Примерное время чтения: 12 минут
331

Дмитрий ЯКУБОВСКИЙ: "Нельзя бросаться камнями,если сам живешь в стеклянном доме"

Дмитрий Якубовский знаком с российским правосудием не понаслышке. Он был и советником Правительства России, и советником Генерального прокурора по международно-правовым вопросам, и полномочным представителем правоохранительных органов и спецслужб в Правительстве РФ. Он много и плодотворно работал (и работает) адвокатом, и одновременно ему довелось побывать в шкуре зека.

Недавно Д. Якубовский приобрел новый опыт, поучаствовав в избирательной кампании в Госдуму. Но главное, в издательстве "Политбюро" вышла его уникальная книга "Что такое арест и как с ним бороться"...

- Дмитрий, даже не знаю, поздравлять ли тебя с итогами прошедших выборов в Госдуму: по-моему, полнейшее фиаско...

- Не совсем. По избирательному округу, где я баллотировался, выборы признаны несостоявшимися.

- Говорят, что данные выборы - самые грязные и не имеют аналогов по количеству нарушений закона.

- Если бы я не был участником выборов, то мог бы изложить свою точку зрения. А так любой мой ответ на данный вопрос могут неправильно понять, мол, Якубовский хочет себя обелить или что-то в этом роде.

- Тогда дай оценку как юрист действующему закону о выборах.

- Закон о выборах составлен таким образом, чтобы, с одной стороны, можно было избрать, кого хотят власти предержащие, с другой - снять с дистанции неугодных. Большей глупости, чем написано в законе, нельзя себе представить, даже если бы специально стояла задача написать самый глупый закон на свете.

- Нельзя ли конкретизировать пару-другую "глупостей"?

- Ну, например, согласно закону о выборах кандидат в депутаты обязан представить справку о доходах...

- И что же здесь страшного и тем более глупого?

- Любой человек, если он не хочет показывать свои доходы, - никогда и не покажет.

- Да, я видел справочки наших кандидатов в депутаты, в которых годовой доход равнялся трем-четырем тысячам рублей. При этом в собственности имели по несколько дорогих автомобилей, огромные дома и земельные участки в несколько гектаров.

- У меня официальный доход - 1200 рублей.

- Так ты, оказывается, нищий?

- Я говорю этим м...кам из избирательной комиссии: "Какой у меня может быть доход, если тот год, за который у меня декларация, я сидел в тюрьме?" А они мне отвечают: "Ни хрена. Не может быть такого заработка..." Пришлось ехать в тюрьму и брать справку, что заключенный Якубовский получал 100 рэ в месяц. Больше в этом выборном фарсе я участвовать не буду.

- Недавно вернулся из Мордовии, где посетил ряд колоний. Там зеки затерли до дыр все имеющиеся экземпляры твоей книги "Что такое арест и как с ним бороться". Так вот, многие осужденные говорят: "Не знаем, где и как сидел Якубовский, но на зоне жить по его советам не получается: либо в ШИЗО угодишь, либо резиновым "демократизатором" оприходуют".

- Я объясню им, как сидел. Так сидел, что не пожелал бы в подобных условиях оказаться даже злейшему врагу.

Отсидел я весь срок - четыре года, от звонка до звонка. Причем сначала в тюрьме - печально знаменитых "Крестах". На 8 квадратных метров 12 человек. Я объехал все камеры: рецидивистов, туберкулезников, сифилитиков, ваххабитов и религиозных фанатиков, инфекционных больных, инвалидов 2-й группы по шизофрении... Прошел карцер.

- То есть практически каждая камера - своеобразная пресс-хата?

- Абсолютно верно, если употреблять тюремную терминологию. И вот когда я это через все прошел и моя позиция по сфабрикованному делу по-прежнему не менялась (а за 4 года я вообще не давал никаких показаний, даже со следователями просто не разговаривал), против Якубовского "шьется" второе уголовное дело. Что он якобы избивает и насилует сокамерников.

- Но ваш сокамерник дал против вас такие показания.

- Сторонние лица, простые граждане не знают другого. Что "избитый" и "изнасилованный" потерпевший являлся кандидатом в мастера спорта. Причем не по шахматам, а по одному из атлетических видов спорта. Когда он дал эти показания, его в ту же минуту выпустили из тюрьмы, хотя сидел он за контрабанду оружием и был пойман с по-лич-ным.

Когда и эта ложь не помогла, вынесли постановление, что Якубовский особо опасен, склонен к побегу и захвату заложников. Меня стали возить в клетке.

- Значит, на твоем деле была диагональная красная полосочка?

- Целых две. Из-за этой "склонности" к побегу и захвату заложников меня этапировали в самую страшную тюрьму России в Нижнем Тагиле. На этапе я ехал в размороженном вагоне. Когда под Вологдой температура воздуха достигала минус тридцать, в вагоне было теплее всего на пару градусов. Везли меня в персональной клетке, именуемой "тройником". И для того, чтобы попить, приходилось ладонями растапливать наледь на внешней стороне клетки.

Когда я приехал в Свердловск, то попал в камеру смертников. Потому что "не было мест" - так мне объяснили. Причем эта камера находилась не просто в коридоре смертников, а на участке, где был еще особый пост. Как бы своеобразная тюрьма внутри тюрьмы.

В этом отсеке нас было всего трое. Помните, как у Высоцкого: "Помер тот сосед, что справа. Тот, что слева, не успел". Так вот, в камере слева сидел вор в законе, который будоражил тюрьму, и его отправили на перевоспитание в одиночку. Сосед справа был осужден за бандитизм по 77-й статье на 15 лет и совершил вооруженный побег с убийством двух охранников. На суд его, между прочим, возили на бронетранспортере. Ну а в центре сидел ваш покорный слуга...

После всего этого меня привезли в Нижний Тагил. Чтоб вы знали, здесь самая, если так можно сказать, зарежимленная зона страны. Где за расстегнутый воротничок вы попадаете на трое суток в ШИЗО.

- Говорят, там невыносимые и экологические условия...

- Когда моя жена приехала ко мне, она была потрясена, что дети играют в снежки из... цветного снега. Смог из литейки покрывал всю нашу зону и местность в радиусе трех километров. Так вот и сидел Якубовский.

- И что ты посоветуешь зекам, которые прочитали твою книгу? Все-таки отстаивать свои права, идя наперекор администрации колоний?

- Конечно, но надо с умом это делать. Я ведь знаю, как зачастую действует администрация колоний. В конце концов, книга эта написана на основе личного опыта, а не теоретических умозаключений.

Между прочим, по данной книге учатся не только зеки. По ней обучаются уже студенты юридических вузов. Например, Академии МВД. Кафедрой уголовного процесса книга признана, извините за нескромность, учебным пособием.

- Сейчас у всех на слуху имя журналиста Андрея Бабицкого. Что происходит? Страна скатывается к тоталитаризму?

- Я считаю, что государство здесь ни при чем. Это важно понять. Просто всякий м...дак, представляющий государство - будь то простой следователь из Рязани или прокурор из Урюпинска, - ассоциируется с государством.

В деле Бабицкого как раз группа м...даков сыграла решающую роль. "Бабицкий арестован законно и обоснованно", - говорит и.о. министра юстиции Чайка. А заместитель начальника генерального штаба месье Манилов вообще несет бред. Ну ладно, Манилов не юрист. Но Чайка... Он, наверное, забыл, что законность и обоснованность ареста проверяет не Министерство юстиции, а обыкновенный районный суд.

Если бы Бабицкий или его защитники обратились в райсуд, то тогда бы можно было определить: законно это сделано или незаконно.

Далее. Для того, чтобы избрать меру пресечения - будь то арест или подписка о невыезде, суд в первую очередь (это прямо написано в постановлении Пленума Верховного суда) проверяет: законно или незаконно возбуждено это дело. Может быть, в деле записано, что оно возбуждено только потому, что вы носите очки. Тогда это незаконно.

Так вот: дело в отношении Бабицкого возбуждено незаконно, вследствие чего даже не стоит вопрос: законно ли он арестован?

Смотрите, его арестовали как участника незаконного вооруженного формирования (ст. 208 УК РФ). Но что такое "участие в незаконном вооруженном формировании"? У нас два юриста - три мнения. Но в данном случае примечание к статье 208 определяет это четко. Закон указывает, что подлежит освобождению от уголовной ответственности лицо, если оно добровольно прекратило участие в незаконных вооруженных формированиях и сдало оружие. То есть, говоря юридическим языком, оружие в руках является основным квалифицирующим признаком участия в незаконных вооруженных формированиях.

Но у Бабицкого оружия-то не было, иначе уже всем давно бы об этом рассказывали. А раз не было - то дело возбуждено незаконно.

- Как адвокат, ты бы выиграл это дело?

- Как адвокат я бы взялся защищать Бабицкого. А то, что у нас самые независимые суды в мире - в смысле, что от них ничего не зависит, - это всем известно.

Посмотрите только, какие приговоры пишутся в наших судах: "Гражданин икс дал взятку неустановленному лицу в неустановленном месте в неустановленное время"... Поэзия!

Прямо писатели-сатирики, но в судейской мантии.

- Почему исчезла твоя программа на РЕН-ТВ? Надоело людей консультировать с экрана?

- Сейчас мы готовим новую программу в другом формате. Предполагается, что я буду давать юридические консультации, отвечать на вопросы в прямом эфире. Кроме того, у меня есть своя программа на радиостанции "Эхо Москвы".

Продолжаю вести колонку в "Комсомолке". Планируем новый большой проект с "Известиями" и "Новой газетой". Так что людей я буду продолжать консультировать, помогать в их проблемах насколько возможно...

- Какие-нибудь громкие дела ведешь?

- Да, веду. Но существует адвокатская тайна, вследствие чего мне не хотелось бы сейчас о них говорить: по соглашению с клиентами я не имею права разглашать их имена.

- Говорят, что ты занялся и преподавательской деятельностью?

- Да, я преподаю в институте международного права и экономики им. Грибоедова. Читаю спецкурс "Защита прав при аресте". Причем один из семинаров провожу в Бутырской тюрьме. Рассаживаю студентов по камерам, когда заключенных выводят на прогулку, и они пишут жалобы: на условия содержания, на водворение в ШИЗО, на неоказание медицинской помощи и т. д.

- Кто же вас в тюрьму-то просто так пустил?

- Не просто так. Мы заключили с Бутыркой взаимовыгодный договор. Наш институт обучает бесплатно их сотрудников, а они нам предоставляют возможность проводить практические занятия в их помещениях.

- Учить студентов писать жалобы прямо на нарах - такое могло прийти в голову только Якубовскому...

- Мои студенты не пропускают ни одного занятия. Более того, подходят и просят разрешения на дополнительный семинар с другой группой!

- Как ты оцениваешь состояние нашей правоохранительной системы?

- При советской власти были заказные дела? Конечно, были. Но чтобы они состоялись, нужна была санкция или Политбюро, или как минимум КГБ. Сегодня, чтобы состряпать заказное дело, достаточно дать денег простому следователю. И таких уголовных дел за последние годы - тысячи.

- Дело журналиста Александра Хинштейна из этого ряда?

- У меня большие сомнения в психической нормальности Хинштейна. Вот говорят: да, он получил незаконно документы, но уже прошли сроки давности! Простите, уважаемые журналисты. Хинштейна обвиняют не в том, что он странными путями получил удостоверение сотрудника милиции. Его обвиняют в том, что он его использовал.

- Хорошо. Пусть он виновен. Но зачем его пытаются в психушку запихнуть?

- По моему мнению, здесь много связано с личностными отношениями. Вы вспомните, сколько человеческих судеб поломал Хинштейн?

Когда у бывшего руководителя ФАПСИ Старовойтова умирал единственный сын от рака мозга и он сидел у его кровати в Германии, Хинштейн в это время писал про него похабнейшие статьи. Его не остановило даже то, что человек-то уже не у власти, что в настоящий момент он переживает огромную трагедию. Зачем же добивать человека, куда его еще дальше добивать? Человек уже потерял все, что только можно.

Вот, например, Саша Минкин, как бы многие плохо к нему ни относились, имеет хороший принцип: если человек ушел из власти, он как мишень больше не существует. А Хинштейн... Хинштейн наступил на те грабли, которые искусно раскладывал для всех остальных.

Он лихо публиковал частные телефонные переговоры других. Но как только начали его прослушивать (не обнародовать разговоры, а только прослушивать!), он тут же вспомнил о законе и своих правах.

Нельзя кидаться в других камнями, если сам живешь в стеклянном доме.

- Дмитрий, говорят, что в "Крестах" ты целую камеру научил материться по-английски.

- Один раз меня посадили в пресс-хату, чтобы со мной "поработали" зеки. Я понимал, что особой любви они ко мне не испытывают. Тем более у них жесткая установка - сломать Якубовского.

Думаю, как наладить контакт? Говорю:

- Мужики, вот вы часто ругаете охрану тюрьмы. И за это вас наказывают. Давайте я научу вас материться по-английски.

...Через несколько дней, когда нашу камеру выводили на прогулку, по двору несся красивый английский мат.

Когда тюремщики это услышали, бросились ко мне:

- Что они говорят?

- Благодарят вас!

- А-а, - и довольные, благосклонно кивают зекам, которые на самом-то деле имели их во все дыры.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно