Примерное время чтения: 7 минут
296

Рециклинг про белого бычка

У нас дом кончается за порогом квартиры

Редкий предприниматель рвется в переработчики мусора

400 тыс. евро - на агитацию

ЕЖЕГОДНО Москва "производит" более 19 млн. тонн отходов. За исключением малой части, которая превращается в пепел на трех мусоросжигательных заводах, весь хлам и грязь оседают мертвым грузом на полигонах Подмосковья. Цивилизованные страны давно уже научились перерабатывать мусор, сохраняя природные ресурсы. У нас же система рециклинга, о внедрении которой так много говорят, толком не может заработать даже в отдельно взятом уголке столицы (вспомним печальный опыт раздельного сбора бытовых отходов в Гагаринском районе). Из-за чего же дело стопорится? Москвичи ленятся складывать мусор в разные пакеты или власти не могут заинтересовать предпринимателей новым видом бизнеса?

Чуждый порядок

ПСИХОЛОГИ считают, что убедить москвичей отправлять бумажки в один контейнер, а банки - в другой практически невозможно. "В списке ценностей у каждого народа порядок занимает разное место, - комментирует профессор кафедры социальной психологии факультета психологии МГУ Татьяна Стефаненко. - Порядок (оrdnung) - ключевое понятие, основа жизнедеятельности, например, для немцев. С этим связаны их традиционные пунктуальность и деловитость. У русского человека порядок стоит далеко не на первом месте. Поэтому москвичу сложно объяснить, что для каждой бумажки есть свое место, а мусор нужно раскладывать именно так и никак иначе. Невозможность общения с некоторыми новациями (в том числе раздельным сбором мусора) также связана у нас с хроническим недостатком культуры".

Для того чтобы заставить столичных жителей сортировать мусор, необходимо принципиально изменить наше отношение к отходам. Для нас любой продукт интересен до тех пор, пока он приносит пользу. Например, мы покупаем эскимо. Нам в равной степени (даже юридически!) принадлежит и само мороженое, и цветная упаковка, и палочка. Но, съев мороженое, мы выкидываем обертку на асфальт, не заботясь о том, что с ней произойдет дальше. Между тем каждый европеец, утверждают психологи, чувствует ответственность за принадлежащую ему вещь, поэтому обязательно донесет ее до урны и позаботится о том, чтобы она попала в правильный контейнер, а потом была переработана.

Сложность проведения агитации за раздельный сбор мусора связана также с некоторыми техническими моментами. Во-первых, во многих московских домах есть мусоропроводы. Системы, позволяющей опускать в трубопровод уже сортированный в квартире мусор, пока нет. Кто же будет таскать во двор пакеты, если их можно спокойно сбросить в мусоропровод? Другая трудность: для раздельного мусора потребуется большее количество контейнеров, а для них - специальные площадки. Пока таких в Москве можно пересчитать по пальцам. Их установкой должны заниматься управы, но, по информации из неофициальных источников, деньги, выделяемые на это, все время утекают на иные цели.

Но, допустим, москвичи все же проникнутся идеей рециклинга и сложат отходы по разным контейнерам. Куда же повезут это "добро"? Столичные переработчики едва справляются с нынешними мизерными объемами раздельно собранного мусора. И если воплотится в жизнь прогноз коммунальщиков, что количество городских отходов в скором времени вырастет на 20-30%, разделенный столькими усилиями мусор придется опять сваливать в одну общую кучу.

Упущенная выгода

ПРАВИТЕЛЬСТВО Москвы сложно упрекнуть в прохладном отношении к проблеме рециклинга. Оно даже подготовило проект закона "Об обращении с отходами производства и потребления", который в скором времени будет внесен в Мосгордуму. "Предлагается учитывать возможность хотя бы частичной переработки отходов на предприятии, - рассказывает депутат МГД Вера Степаненко, - потому что мощности подмосковных полигонов практически исчерпаны и захоронения на них необходимо сокращать. Сейчас тарифы на вывоз отработанных материалов настолько низкие, что предприятиям выгоднее отправлять их на полигон, чем перерабатывать. Проект закона предусматривает положение, при котором при определении лимита (того количества мусора, которое может быть вывезено на полигон) будет учитываться возможность переработки отходов на месте их производства. Если выяснится, что предприятие в состоянии самостоятельно переработать часть отходов, то лимиты на вывоз для него соответственно сократятся. Кроме того, предлагается установить льготы предпринимателям, использующим малоотходные технологии, создать механизм "залоговой цены" (когда стоимость тары и упаковки оплачивается производителем и потребителем, как это делается в 17 странах Европы)". Способен ли подобный закон решить "мусорные" проблемы? Вряд ли, на взгляд экономиста Виталия Гилядова, подготовленный закон ограничивается лишь общими формулировками.

Еще одна упущенная деталь. Вы наверняка обращали внимание на зеленый значок, который всегда присутствует на товарах в импортной упаковке. За рубежом давно и успешно действует принцип "загрязнитель платит". Каждый западный производитель отдает в управляющую компанию "Зеленая точка" определенную сумму, которая пойдет на переработку товара после его употребления. Оттуда собранные средства перечисляются сборщикам, сортировщикам и переработчикам отходов. И когда, например, упаковка от торта оказывается в мусорном баке, уже есть средства на ее переработку. Сбор, установленный "Зеленой точкой", для производителя отражается на стоимости товара. Поэтому производителю выгодно делать упаковки легкими для переработки, соответственно меньше загрязняющими окружающую среду: за удобные для рециклинга товары придется меньше платить.

На Западе все предприниматели, так или иначе вовлеченные в систему рециклинга, связаны в единую ассоциацию, которая занимается сбором тарифов и их последующим распределением. "Нужно и нам срочно создать аналог подобной организации, - считает исполнительный директор фонда "Чистая Москва" Валерия Романовская. - Мы теряем гигантские деньги. Иностранные предприниматели, продающие свой товар на территории России, платят за переработку. Но, поскольку в Москве нет профильной ассоциации, бесхозные деньги так и остаются за границей. А суммы это, судя по объему нашего импорта, весьма немалые. Если появится отечественная профильная организация, то средства будут автоматически переходить к ней".

Без перспектив?

КАК ни печально об этом говорить, но к внедрению рециклинга столица не готова. Не способны сортировать мусор горожане, нет контейнерных площадок, нет заводов для утилизации, нет предпринимателей, готовых заниматься отходами, нет законов, которые должны регулировать процесс, нет ассоциации заинтересованных лиц. На сегодняшний день правительство загорелось идеей решить хотя бы первое "не" и выделило аж 400 тыс. евро на агитацию горожан за раздельный сбор мусора. Нас будут учить с помощью плакатов в метро и роликов на ТВ. Мы разложим, наконец, мусор по разным пакетам. Только куда их потом денем? См. начало...

Виталий ГИЛЯДОВ, академик Академии проблем подъема экономики России:

- Столице необходим раздельный сбор отходов - это будет выгодно всем. Предположим, что в Москве раздельно собирается и перерабатывается хотя бы 50% ТБО, образующихся в жилом секторе, - то есть примерно 1,1 млн. тонн/год. Экономия на вывозе и утилизации составит примерно 472 млн. руб./год. Кроме того, город получит доход от реализации вторсырья в размере 157,5 млн. руб./год, по самым скромным расчетам. Итого 630 млн. руб./год прибыли! И это все не считая улучшения экологической ситуации: меньше выбросов выхлопных газов от вывозящего транспорта, снижение нагрузки на полигоны и т. п. К тому же сортировка отходов окажется не лишней и при мусоросжигании: в топку при такой системе точно не попадут лакокрасочные отходы, ПВХ, содержащие полимеры, - материалы, которые категорически запрещено сжигать.

Валерия РОМАНОВСКАЯ, исполнительный директор фонда "Чистая Москва":

- В Москве нет ни закона, обязывающего производителя платить за будущую переработку отходов, ни ассоциации, которая бы объединяла и поощряла действия сознательных частных предпринимателей. Появляются идеи восполнить этот пробел давно проверенным, однако не очень эффективным способом - за счет создания государственного унитарного предприятия. Во-первых, высока вероятность того, что созданный ГУП не будет пользоваться доверием со стороны коммерческих структур. Во-вторых, западные ассоциации представляют собой прозрачные структуры. Деньги, собирающиеся в них за счет выплат предпринимателей, могут быть потрачены только на переработку отходов или сопутствующую деятельность (просветительская работа, создание новых предприятий и т. п.). Этот процесс строго контролируется всеми членами ассоциации: коммерческими, государственными и общественными структурами. ГУП, как правило, учитывает интересы только одной стороны. В нем резко возрастает вероятность нецелевого использования средств.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно