Примерное время чтения: 6 минут
312

ЦЫГАНСКИЙ БАРОН отправил НА ТОТ СВЕТ БОЛЕЕ ПОЛУСОТНИ москвичей...

2000 год стал очень урожайным для работников Домодедовского уголовного розыска и прокуратуры. Два уголовных дела, которые они вели, прогремели на всю страну. Одно из дел - печально знаменитое дело "Автолюкса" по факту убийства двоих домодедовцев. Хотя на деле трупов там всплыло гораздо больше. Другое - дело калужского цыганского барона Дави и его подельника Корявина. На сегодняшний день за этой парой числится уже шестьдесят трупов. И это, похоже, не предел. Дело продолжается, число убиенных растет с каждым днем...

А ВЫШЛИ на барона случайно сотрудники патрульно-постовой службы Домодедовского УВД, патрулирующие дорогу от кладбища до аэропортовского шоссе. Эта дорога давно уже снискала себе печальную репутацию "могильника". Поэтому решено было выставить там наряд патрульно-постовой службы на "уазике".

Результат не замедлил сказаться.10 апреля 1999 года около 11 часов вечера патрульные заметили свет автомобильных фар в пролеске возле дороги. Подойдя поближе, ужаснулись - возле "пятого" "жигуленка" ворочались окровавленные мужчина и женщина. Рядом стояла канистра, до краев заполненная бензином. Было очевидно, что появление постовых сорвало садистские планы злодеев.

Позднее женщина умерла в больнице, не приходя в сознание, а мужчина в больнице несколько раз пришел в сознание и назвал свой адрес, имя, фамилию - Петр Митрошкин.

Дело было поручено для расследования следователю по особо важным делам Валерию Полищуку. Он в то время уже занимался "Автолюксом". Следствие раскручивалось стремительно. "Пробили" машину. Выяснили, что бывшая ее владелица продала "шестерку" Корявину на одном из московских авторынков. Обрабатывая круг знакомых Корявина, вышли на Дави. "Пробили" и его. Оказался - цыганский барон, ранее проживавший в городе Боровске Калужской области. Имел обширнейшие связи как в районных администрациях, так и в местной милиции и паспортных столах. Фактически был некоронованным королем города. В конце 92-го - начале 93-го годов, когда за "разработку" табора плотно взялись местные оперативники, вместе с коллегами по бизнесу снялся с насиженного места, перебрался в Москву и занялся квартирным бизнесом. Но связей с местными районными администрациями не порвал. В дальнейшем они ему очень пригодились.

Колония имени "Барона Дави"

Московский квартирный бизнес Дави, как и следовало ожидать, был криминален с головы до ног. Многочисленные таборные шестерки за определенную мзду через своих людей в ЖЭКах выискивали пьяниц, имеющих жилье. И начинали их обхаживать. Сначала клиентов долго и упорно поили. Потом делали предложение, от которого человеку, попавшему в жесткую алкогольную зависимость, было чрезвычайно трудно отказаться. Предлагали поменять квартиру в Москве на дом в Калужской области. Плюс доплата, разумеется, на дальнейший пропой. Перед сделкой Дави или его люди приезжали вместе с продавцом в райцентр, тыкали пальцем в первый попавшийся более-менее приличный дом: "Смотри, в нем будешь теперь жить". Жертва, как правило, безропотно соглашалась...

Бизнес стремительно шел в гору, благо проблем с пропиской бывших москвичей в калужских райцентрах не возникало - в паспортных столах сидели по сотому разу купленные люди.

Сам Дави в подобного рода сделках делал заключительный аккорд - с отмытым, очищенным и даже не похмеленным по такому торжественному случаю владельцем квартиры приезжал к частному нотариусу и оформлял акт купли-продажи. Этих нотариусов в процессе следствия всплыло видимо-невидимо в самых разных концах Москвы.

Через пару-тройку лет бурной коммерческой деятельности "Дави и компании" в нескольких районах Калужской области возникло целое поселение имени "Барона Дави". Дома "вынужденных переселенцев" представляли собой убогое зрелище - дышащие на ладан развалины. И, разумеется, совсем не те, которые ранее демонстрировались и были обещаны владельцам квартир.

Местные власти были в шоке, когда к ним вслед за операми как снег на голову свалилась следственная группа из "самой Москвы". Стало ясно, что эти, пока не "накопают", не уедут. Глава одной администрации даже инфаркт получил.

Надо сказать, первых десять переселенцев Дави честно прописал в Калужской области. Потом нашел новый адресат - и попросту стал продавать бедолаг в рабство. Чечены в трейлерах переправляли рабов в независимую Ичкерию и там уже перепродавали землякам. По словам Корявина, цена "свежеиспеченного" раба была достаточно большой - около двух тысяч долларов.

И вот тогда Дави, не мудрствуя лукаво, решил клиентов убивать. Ну не в Калугу же их каждый раз возить, на самом деле? Задумано - сделано. Справив сделку, клиентов вывозили за город, куда-нибудь в ближнее Подмосковье. В одном из лесков "безропотную скотину" забивали гвоздодером или монтировкой, потом обливали бензином и сжигали. Бессменным компаньоном во всех делах Дави был Корявин - уроженец Боровска, фактически личный телохранитель и шофер барона.

Зверь в капкане

И Дави, и Корявин, почувствовав после того случая в Домодедове, что теперь их в покое не оставят, перешли на нелегальное положение. Корявин вернулся в Боровск к бывшей жене. Дави сменил паспорт (не без помощи коллеги из паспортного стола), стал литовцем Самонисом и поселился в московской гостинице вместе с дочерью.

Корявина взяли ночью. Сопротивления он не оказывал, только устало и обреченно протянул в сторону оперативников руки, на которых защелкнулись браслеты. Где находился Дави, он не знал. Но показания стал давать практически сразу. За несколько дней работы Полищуку стало известно об убийствах еще нескольких квартирных клиентов - в Боровске, под Смоленском, в Тверской и Калужской областях. Пришлось выезжать на места преступлений, искать то, что осталось от трупов. Некоторые погибшие были опознаны, пепел других был давно развеян по ветру.

А потом вышли и на самого цыганского барона - через его бывшую жену. Правда, поговорить с ним по душам у Полищука все-таки не получилось. Чувствуя, что кольцо преследования вокруг него сужается, Дави заметался, как загнанный волк. И в один день решил свести счеты с жизнью. Цыганский барон отравился сам и отравил свою шестнадцатилетнюю дочь. Когда участковый с помощью горничной открыл дверь гостиничного номера, девочка уже была мертва, а сам Дави хрипел и бился в конвульсиях. Спасти его не удалось.

Хоронили его как уроженца Прибалтики Миларда Артуровича Самониса - по паспорту. И только после эксгумации стало ясно, что за чудовище было похоронено на Щербинском кладбище, на границе Домодедовского и Подольского районов.

Итог

А дело Корявина - Дави было передано в Московскую областную прокуратуру. Корявин "колется" до сих пор - прощение себе вымаливает. Валит все на шефа. Он, мол, убивал, я только ассистировал. По словам Полищука, на сегодняшний день за ними числится около шести десятков убийств. Гора трупов. А сколько их на самом деле, покажет следствие...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно