции на предприятия. Но, может, стоит для начала хотя бы продать, а уж потом решать, на что тратить выручку?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно