Примерное время чтения: 4 минуты
85

Рынок с лицами российской национальности

"АХ ТЫ, БАТЮШКИ, медом-то как пахнет!" - пробежала волна удивления среди людей в основном почтенного возраста, собравшихся у открывшихся дверей автобуса. "Попробовали? Закупились?" - интересуются бабушки друг у друга. В Коломенском целый месяц торговали на ярмарке медом.

"БАБУШКА, смотри - пчелка!" - пятилетняя девочка завороженным взглядом провожала осу, пикировавшую над полем, где аккуратными рядками расположились палатки продавцов меда. "Это ж не пчелка, а друга птица, - отозвалась женщина в цветном платке, положившая локти на прилавок, украшенный большими буквами "ОРЕЛ". - Это осы, они больно жалятся, и от их укусов ничего, кроме вреда, не бывает. А пчелиным ядом мой отец себе радикулит вылечил. Народное средство такое (она перевела взгляд с внучки, которой радикулит в ближайшие лет двадцать не грозил, на бабушку): сажаешь штук восемь на поясницу, марлей закрываешь - и только повизгивать остается". Бабушка, впрочем, решила, что "наружные" пчелиные лекарства не так эффективны, как внутренние, поэтому стала прицениваться к меду.

Прицениться - понятно, а вот выбрать - целая наука. Кто-то руководствовался местом изготовления - на ярмарке можно было найти и адыгейский, и придонский, и краснодарский, и алтайский мед. Очередь выстраивалась традиционно за башкирским. Кто-то руководствовался принципом "целебной пользы". Например, хозяйка пасеки из района Горячего Ключа в Краснодарском крае долго рассказывала мне, что от простуды лучше всего помогает луговой мед, от проблем со зрением - мед из акации, ну а из собранной пчелами пыльцы с каштанов получается отменное йодсодержащее лекарство. И я бросилась покупать понемножку каждого сорта.

"Фи, девушка, что так мало берем? Полкило! Моему сыну этого хватит на час посидеть перед телевизором!" - возмутился пасечник из Цимлянска. Свой город он отрекомендовал не менее колоритно: "Как, вы не знаете, где это такое Цимлянск? Безобразие, даже Пушкин - и тот знал! Помните, в "Евгении Онегине" после смены блюд несли цимлянское вино, а? Может, вы и мед никогда не пили?.. Девушка, говорить "кушать мед" нехорошо, мед нужно "пить". Кружками, как пиво!" Две другие пасечницы втолковывали: "Москвичи почему-то любят, чтобы мед был пожиже. А потому в "ваших" магазинах его разводят. К началу осени уже редкий мед текучий, может, разве липа или акация. У меда своя жизнь: к зиме ему нужно густеть и подбираться".

Я прогуливалась по ярмарке, облизывая кусочек только что купленных сот. "Не совестно вам плеваться драгоценным продуктом?!" - таким восклицанием была прервана моя попытка избавиться от потерявшего вкус воска. "Осторожнее, не подавитесь, - приговаривал дедушка со стенда "Горный мед", отбивая рукой чечетку у меня на спине. - Соту нужно жевать около трех часов. А если хотите горло подлечить или от астмы избавиться - 7-8 часов".

Да, понятно, почему у всех выходивших из автобуса были такие лица. Отсюда уходишь умиротворенным. Москвичи получили уникальную возможность пообщаться с доброй, теплой, российской провинцией. Чаще всего пасека принадлежит одной семье, члены которой чуть ли не на полгода оставляют дом, сначала выезжая на пасеку, потом продавая мед, потом готовя улья к зиме. Ярмарка меда - это НАСТОЯЩИЙ ФЕРМЕРСКИЙ РЫНОК, ГДЕ СВОЮ ПРОДУКЦИЮ ПРЕДЛАГАЕТ ПРОИЗВОДИТЕЛЬ, А НЕ ПЕРЕКУПЩИК. Нас столько лет убеждали, что российские люди не умеют торговать, поэтому, мол, на столичных рынках хозяйничают "другие люди". К чему привело это откровенное вранье? Только к тому, что мы потеряли связь с остальной Россией, и к тому, что москвичей теперь в России считают людьми злыми и угрюмыми.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно