Примерное время чтения: 7 минут
254

С мигалкой ты - хозяин, без мигалки - лишь народ

ЧУВСТВО восхищения вызывают традиции в странах с развитой демократией. Например, лондонские парламентарии слыхом не слыхивали, что такое служебный транспорт. Они после заседаний спокойно разъезжаются на такси. Мэр Амстердама ездит на работу на велосипеде, шведские депутаты и представители власти в других городах и весях не чураются метро либо сами за рулем - и уж точно без опознавательных знаков в виде мигалок, крякалок или спецномеров. Одни мы, вернее, наши "слуги народа" вцепились мертвой хваткой в ими же установленные прелести жизни. Для приличия повозмущаются немного ("Ай-яй-яй!") и обратно - в машину с мигалкой. Почему же мы никак не можем победить это барство избранных нами же людей? Мы решили поинтересоваться у самих депутатов: ну ладно метро или велосипед, но почему они не хотят ездить на работу хотя бы на такси или на личном автомобиле, как все?

"Граждане должны воспринимать власть"

Алексей МИТРОФАНОВ, депутат Госдумы:

- АКЦИИ против "членовозов" проводились неоднократно, родоначальником был еще тов. Хрущев. Он попытался лишить чиновников спецтранспорта, решив, что 500 тыс. водителей - это роскошь. Закончилось тем, что все госмашины были распроданы самим же чиновникам по остаточной стоимости (за гроши), а потом права на обладание служебным транспортом были восстановлены, и помимо личных, выкупленных, они вновь обзавелись новенькими "Волгами" и "Чайками". Но, с другой стороны, сравнивать европейских депутатов, которые ездят на метро или велосипеде, с нами нельзя. В России другие традиции. Для нас, госчиновников, водитель - больше, чем водитель, это еще и помощник, и представитель, и охранник, и курьер. Предлагаете пользоваться такси? Но он же колбасник, зарабатывающий деньги. И только в том случае, если водителей начнут усиленно проверять при приеме на работу, учить манерам, когда они перестанут жульничать, когда машины оборудуют черными ящиками и начнут записывать переговоры, можно будет начать разговор об их профпригодности. А пока этого нет, с нынешними водителями такси работать невозможно. Они не понимают, что такое - обслуживание государственных задач.

Владимир МЕДИНСКИЙ, депутат Госдумы:

- СЕГОДНЯ по России колесит около 2 тыс. чиновничьих машин со спецномерами и еще не известно - сколько с мигалками и сиренами. Мигалки нужны для обеспечения приоритетного проезда, что нередко сопровождается нарушением ПДД. Несколько лет назад я работал в налоговой полиции. Генерал, помощник нашего директора, никогда не выполнял никаких оперативных заданий, но ездил на машине с двумя мигалками и сиреной. Однажды его срочно вызвал шеф. И этот человек вырулил на тротуар и, включив всю светомузыку, проехал от Старой площади до здания в середине Маросейки. Пешеходы спасались, залезая на водосточные трубы. Это привело к нескольким авариям. В итоге за ним погнались гаишники, но у генерала был спецталон без права проверки документов (он сам же такие талоны распределял). Сотрудники ДПС написали письмо начальнику налоговой полиции. Виновный генерал оправдался: "Шеф, когда вы меня вызываете, я теряю рассудок". В итоге отделался выговором.

По моему мнению, необходимо сократить количество мигалок и флаговых номеров в два-три раза. Последнее постановление правительства о спецномерах и спецсигналах вводит порочную практику выдавать такие атрибуты власти чиновникам, которым они не нужны. К примеру: на флаговый номер имеют право зам. пресс-секретаря президента или руководитель аппарата Счетной палаты. Или верховный муфтий, председатель Центрального управления муфтиев, председатель Духовного управления мусульман, председатель Совета муфтиев России. Если уж следовать этой логике, то почему шаман Чукотки не имеет права на такой госзнак? Также не вижу логики в распределении спецномеров среди руководства государственных коммерческих компаний. Так, руководству "Газпрома" номер положен, а гендиректору Союзплодоимпорта, 100% акций которого принадлежат государству, нет. Почему председатель Банка России так же, как и его заместители, имеет номера, а глава Внешторгбанка нет? Почему ректор Финансовой академии достоин номера, а ректор МГУ нет?

К сожалению, система спецномеров в нашей державе должна сохраниться. Этот психологический аспект важен для восприятия гражданами власти. Президентский кортеж нужен не только для обеспечения безопасности, но и для того, чтобы показать, кто в доме хозяин. Так, флаговые номера и спецсигналы должны сохраниться у чиновников класса "А": у лиц, подпадающих под закон о госохране, министров, у главы администрации президента, помощников президента, глав федеральных служб, судебной власти, минимума людей из аппарата администрации президента и др. Однако необходимо строго следить за правильностью использования таких номеров. Перекрывание трасс для проезда высших персон страны - отдельная тема, но могу сказать, что многие госчиновники даже не в курсе, что ради них останавливают движение. Гаишники, желая выслужиться, нередко обеспечивают полностью свободный проезд Юрию Лужкову. Думаю, что московский мэр об этом не догадывается. Зато у него создается впечатление, что проехал быстро и без пробок.

Не дождемся!

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ движения автомобилистов России депутат Госдумы Виктор Похмелкин в законопроекте "О внесении дополнений в Федеральный закон "О безопасности дорожного движения" предлагает ЗАПРЕТИТЬ ВСЕМ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ ЧИНОВНИКАМ пользоваться спецсигналами. Также там прописана необходимость аннулировать спецномера, а мигалки оставить лишь лицам, подпадающим под закон о госохране. Законопроект Похмелкина был принят в первом чтении подавляющим большинством депутатов Госдумы прошлого созыва. Если он будет одобрен, любая машина с мигалкой, но без цветографических схем (то есть надписей типа "милиция", "скорая помощь" и т. д.) или вне кортежа с охраной ФСО будет остановлена как нарушающая закон. Но у данного документа нет шансов на победу. Ведь сразу после первого чтения в Думу пришло отрицательное заключение, подписанное Президентом РФ. А 17 сентября в свет вышло новое постановление Правительства РФ, увеличивающее количество мигалок и спецномеров на машинах чиновников.

"Узнав о постановлении Михаила Фрадкова по спецсигналам и флаговым номерам, - рассказывает Виктор Похмелкин, - я написал письмо председателю Комитета по безопасности Владимиру Васильеву с просьбой ускорить второе чтение моего законопроекта. Ведь последнее постановление правительства увеличивает количество разрешенных мигалок на 20-30%. Реакции от Васильева нет. Это понятно, ситуация с законопроектом пиковая: в кулуарах многие трезвомыслящие депутаты признают необходимость принятия этого закона. Однако на них давит отрицательное заключение президента и правительства. Они не допустят второго чтения. Хотя по существующим правилам нельзя предлагать новый законопроект на тему проекта, уже принятого в первом чтении. А вернуть в первое чтение и отклонить мой проект слишком опасно - избиратели не поймут".

Чиновники, понятное дело, не могут представить себе жизни без мигалок. И дело здесь не в скорости передвижения - даже блистая всеми цветами радуги, крякая и завывая, быстро преодолеть московские пробки в час пик не получится. Тем более что утром и вечером на Рублево-Успенском шоссе и других правительственных трассах заторы наполовину состоят из машин с разноцветными маяками. ЧИНОВНИКАМ ВАЖНО ПОКАЗАТЬ СВОЮ ПРИЧАСТНОСТЬ К ВЛАСТИ. А это не лечится. Увы!

Наша справка

ГОСДУМА. Количество служебных легковых автомобилей - 340, из них 180 закреплены за депутатами, остальные работают "по вызову".

МОСГОРДУМА: весь спецтранспорт работает по договорам. Депутаты (их 35 чел.) ездят на шведских автомобилях S 80 без мигалок. Мигалкой оборудована только машина В. Платонова (тоже S 80 из федерального автопарка). Гордума располагает также и разгоночным транспортом - несколькими "Волгами".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно