Примерное время чтения: 6 минут
177

К барьеру и до повалу!

В наше время, когда принято считать, что убойная сила чернил и бумаги куда выше, чем у свинца и железа, трудно представить, что некогда разногласия между деловыми людьми решались с помощью поединков.

Выйдем в поле!

РАДОСТЬ от того, что можно законным порядком ухлопать конкурента или кредитора, сопровождала московитов чуть ли не 500 лет. Поначалу, правда, многим было не до Божьего суда, или, как его у нас называли, "поля". Лихие годы татарщины, а потом и литовщины заставляли относиться к своим бережно и решать вопросы полюбовно. Но уже во времена Ивана III, когда государство окрепло, обычай доводить дело до поединка расцвёл пышным цветом и даже документально зафиксирован в Судебнике 1497 г. Однако соблазн объявить наших бояр и дворян дуэлянтами наподобие героев Дюма напарывается на полное несоответствие русского поединка и европейской дуэли. Это у них там обнажали оружие от балды - по причине косого взгляда или в стиле Портоса: "Дерусь потому, что дерусь!" Московиту для поля требовалась причина серьёзнее. Тяжба о поземельном владении, о наследстве и даже заёмные дела от рубля и выше - всё это решалось полем. Кое-какие московские названия до недавнего времени сохраняли отголосок тех сражений. По словам Татищева, излюбленными местами считались Полянка у Серпуховских ворот и пятачок на Никольской улице близ ворот Владимирских, где впоследствии выстроили церковь Троицы в Полях. Дрались московиты, согласно заветам предков, "без огня, воды и железа", на оружии "чистом", то есть - на дубинах. Особенных правил не было: "В поле две воли, а там кому Бог поможет".

Иностранцы, наблюдая подобные бои, а главное, узнав о причине поединков, принялись считать московитов трусливыми холопами - дескать, о чести не пекутся, а сражаются ради выгоды. Наши не оставались в долгу - за иноземцами на Москве укрепилась слава горлопанов и пустобрёхов. Потому что русская честь полагалась в том, чтобы хранить заветы отцов и служить государю, а не в том, чтобы за неосторожное слово проколоть соотечественника.

С трёх шагов

НЕУДИВИТЕЛЬНО, что первая настоящая дуэль по европейским правилам состоялась в Москве между иностранцами. Повод, правда, был любопытный. 29 мая 1666 г. полковник шотландец Патрик Гордон собрал гостей на новоселье. Среди них оказался англичанин, майор Монтгомери, который, подпив, принялся ругать русские порядки. Гордон не стерпел оскорблений в адрес своей новой родины и вызвал наглеца на дуэль в районе нынешнего Лефортова. Сначала съезжались на конях и стреляли из мушкетов. Промах. Вмешались высшие чины и помирили дуэлянтов. Царь Алексей Михайлович сначала пришёл в бешенство, но, когда ему донесли о причине дуэли, простил Гордона и даже повысил ему жалованье.

Интересно, что Пётр I, столь активно насаждавший не только европейские порядки, но и европейские нравы, категорически не допускал дуэлей. Согласно петровскому "Артикулу воинскому" не только участие в дуэли, но и подготовка её и даже недонесение о поединке карались виселицей. Погибшего на дуэли предписывалось повесить за ноги в назидание другим. Это вам не дурацкие противодуэльные эдикты Ришелье! Иные исследователи уверены, что Пётр, искусственно "онемечив" дворян, увеличил разрыв между ними и народом до гигантских размеров, тем самым сделав дворян чужими в своей же стране.

И это спровоцировало перманентную истерику, которая искала выход в безрассудной храбрости на войне и бешеных кровавых дуэлях. Русское дворянство не подкачало. Победоносные войска совсем загнобили некогда могучую турецкую Османскую империю, а в Москве и Петербурге установилась потрясающая куртуазность поведения. Вежливость зашкаливала все мыслимые пределы, поскольку "обменяться пулями" предлагалось не то что за оскорбительное слово или намёк, но даже за случайный тычок в толпе. И тут уж Европе хвастаться стало нечем. Если там по-прежнему дрались чаще всего до первой крови, то наши предпочли пистолеты и дистанцию в 10, 6 и даже 3 шага, когда первая кровь становилась последней. Так что условие "стреляться до повалу" можно было и не ставить - очевидно и так.

Русская лихорадка

ДУЭЛЬНАЯ лихорадка захватила даже милых дам - только в 1765 г. среди придворных барышень произошло 20 дуэлей, на 8 из которых секунданткой была сама Екатерина II. Дамские дуэли превосходили по жестокости мужские: 40% смертей в мужских поединках и 85% - в женских.

После войны 1812 г. дуэльная лихорадка развернулась по новой. За многими дворянами поединки исчислялись десятками - таковы были граф Фёдор Толстой-Американец, князь Фёдор Гагарин, Михаил Лунин и, конечно, Александр Пушкин. Самообладание их потрясало. Пушкин на дуэли в Молдавии спокойно ел черешню и плевался косточками. А когда в доме Фёдора Толстого вызвали на дуэль его приятеля, граф без причины оскорбил вызывающего, отвёз его за город, ухлопал и уже через час играл в карты. Если в Питере предпочитали стреляться на печально известной Чёрной речке, то в Первопрестольной "культовыми" считались Кунцево, Сокольники и Марьина Роща. Если же дело доходило до начальства, следовал приказ: "Где угодно, но только не в Московской губернии!" Тогда ехали в Тверскую.

Однако золотой век русской дуэли кончался. На авансцене истории дворян заменили разночинцы и купцы. Первые к дуэли относились как к "изуверскому баловству бла-ародных", вторые поединок профанировали и низвели до фарса. Ну о каком благородном бое может идти речь, когда купцы паршиво стреляли и ещё хуже владели холодным оружием? Два таких вот горе-поединщика бились на медных канделябрах. А ещё два устроили дуэль на... водке. Когда первый графин опустел, а в другом осталось меньше половины, один из купцов упал замертво. Другой допил остатки водки и отправился домой, где завершил победный для себя день фехтованием на деревянных аршинах со своим приказчиком.

Сейчас дуэль осталась в славном прошлом, подёрнутая романтическим ореолом. Перефразируя слова Маяковского, можно сказать, что перо действительно приравняли если не к штыку, то к шпаге. Чернила в современном выяснении отношений и впрямь эффективнее.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно