Примерное время чтения: 6 минут
51

6 миллионов долларов на всемирный потоп

Губернаторы получают бюджетные миллиарды на неосуществимые проекты. Которые к тому же никто и не собирается осуществлять.

Когда Марсу Айдарбакову, 40-летнему жителю небольшого башкирского поселка Верхнебиккузино, его приятель сообщил о наборе работников на рубку леса, тот не сильно задумывался. Какая разница, где работать? Главное, чтобы за труд исправно платили. Его не сильно смущало, что лес рубится на территории национального парка "Башкирия". Раз такие серьезные работы ведутся, значит, на то есть все необходимые согласования.

Первые сомнения закрались в его доверчивую башкирскую душу, когда по прошествии полутора месяцев тяжелой работы им заплатили лишь по 100 рублей аванса. Прошел еще месяц - и вместо денег дали по паре килограммов мяса. К этому времени Марс узнал, что здесь будут возводить огромную плотину для создания в горах большого юмагузинского водохранилища.

Прожекты века

К концу 80-х годов все грандиозные "проекты века" (по повороту рек и прочее) успели либо осуществить, либо запретить. Последний проект, как раз башкирский - строительство водохранилища на реке Белой - был остановлен в 1989 году.

Но не прошло и десяти лет, как осенью 1998 года кабинет министров Башкортостана вдруг принял решение о строительстве нового водохранилища на Белой. Фактически это была реанимация уже отвергнутого проекта. А оперативность была такая, что еще до завершения рабочего проекта строительства, до получения необходимой в таких случаях федеральной экологической экспертизы началась массированная валка леса, сдирание земли, бурение скважин, срытие гор.

Ученые, экологи, жители сел, попадающих в зону затопления, сразу же стали писать письма и бить тревогу. В заповеднике "Шульган-Таш", например, находится уникальная популяция дикой бортевой пчелы, и там же, в известной теперь всему миру Каповой пещере - цветные рисунки древнего человека, найденные здесь 40 лет назад. Их возраст - не менее 15 тысяч лет! Ученый-орнитолог натурально плакал, подсчитывая количество гнезд соколов сапсанов, которые уничтожит водохранилище. Добавим к этому неотвратимое загрязнение Белой из-за гниения на дне будущего водохранилища недорубленного леса. А уж последствия внезапного катастрофического разрушения его плотины 60-метровой высоты страшно даже вообразить.

Но в ответ на все эти доводы стройка только наращивала темпы. К июню было свалено более 40 га заповедного леса, чуть ли не сотня единиц мощной техники корежила землю.

В Москве реанимированный "проект века" тоже не прошел незамеченным. Из Госкомприроды в Башкортостан полетели требования прекратить незаконное строительство. В ответ начала звучать весьма показательная ссылка на Конституцию Башкортостана: мол, земля, недра, природные богатства, другие ресурсы являются достоянием ее многонационального народа.

- Не драматизируйте ситуацию, - спокойно отреагировал на мои тревоги заместитель премьер-министра Мидхат Шакиров. - Сегодня дело находится в стадии доработки проекта. Все проверяет наука, специалисты самых высоких уровней. А работы ведутся всего лишь подготовительные.

- Но ведь столько леса уже срублено, земли разворочено! - осторожно попытался я ему возразить. - И это все на территории национального парка "Башкирия", на которой законом запрещено...

- Это еще по какому закону идти. Мы изменим границы национального парка - такие документы уже готовы.

Нулевой цикл

Одни говорят, что все это затеяно для отмывания денег. Другие уверены, что президент Башкортостана Муртаза Рахимов хочет таким образом помочь своим землякам (он родом из тех мест), привлекая их на стройку и обеспечивая юг республики дешевой электроэнергией. Есть версия о наличии в районе водохранилища каких-то стратегических руд (то ли боритовых, то ли урановых), для обработки которых нужно много воды. Один местный житель прямо мне заявил: "Да все это делается для добычи... тяжелой воды, без которой невозможно сделать водородную бомбу и которой в Белой очень много. Вот ее и будут продавать за границу. А килограмм такой воды стоит миллион долларов!"

Но мне сдается, что все здесь куда проще.

Ну кто, скажите, сможет точно учесть, сколько цемента уйдет у строителей на заполнение опасных пустот в стенах водохранилища: двадцать, двести тонн или все две тысячи? Можно ведь залить всего двадцать, а в бумагах записать две тысячи. Будет ли кто-нибудь сверять записанное количество с находящимся внутри скал?! Дальше - понятно дураку.

Когда я знакомился с историей предыдущего проекта водохранилища, того самого, который прикрыли в 1989 году, то с удивлением обнаружил, что он не один такой в Башкортостане, замороженный на полпути по каким-то причинам.

В 1987 г. в Уфе затеяли строительство завода по производству поликарбонатов. Однако под давлением общественности, обеспокоенной экологической безопасностью столицы, проект прикрыли, подготовив под него площадку и технико-экономическое обоснование.

В 1989 г. - уже упомянутое Иштугановское водохранилище. До прикрытия стройки успели зацементировать площадку под будущую плотину и возвести городок для строителей.

Годом позже при создании завода "Химволокно" на севере Уфы успели вырубить много леса, сделать площадку под завод и закупить в Японии дорогое оборудование.

В том же 1990 году около города Нефтекамск вовсю развернулось строительство Башкирской АЭС. Успели сделать под нее фундамент, поселок обслуживающего персонала "Агидель". Прикрыто после активнейших выступлений против станции "зеленых" и соседнего Татарстана.

Получается, в Башкортостане существует настоящая порочная практика, при которой сначала задумывается что-то серьезное, затем без серьезного анализа последствий находятся деньги, начинается строительство, а потом, после выступления общественности, все закрывается и... находится новый проект. И на все эти проекты уходят очень хорошие деньги. Только на подготовительные работы по Иштугановскому водохранилищу успели потратить 80 млн. рублей (в 1989 году!). На Башкирскую АЭС еще больше - 400 миллионов! Все ли они "закатаны" в площадки, стройгородки и тому подобные объекты?

На Юмагузинское водохранилище запланировано истратить 152 млн. рублей. Частично эти деньги уже освоены. Хотя людям на стройке платят сущие гроши.

Но мне почему-то кажется, что нынешнее строительство тоже скоро будет остановлено. Когда "освоят" максимальное количество денег для этого этапа. Кстати, курирующий нынешнее строительство зам. премьер-министра М. Шакиров был в свое время директором... так и не построенной Башкирской АЭС. Совпадение ли?

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно