Примерное время чтения: 8 минут
109

Басманный тупик

Под крышей рухнувшего Басманного рынка погибли люди. Эта трагедия задала много вопросов.

Почему на рынке жили?

ПОЧТИ все сотрудники Басманного - не москвичи, и прилавок для них являлся не только местом работы, но и местом жительства. Большинство московских рынков напоминает муравейники, где люди работают, спят, едят, моются и ходят в туалет. Двери рынков ночью открыты для оптовых покупателей. Чтобы добраться до работы вовремя, нужно либо жить в соседних домах, либо вообще не уходить с рабочего места. На Басманном рынке, например, для таких целей использовались подсобки под лестницами. По официальной версии: чтобы в предпраздничные дни грузчики могли переночевать. На антресолях под куполом гнездились целые семьи, они спали на чём придётся, а кому и там не хватало места, те ночевали в припаркованных у здания рынка автомобилях.

"Наша бригада прибыла на место одной из первых, - рассказывает Анатолий Кухнюк, начальник ПСО N 1. - Больше всех повезло тем, кто оказался в подвале. По нашим оценкам, в момент обрушения там находились 300 человек - подсобные рабочие, рубщики мяса, грузчики. Во многих клетушках стояли кровати и простая мебель - стулья, столы. Когда позже мы помогали торговцам извлекать товар из подвала, за одной из дверей нашли собаку: пёс ждал возвращения хозяина и охранял помещение".

Спасатели извлекли тело мужчины: в руках была зажата толстенная пачка денег - 180 тыс. руб. - не меньше. Во время разборки завалов люди просили помочь их родственникам. Иногда просьба звучала так: "Он должен был спать под прилавком слева, по соседству с мешками картошки, ящиками с виноградом и упаковками дезодорантов"...

По словам главного санитарного врача РФ Геннадия Онищенко, на Басманном не погиб бы ни один человек, если бы дирекция рынка соблюдала правила работы. Число же погибших говорит о том, что там плевали на санитарные требования торговли. Но, если бы санслужбы и выдали соответствующее предписание дирекции рынка, его вряд ли стали бы выполнять. Там не выполнили даже вынесенное 2 месяца назад прокурором Басманного района предостережение о незамедлительном устранении нарушений Правил пожарной безопасности.

Почему директор рынка не выполнил "предостережение об устранении нарушений правил пож. безопасности"? Почему рухнула крыша?

ВИДИМО, удавалось договариваться с проверяющими. В другом случае трудно не заметить, что в здании рынка была выполнена незаконная перепланировка. Крыша могла рухнуть из-за возведённых на антресолях дополнительных помещений, не предусмотренных проектом. Антресоли, расположенные на уровне второго этажа, - элемент конструкции крыши. Перегружать их нельзя из соображений безопасности. Плоский круг крыши опирался не на капитальные стены, а на тросы-ванты. Те в свою очередь цеплялись к железобетонному контуру по периметру здания с одной стороны и к стальному кольцу в центре под куполом с другой стороны. Конечно, тросы проектировались с запасом прочности, но несущие конструкции могла поразить коррозия. Незаконная перепланировка, по мнению прокурора Москвы А. Зуева, могла привести "к неконтролируемой изношенности здания и обветшанию его конструкций". Так ли это, можно будет сказать после экспертизы. Хотя как её проводить? На месте рынка - чистое поле. А если его и не было бы, проводить экспертизу проектирования и строительства объекта 30-летней давности всё равно оказалось бы сложно. В 1990-е гг. при смене собственника или арендатора почти любого здания вся эксплуатационная документация терялась или уничтожалась.

Почему на рынке, построенном 30 лет назад, ни разу не было капремонта?

КАК Басманному рынку удавалось избегать техосмотров, понятно. Отсутствует госорган, который бы контролировал на постоянной основе состояние зданий и сооружений. Поэтому проведение осмотра остаётся на усмотрение руководителя предприятия. В данном случае мониторинг техсостояния здания должен был организовать директор - Марк Мишиев. В столичной прокуратуре считают, что в соответствии с уставом предприятия, трудовым контрактом и должностной инструкцией директор несёт полную личную ответственность за безопасные условия труда. И то, что он не принял мер к правильной эксплуатации здания, текущему и капремонту, стало причиной предъявленного ему обвинения и заключения под стражу. Но... привлечь его к уголовной ответственности сложно. Хотя рынок и называется госпредприятием, на самом деле структура его коммерческая. Максимум, что можно сделать с руководителем, - оштрафовать!

Но городские власти всё же следили, что происходит на рынках вообще и на Басманном в частности. Так, в постановлении правительства Москвы от 22 февраля 2000 г. "О мерах по повышению эффективности использования госимущества ГУПами Москвы" написано, что "руководители гос. и муниципальных предприятий имеют неоправданно широкие полномочия в части распоряжения имуществом при недостаточной ответственности за эффективное использование закреплённого за ними имущества". В этом же постановлении речь идёт о том, что "отсутствует единая система контроля со стороны органов горадминистрации, а также префектов за результатами деятельности этих предприятий". Столичные власти много лет ЗНАЛИ об отсутствии контроля, но ничего с этим НЕ ДЕЛАЛИ. Возможно, причина бездействий в том, что Басманный рынок готовили к приватизации в этом году, последующей ликвидации и строительству на его месте торгового комплекса. Получается, крыша у рынка съехала "вовремя", как вовремя и треснул дом по соседству, который также будет снесён. Теперь найти для торгового центра инвестора легко. Ему за новый комплекс с магазинами, ресторанами и кинотеатрами можно отдать площадку под строительство жилого дома с последующим покрытием своих затрат продажей квартир.

Кому принадлежат столичные рынки?

РАССКАЗЫВАЕТ сотрудник Федеральной миграционной службы Александр О.

- 90% московских рынков отданы перекупщикам с Кавказа. В начале 1990-х гг. под различные диаспоры, в основном азербайджанскую, ушли продовольственные базы. Потом и сами рынки поделили между нацменьшинствами. Сегодня граждане Азербайджана контролируют примерно 60% рыночной торговли овощами и фруктами, остальное делят грузины, армяне, таджики и т. д. Азербайджанцев, занятых в этом виде бизнеса, в столице примерно 300 тыс. Чиновники создали подобную ситуацию сознательно: практически все торговцы - нелегалы. Ими легко управлять. В случае неповиновения у них отберут бизнес и передадут сговорчивым собратьям. Перед мигрантами поставили задачу - отдавать как можно больше денег. На сегодняшний день это значит торговать импортными товарами (до 80% овощей и фруктов на прилавках привозные) по максимально высокой цене. Контракты с иностранцами заключаются на годы вперёд. Подобная монополия позволяет диктовать условия торговли и с наименьшими затратами получать наибольшие прибыли. На тех же яблоках, доставляемых из Европы, накручивают 200-300% от первоначальной стоимости. Только деньги идут не в бюджет города, а в карманы чиновников. Они вводят скидки на аренду принадлежащих городу помещений (некоторые потом сдаются в субаренду), закрывают глаза на налоговые нарушения, поддерживают миф, что, если система будет разрушена, в столице пропадут фрукты и овощи.

Чем торгуют на рынках?

МОСКОВСКИЕ рынки стали рассадниками криминала. Рынок у ст. м. "Тёплый Стан" поделён между азербайджанцами и армянами. Таджики и узбеки торгуют не только фруктами-овощами. "Здесь расположено несколько постоянных точек продажи наркотиков, - рассказывает сотрудник ГУВД г. Москвы Алексей С. - В основном героина, но есть и анаша, гашиш, маковая соломка и т. д. Их доставляют практически на каждом борту, прилетающем из Средней Азии. Провозят в тюках с продуктами - зеленью, мандаринами, приправами. Так не учует никакая собака. Оборот точек - десятки тыс. долл. в неделю. Потребители - наркоманы всего юго-запада Москвы". Кроме наркотиков рынки под завязку заполнены контрабандой и контрафактной пищевой продукцией, нередко вредной для здоровья. На многих прилавках можно увидеть чёрную икру. Доставляют деликатес из Дагестана, с Дальнего Востока (иногда военно-транспортными самолётами). Никаких документов, результатов экспертиз на икру нет - торговать подобными товарами на рынках нельзя по закону. Администрации заранее предупреждаются обо всех глобальных проверках. Сотрудники УБЭП, в чьи функции входит проведение проверок на рынках, фактически лишены возможности внезапно накрывать большие сети и выявлять нарушения. При проверках виновных обычно не находят - продавец кивает на хозяев, те разводят руками и отпираются. В итоге... штраф и конфискация нескольких банок.


Вопрос без ответа

ПОЧЕМУ мы не учимся на своих ошибках? Обрушение Басманного рынка, к сожалению, не первая техногенная катастрофа. Был "Трансвааль-парк", чуть ли не каждый день в городе рушатся стены жилых домов, крошатся карнизы, падают балконы. Город создаёт комиссии, которые кое-что проверяют. Однако, по сути, ничего не меняется. Но, если нельзя наказать собственника за то, что он не следит за техническим состоянием своей недвижимости (торгового центра, офисного здания, гаражного комплекса), может, пора наказывать исполнительную власть за отсутствие надлежащего контроля - то есть неисполнение своих прямых обязанностей?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно