Примерное время чтения: 3 минуты
92

Девять версий вечности

ОЧЕРЕДНАЯ премьера во МХАТе им. Чехова - пьесы Милорада Павича "Вечность и еще один день" в постановке Владимира Петрова стала внеочередным откровением. По словам автора, от этого его творения театры, кроме МХАТа, шарахались, как от сценической каракатицы. Еще бы - на выбор зрителя две версии пьесы, а на самом деле их заложено в тексте девять!

..."Зачем люди живут на Земле? Откуда берется любовь?" Да неизвестно зачем и неизвестно откуда. На самые главные вопросы ответов нет, и это знает писатель-философ - сказочник Павич. По его представлению, сам он стал писателем "лет двести тому назад", а местом проживания считает регион от Румынии до Сербии. Его долгое время не читали, не понимали. Теперь его творчество именуют литературой XXI века. В пьесе переплелись сербские легенды (которые, правда, если верить ему, он сочиняет сам), язычество, библейские сюжеты.

Колдун Бранкович создает из глиняной фигурки себе сына под 40-й псалом как под заклинание и наделяет его вполне земными страстями и вполне земной болезнью - сенной лихорадкой (новоявленный Адам то чешется, то чихает): "Сыновей надо делать без баб, лучше, чтобы у них вообще не было матери". И вот этот "глиняный" юноша-красавец (Егор Бероев) и пятнадцатилетняя Калина (Дарья Мороз) встретились и полюбили друг друга. А уж что из этого получилось...

Две версии, "мужская" и "женская". Пессимистическая и оптимистическая. Голосование перед спектаклем - карточками, в ящичках, как на выборах. Режиссер и актеры узнают о том, что им играть в этот вечер, буквально за пять минут до начала. Интереснее одна версия или другая - не суть важно (я видела "женскую"). Главное, что на подмостках знаменитейшего театра (Павич даже поцеловал в первый свой приезд легендарную чайку на его занавесе) появился спектакль необычный, эротический и светлый, нетрадиционный, но в то же время заставляющий вспомнить лучшие традиции - Фоменко, Някрошюса, Додина. Очень живописный, красивый, гармоничный. Спектакль, о котором, наверно, мечтал сто лет назад чеховский Треплев: "Нужны новые формы, а если их нет, то лучше ничего не нужно". По крайней мере, по сравнению с ним многое на наших сценах покажется грубой поделкой, как рыночная игрушка по сравнению с изысканным фарфором.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно