Примерное время чтения: 5 минут
186

Картошка на конкурсной основе

НА ПОЛЯХ агрохозяйства АОЗТ "Косино", чьи земли находятся в Люберецком районе, трудятся около 500 привлеченных работников - тех, кто в штате хозяйства не состоит, но по осени вносит свою лепту в уборку урожая. Среди привлеченных - курсанты школы милиции, военнослужащие трех воинских частей (в том числе кавалерийской), студенты ветеринарной академии им. Скрябина. Самих же овощеводов картина удачного урожая, увы, не радует: большая его часть останется невостребованной. За килограмм продукции денег им предлагают меньше, чем эта продукция стоит по вложенным в нее затратам. А это значит, что в следующем году опять придется сокращать объемы производства овощей.

Навязчивые цены

НЕКОГДА сильный аграрный регион хиреет на глазах. Нет, Подмосковье способно давать столице необходимое количество сельхозпродукции (и дает ее), но происходят странные вещи. "В прошлом году мы произвели порядка 7 тыс. тонн овощей, - говорит директор АОЗТ "Косино" Сергей Беликов, - но город выставил нам такие низкие закупочные цены, что совет директоров принял решение: оставить почти весь урожай у себя на хранении. Надеялись продать его зимой, но цены выросли ненамного, и в итоге хозяйство понесло убыток на 500 тыс. руб. В этом году сократили площади на 40%. Но история повторяется. Себестоимость нашего картофеля - 3 руб. 50 коп. Москва нам предлагает за него всего 3 руб. То же с морковью, капустой и свеклой". И это при том, что на рынке картошка идет по 6 руб. Выходит, продавцы и посредники накручивают 100% от ее закупочной стоимости?

Вот уже три года Департамент продовольственных ресурсов Москвы проводит конкурс среди областных агрохозяйств на поставку картофеля и овощей в столицу. Хозяйства предоставляют пакет документов, где рассчитаны объемы и предположительные цены (т. е. сколько они вырастят и за сколько готовы продать). Департамент рассматривает предложения и выбирает наиболее выгодные. Скажем, те, кто нынешним летом выставил на свою картошку цену в 4 руб., остались не у дел. Им придется искать иные пути сбыта, держать свой товар в хранилищах до самых холодов. Но во многих хозяйствах нет подходящих условий для хранения овощей, в особенности моркови и капусты (для этого нужны морозильные камеры). Объясняется это тем, что с советских времен подмосковные агрохозяйства работали исключительно на централизованное снабжение столицы. "Рынком это назвать нельзя, если цены диктуются сверху, - продолжает Беликов. - Я был недавно в Бельгии. Мне там фермеры рассказывали, как государство заботится о том, чтобы посторонним было невыгодно на их внутреннем рынке работать. Это достигается ценовой политикой, какими-то дотациями. А что у нас? Своего производителя душат, а везут продукцию из других областей и даже из-за границы".

Действительно, все мы знаем, что на столичных рынках можно купить картошку из Тамбова, Орла, Липецка, Рязани. Да и голландский корнеплод уже стал притчей во языцех. Неужели по цене эта картошка выигрывает конкуренцию у подмосковной? Впрочем, то, что закупает Департамент продресурсов у области, как правило, идет не в торговлю, а по линии горзаказа - в больницы, детсады и прочие бюджетные учреждения. Чем объяснить, что Москва навязывает агрохозяйствам низкие цены, заставляя нести убытки? Либо спрос на овощную продукцию упал, либо столичные власти хорошо осведомлены о бедственном положении нашего сельского хозяйства. Тут логика простая: если им овощи хранить негде, отдадут и за бесценок.

Комбайны из Липецка

ДАЖЕ если сельское хозяйство Подмосковья выживет, заниматься уборкой урожаев, похоже, будет уже некому и нечем. В Минсельхозе отмечают, что на селе все заметнее дефицит инженерно-технических кадров. Опытные механизаторы подались туда, где платят больше, - в сферу частного строительства. Им на смену приходят специалисты, не обладающие нужной квалификацией и добросовестным отношением к труду. Например, на 30% выросло количество происшествий, связанных с управлением техникой в нетрезвом виде.

Сама техника изношена настолько, что остается лишь удивляться, как она еще способна перемещаться по подмосковным нивам да пашням. В ходе массовой уборки урожая в хозяйствах задействовано свыше 3 тыс. единиц техники. Но тот же директор АОЗТ "Косино" признается, что его комбайнам уже по 15 лет, а денег на покупку новых нет. "Вот нам нужно купить комбайн для покоса травы на корм животным. Необходимо 3,5 млн. руб., - замечает Беликов. - А это как раз те деньги, за которые мы продадим всю нашу продукцию за этот год".

В настоящее время на полях области работают техника и люди, привлеченные из других регионов. Например, 10 комбайнов из Липецкой области заняты на уборке зерновых. Что касается овощеводства на открытом грунте, то тут все специалисты сходятся во мнении: заниматься им становится все более невыгодно. Прибыль приносят овощи защищенного грунта (те, что выращивают в теплицах) и молочное животноводство. Рентабельность последнего доходит до 85%. Хотя если молоко станут завозить из Голландии, кто его знает?.. Тогда и эта отрасль загнется...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно