Примерное время чтения: 11 минут
125

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ смертной казни

В будущем году исполняется 2000 лет с появления на свет того, кого миллиарды людей на Земле почитают Богом. Итогом его земной жизни стала мученическая смерть на кресте - казнь, осуществленная не разгневанными фанатиками, а высокоразвитым государством. Она явилась символом неправедного и безжалостного суда, суда под личиной правосудия. Для многих именно эта казнь была наиболее убедительным доказательством того, что государство не имеет на такие решения никакого права. И тем не менее нет ни страны, ни эпохи, где бы и когда бы смертная казнь не действовала в том или ином виде. Почему она появилась, как казнили в древности и совсем недавно, мы поговорим сегодня.

Греция и Рим

В древности отношение к смертной казни было совсем иным, равно как и отношение к самой смерти. Вплоть до нового времени (XVII-XVIII вв.) все цивилизации стремились не облегчить казнь, а продлить и ужесточить страдания осужденного.

Традиционно со времен античности существовало понятие высокой и низкой смертной казни. В греческих государствах, скажем, самым распространенным видом казни для свободнорожденных было сбрасывание со скалы, а позднее - чаша с ядом, которую осужденный выпивал не спеша (вспомним Сократа), иногда обезглавливание. Последнее было распространено и в Риме - сначала топором, а позже мечом. Для высокопоставленных лиц империи практиковалось тайное удушение или самоубийство под надзором (чтобы избежать лишних разговоров и хлопот). А если требовалась какая-то нетрадиционная казнь, то фантазии жителям прошлых эпох было не занимать - достаточно вспомнить императора Тиберия, который, по словам римских историков, нередко, допьяна напоив своих придворных и гостей вином, приказывал перевязать им половые члены, и они изнемогали от задержания мочи. Но это уже скорее из истории царских забав, законодательно эта мера не была оформлена.

Полагают, что самую известную казнь древности - распятие - изобрели финикийцы, а уже от них оно пришло в Европу. Это была одновременно и позорная, одно упоминание которой, как говорил Цицерон, оскверняет уста римского гражданина, и мучительная казнь. Распятым обычно перебивали голени, что приводило к быстрой смерти от удушья, поскольку, чтобы дышать на кресте, надо приподнимать грудную клетку, опираясь на ноги. Если же голени не перебивали, человек рано или поздно (нередко через несколько суток) умирал от обезвоживания организма.

Если страдания распятых хотели сократить, их руки и ноги прибивали к кресту - смерть от заражения крови наступает очень быстро. Казнили как по одному, так и тысячами - именно так поступили с захваченными в плен соратниками Спартака, чьи тела были выставлены на дорогах в знак неминуемой гибели всех врагов государства от рук этого государства. В России в таких случаях плоты с повешенными пускали по большим рекам - страна огромная, на все дороги рабов не хватит.

Распятие применялось в Римской республике только для казни рабов, а в империи - и для свободных. Этот вид казни, наверное, не случайно отменил тот самый император Константин, который признал христианство государственной религией Римской империи. Для рабов и военнопленных существовал еще один вид наказания - передача в цирк для участия в бое со зверями. Но эти категории людей в древности, строго говоря, людьми практически и не считались.

Распятие со временем стало распространено повсеместно и объединило и Восток, и Запад, поскольку активно употреблялось и там и там. Им не брезговал и Александр Македонский, когда хотел дать урок всем желающим сопротивляться ему. В Японии в средние века именно так поступали с участниками крестьянских восстаний, причем нередко членов семей руководителей этих выступлений казнили на глазах у последних. Практиковалось распятие также в Индии и Китае. Но Восток подходил к проблеме казни, как всегда, с особой тонкостью.

Китай

В новое время Срединное государство могло соперничать по изощренности и жестокости со средневековой инквизицией. Один из таких видов казней назывался "стоять в бочке". Человека со связанными руками ставили в высокую бочку, ее верхняя крышка имела отверстие, куда вталкивали голову обреченного. На дне бочки насыпали толстый слой негашеной извести и клали несколько черепиц, которых приговоренный едва касался подошвами. В таком состоянии несчастный должен был, не двигаясь, простоять целые сутки. Но это была только прелюдия к истязанию. На следующий день из-под его ног убирали одну черепицу. Лишившись опоры, он постепенно повисал на шее. В это же время на дно бочки в известь наливали воду, и вредные испарения обволакивали все тело несчастного. Так повторялось несколько дней, и, наконец, убиралась последняя черепица. Ноги обреченного оказывались в бурлящей извести, которая разъедала живую плоть, причиняя жертве боль во много раз сильнее, чем ожог от огня. Шея под тяжестью тела сдавливалась, и наступало медленное удушье.

Еще одна казнь, страшная в своей изощренности, также считается изобретением китайских палачей. На живот человеку, крепко связанному, устанавливали клетку или металлический сосуд донышком вверх, куда сажали крысу. К сосуду или клетке подносили огонь, и обезумевшее от страха животное искало выход, вгрызаясь в тело человека.

Национальный подход к смертной казни в Китае издавна выражался в стремлении не только сделать ее мучительной для осужденного, но и как можно более поучительной для желательно большего числа зрителей. Будучи, как и Россия, многонаселенной страной, где подданные законы воспринимали преимущественно в виде наказаний, Китай, особенно в эпоху малограмотности основной массы жителей, публичные казни использовал в качестве иллюстраций к своду законов и уроков нравов - нарушать закон нехорошо, а не то бо-бо, дети, да еще как бо-бо. Мало не покажется.

Совсем не случайно в присутственных местах Китая (ямынях) повсеместно висело изречение: "Распространим высокие моральные качества на весь народ". В Китае и по сегодняшний день казни проводятся публично (расстрелы).

Через это отношение к своим подданным прошли практически все считающие себя цивилизованными государства. Достаточно вспомнить инквизицию и тех ведьм и еретиков, которых жгли по всему христианскому миру вплоть до XVIII в. Но приходится признать, что в тех странах, где права человека и демократические принципы со временем восторжествовали, смертная казнь перестала быть средством исправления нравов и главным орудием борьбы с преступностью. Как ни желало турецкое правительство смерти Оджалана, на колу свою жизнь он не кончит. Там же, где и сегодня полагают, что бороться надо со следствием, а не с причиной, смертную казнь считают основным рычагом воздействия на преступность. Они - нас, а мы - их: счет идет на человеческие жизни, как на очки.

История много чему учит, но прежде всего тому, что нельзя судить о прошлом по нашим меркам, ибо, как говорил один из историков, и человек свиреп, и время свирепо.

Россия

Точно неизвестно, когда смертная казнь утвердилась у славян. "Русская Правда" допускает ее, но без самосуда. По уложению 1649 г. смертная казнь подразделялась на простую (обыкновенную) и квалифицированную. К простой относились повешение, обезглавливание и утопление, к квалифицированной - сожжение, залитие расплавленного металла в горло, четвертование, колесование, посажение на кол, закапывание живьем в землю. Ни оригинальностью, ни массовостью смертные казни в России в ту эпоху особенно не отличались. Все, как в старой доброй Европе.

В романовской России смертную казнь неоднократно вводили и отменяли, но при случае ей всегда находили замену. В 1827 г. император Николай I отказался подписать смертный приговор двум евреям, тайно перешедшим границу; он постановил "...виновных прогнать через тысячу человек 12 раз. Слава Богу, смертной казни у нас не бывало и не мне вводить ее". Виновные получили 12 тысяч палок, и это считалось милостью по сравнению с повешением или расстрелом. Порция от 1 до 6 тысяч палок была в то время обычным делом, выживали немногие. С Востока в Россию пришло еще одно не менее варварское наказание - посажение на кол. Приговоренного к этой казни клали лицом на землю, раздвигали ноги, а палач осторожно, чтобы не повредить внутренние органы, вводил тому в задний проход заостренный кол. Потом кол тыльной стороной устанавливался в землю, и дальше только от крепости здоровья осужденного зависело, умрет он раньше того момента, когда кол выйдет у него из груди или между лопаток, или скончается от внутреннего кровоизлияния. Бывали случаи, когда смерть наступала лишь спустя несколько дней. К таким мукам приговаривали на Руси еще в середине XVIII в.

По многочисленным воспоминаниям, в годы Гражданской войны обе стороны, но чаще красные, возродили многие из этих наказаний - своих противников сжигали, обливали ледяной водой на морозе, распинали, рубили им головы, закапывали живыми в землю, снимали с живых же кожу и т. п.

Европейские технологии

Нет ни одного полностью эффективного и наименее болезненного для приговоренного вида смертной казни. Даже такой научный и отработанный тысячелетиями способ приведения в исполнение смертной казни, как повешение, не всегда дает желаемые результаты. Вопреки распространенному представлению, повешение - это не удавливание в чистом виде. Так в Испании казнили при помощи гарроты, или металлического прута, которым сдавливали шею сидящей жертвы. Удавить человека требует силы и доставляет ему огромные мучения. При повешении палач, учитывая рост и вес осужденного, должен добиться разрыва спинного мозга, но без отрыва головы. Это не всегда удается на практике. Когда в 1944 г. в Японии повесили советского разведчика Рихарда Зорге, тюремный врач в составленном им медицинском протоколе отметил, что сердце повешенного билось еще 8 минут после того, как его сняли с виселицы.

Даже обезглавливание, столь простое внешне, требовало от палача сноровки и опыта, чтобы с первого удара перерубить спинной мозг. Часто можно встретить утверждение, что только идеи Великой французской революции, с ее гуманным отношением к человеку, принесли новый вид казни - гильотинирование, или механизированное отсечение головы. Это правда, но не вся. Немалую роль в этом нововведении сыграло чисто практическое требование - начинается эпоха массового террора, когда стало остро не хватать кадров и инструментов. Тогда-то и вспомнили об изобретении доктора Жозефа Гийотена. Приговоренного привязывали к горизонтальной доске так, чтобы его шея располагалась под вертикальной стойкой, на направляющих пазах которой находился тяжелый нож, весом примерно в 160 кг. Весной 1792 г. гильотина начала работать, и бывали дни, когда казнили зараз по 60 и более человек. Палачу с топором или мечом такая работа была бы слишком тяжела. Со временем "национальная бритва" стала столь удачным приобретением революционного правосудия, что ее походный вариант стали возить на выездные заседания трибуналов. Это не мешало, однако, прибегать в минуты крайней перегруженности тюрем к помощи барж, затапливаемых в Луаре вместе с осужденными, число которых доходило до 100 и более человек. На фотографии начала XX в. палачи, обступившие гильотину, стоят в костюмах и цилиндрах. Государство подчеркивало тем самым всю торжественность этого обряда, в чем-то схожего по церемониальности с церковным.

Круговорот смерти в истории

Почему человек издавна именно смерть сделал одним из самых распространенных видов наказания за самые разнообразные преступления и проступки? Вот один из ответов. Когда у одного из героев древнегреческой истории, правителя Драконта, спросили, почему в составленных им законах Афин казнят и за убийство, и за кражу овощей с огорода, он ответил, что последнее, на его взгляд, вполне достойно смерти, а более тяжкого наказания он не придумал.

В основе смертной казни лежит обычай кровной мести, или талион, - за причиненный мне или племени ущерб надо нанести равный ущерб. Идея возмездия, или один из древнейших принципов "око за око" (дошедший до нас со времен Вавилонии, Ассирии и Иудеи), перешла и в наши дни. Месть и желание обезопасить себя от угрозы со стороны других стран толкают общество и его представителей на принятие любых, самых крайних мер защиты от этой угрозы.

Представление, что человека можно исправить, что убитого не вернешь, что не месть, а милосердие должно стучать в сердце каждого судьи и гражданина, вещь не новая. Но уж больно медленно доходила эта мысль до сознания человека. Сегодня около 40% государств во всем мире в той или иной форме допускают у себя смертную казнь.

Разве кровь может остановить кровь? До тех пор пока государство, не дававшее человеку жизнь, будет брать на себя право отнимать ее, говорить о его гуманности не приходится.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно