Примерное время чтения: 2 минуты
111

"На дне" по-староанглийски

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ руководитель Театра на Юго-Западе Валерий Белякович - режиссер, у которого все наоборот. Необычное толкование известных классических авторов и произведений всегда считалось его коньком. Герои горьковской "Ночлежки" были светлы до святости, страсти "Трехгрошовой оперы" разыгрывались в шумном современном мегаполисе, а парад женихов-неудачников в гоголевской "Женитьбе" напоминал заседание в какой-нибудь крупной фирме. Все эти неожиданные соединения форм, времен и стилей объединяло одно: они всегда были оправданны материалом. И вызывали удивление, смешанное с восторгом. Однако любой, даже самый удачный прием может однажды исчерпать себя и, соответственно, выйти боком. Что и случилось, если в качестве примера взять последнюю премьеру Театра на Юго-Западе "Два веронца".

Смешную романтическую комедию Шекспира о двух юных влюбленных парах, дружбе и предательстве Белякович полностью переписал. Придумав следующее: пьесу великого барда будут разыгрывать бомжи-попрошайки из подземного перехода, куда однажды спустился странный человек, означенный как Поэт и Вдохновитель представления (Михаил Докин). Он призывает опустившихся личностей уверовать в то, что жизнь прекрасна, и для этого поиграть в театр. Бомжи сопротивляются, ругаются и готовы даже побить Вдохновителя. Но потом по необъяснимой причине втягиваются в шекспировскую историю. Правда, по завершении представления "театра подземных переходов" ни в лицах, ни в душах обитателей подземелья ничего не меняется. И к чему был нужен сей затейливый антураж, так и осталось загадкой. Тем более что он сильно мешает исполнителям. Это особенно бросается в глаза, когда где-то к середине действия Шекспир неожиданно одерживает верх - и актеры преображаются. Снедаемый запретной любовью Протей (Валерий Афанасьев) становится убедителен и трагичен, покинутая им Джулия (Людмила Долгорукова) страдает на разрыв сердца, а одинокий, никем не любимый красавец Турио (Андрей Аббасов) в своих немногих сценах просто выходит на тему "лишнего человека". И невольно думалось: отчего же Беляковичу вдруг наскучил господин Шекспир, которого он столь много и удачно ставил в традиционной для себя манере? А "Два веронца" вместо уморительно-смешной комедии получились горькой печалью по чему-то безвозвратно ушедшему.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно