Примерное время чтения: 5 минут
74

Лубок и пупок

Может быть, это и нехорошо, но, завидя в метро какую-нибудь лохушку, грызущую ногти и вчитывающуюся в модный "гламурный глянец", я ловлю себя на мысли, что гораздо больше ей подошло бы разглядывание... кособокого лубка.

Корсеты из корзин

ВО ВСЯКОМ случае, это не противоречило бы исторической правде. Потому что предтечами модных журналов в Москве были лубочные "листы". Это в Европе аж с 1672 г. начал издаваться модный журнал "Mercure Galant". Журнал был, разумеется, французским, а, поскольку Людовик XIV активно науськивал против Москвы турок, французов у нас недолюбливали и к их модным штучкам относились подозрительно. Впрочем, несмотря на то, что жили московиты тогда не по моде, а по воле божьей, кое-что подобное было и у нас. О журналах речи не шло, но вот редкие привозные голландские и английские гравюры использовались придворными модниками как ориентиры. Всё это было на уровне баловства, над европейской одеждой слегка посмеивались. Первой и единственной жертвой модных гравюр на тот момент стал князь Василий Голицын. Вот он-то как раз предпочитал французскую моду, за кружева, чулочки и воротнички которой бывал неоднократно, хоть и не в лицо, осмеян и прозван "бабой".

Но спустя четверть века потребность в модных журналах ощутили все, и не по своей воле. Причиной послужила задуманная и начатая Петром I в 1698 г. реформа причёски и костюма. Уже привыкшие, что нарушение воли царя даже в такой малости опасно и ведёт к ссылке или чему хуже, московское боярство и дворянство покорно принялось европеизироваться. Результат - появление в Москве чудовищно уродливых костюмов и женских платьев-роб, в корсеты которых вместо положенного китового уса подкладывали прутья от ивовых корзин. Если учесть, что это великолепие шилось, как правило, крепостными дворовыми девками, которые понятия не имели о европейских тенденциях, и дополнялось самопальными париками, чаще всего из конского волоса, то станет ясно, что такого кошмара Москва ещё не видывала.

Выход из ситуации нашёлся тут же - в город потоком хлынули те самые гравюры, ещё недавно служившие посмешищем. А поскольку листы на тему "как прибирать свою особу" были довольно дорогими, для рядовых горожан наладили выпуск лубков. Их делали московские мастера, которые развлекали московскую публику картинками из серии "Бова-королевич" и "Как мыши кота хоронили". Так что "гламурный глянец" тех времён по своему весёлому идиотизму ничуть не уступал нынешнему.

Модницы умирали от простуды

БОЛЕЕ осознанные материалы, посвящённые актуальным тенденциям европейской моды, появились только в середине XVIII в. То, что это были, как и сейчас, пиратские полупереводы-полупересказы западных статей, удивления не вызывает. А вот издания, в которых они появлялись, - это да... Первым на гламурном поприще отличился в 1769 г. журнал "Полезное с приятным", подготовленный преподавателями Сухопутного шляхетского корпуса (!) в назидание отрокам. Воспитатели российского офицерства похитили из британского журнала материалы "Об одежде" и "Письмо о женском уборе". В 1791 г. в Москве появился первый настоящий специализированный модный журнал с улётным названием: "Магазин англицких, французских и немецких новых мод, описанных ясно и подробно, представленных гравированными рисунками с присовокуплением описания образа жизни, публичных увеселений и времяпровождений в знатнейших городах Европы, приятных анекдотов и пр.". (Найдите 10 отличий от современного дамского глянца.) Подписчиков у него было по тем временам умопомрачительное количество - более 500. Журнал добросовестно передирал всё из европейских изданий - редакционная статья одного из номеров выглядит трогательно: "Издатели сего журнала приняли нужные меры получать материалы из Парижа почтою не позже, как через полтора месяца после их появления".

Источником модных откровений для большей части нашего "глянца" на долгое время стало известное французское издание "Journal des Dames et des Modes". И надо же так случиться, что именно в конце XVIII в. он поднял на щит милую, но абсолютно не годную для повседневности моду на античность. По большей части заключалась она в том, чтобы дама как можно больше оголилась и порхала этакой эллинкой в лёгкой газовой тунике и шёлковых туфельках на ленточках. Если даже для Франции с её благословенным климатом это было чересчур, то для русских условий - практически равнозначно смерти. Но поскольку, когда говорит мода, мозги на время умирают, наши барышни рванули за француженками из журналов, нимало не обращая внимания на то, что туника даже в Греции считалась нательной рубахой и без плотного гиматия (шерстяной плащ) гречанки на улицах не появлялись. Результат воздействия красивых картинок на женские умы был обнародован уже в XIX в.: "В те годы, когда господствовала мода подражания греческим костюмам, от простуд умерло больше женщин, чем за предшествовавшие 40 лет".

Благо мода на античность скоро уступила место русским мотивам. После победоносного вступления русской армии в Париж на картинках модных французских журналов появились шали и сарафаны, которые наши модницы приняли за супердостижение западной моды, забыв о том, что любая баба из подмосковной деревни может в плане сарафана дать сто очков вперёд какому-нибудь кутюрье. Интересно, какими успехами должна блеснуть наша нынешняя армия, чтобы западный глянец перестал заставлять наших барышень оголять пупок в тридцатиградусный мороз?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно