Примерное время чтения: 6 минут
122

Амаяк Акопян: веселый балагур с печальными глазами

Кто не знает этого веселого балагура с печальными глазами? Он может перевоплощаться в кого угодно: в факира, Бабу Ягу, иллюзиониста, режиссера... Он сыграл 35 ролей в кино, объездил со своими оригинальными номерами 59 стран, вдоль и поперек исколесил всю нашу страну. Лауреат 5-ти международных премий, обладатель специального приза за пластику.

- Амаяк, как правильно вас называть: фокусник или иллюзионист?

- По-моему, называть меня фокусником неправильно. У нас в стране и так немыслимое количество фокусников: они работают в Госдуме, в торговле, создают банковские пирамиды. Я - иллюзионист.

- Вы с детства знали, какую профессию изберете?

- Когда я родился, то первое время спал не в кроватке, а в папиной волшебной коробке с зеркальным эффектом. Меня развлекали кубиками, игральными картами... Моя судьба была предопределена. Хотя с раннего детства во мне боролись две страсти-мечты: стать художником и лицедеем, актером. И мои мечты осуществились. Я учился у замечательного художника Владимира Александровича Серова, все свое свободное время проводил у него в мастерской. В шестом классе поступил в Суриковскую художественную школу, но не окончил ее - на меня очень повлияла смерть моего учителя, и я на многие годы забросил кисти и краски. Учился в английской школе, потом в математической, но науки иссушили мое сердце, и я поступил в Эстрадно-цирковое училище, однако там упал и получил трещину в позвоночнике - судьбе было не угодно, чтобы я стал акробатом. Так что пришлось снова уйти в обычную школу. Затем стал студентом ГИТИСа, где ко мне вновь вернулось желание рисовать, да с такой силой, что все свои дипломные спектакли как художник оформлял сам. Помогал и своим сокурсникам, причем не только оформлял спектакли, но делал еще и эскизы костюмов, шил их вместе с нашими милыми портнихами.

- Зрители вас больше знают как иллюзиониста. Вы помните, каким был ваш самый первый трюк на публике?

- Конечно, помню. Мне тогда было шесть лет. Вместе с родителями я приехал в Центральный Дом работников искусств. До начала папиной "волшебной" новогодней программы Дед Мороз и Снегурочка проводили с детьми различные конкурсы. Я предложил показать фокус, которому меня научил папа. Это старый классический иллюзионный трюк, очень, кстати, эффектный: когда изо рта вылезают шарики от пинг-понга. Шарики я всегда носил с собой и потому фокус готов был показывать в любую минуту. Это мое первое выступление имело огромный успех. Представляете, стоит шестилетний мальчишка с открытым, как копилка, ротиком, из которого друг за другом вылезают белые шары...

- Амаяк, вас не достают просьбами показать фокус?

- Да без конца. Дети пасут меня у моего подъезда с утра до вечера. В связи с этим мне вспоминается один случай, который я описал в одной из своих книжек. Как-то вечером я возвращался домой после концерта. Во дворе меня окружила детвора с просьбой: "Дядя Амаяк, покажи фокус!". Понятно, что с собой "волшебных" аксессуаров я не ношу. Поэтому решил воспользоваться яйцами, которые купил по дороге. Разбил яйцо, отделил желток от белка и достал золотое кольцо. Дети были в полном восторге, они же не поняли, что кольцо это я незаметно снял со своей руки. Из другого яйца я вытащил сложенную сторублевку, потом появилась монетка и так далее: я доставал все, что лежало у меня в кармане. Когда все яйца были перебиты, я наконец-то смог уйти домой. Дома поставил чайник и отправился в душ. Неожиданно раздался звонок в дверь. Открываю - стоят молодая женщина и рослый мужик, у обоих вид весьма агрессивный. Рядом с ними - мальчуган, с волос которого стекала яичная жижа вперемешку со скорлупой. Я узнал его - он участвовал в моем уличном представлении. Не успел я прийти в себя, как мама ринулась в бой: "Это вы заставили нашего сына перебить все яйца в доме! После того, как вы показали на улице свои фокусы с яйцами, он сразу кинулся к холодильнику и устроил в нем настоящий погром!..." Мне ничего не оставалось делать, как выплатить им компенсацию за разбитые яйца.

- Вы, я слышал, являетесь коллекционером.

- У меня уже 766 колод карт. Недавно моя подруга Светланочка Герасимова привезла из Англии еще четыре. Кстати, дома у меня много предметов с карточной символикой. Это посуда, скатерти, ковры, а также пиджаки и галстуки. Еще в детстве я исписал анекдотами 45 толстых тетрадей, теперь их у меня насчитывается 56, под них я приспособил четыре чемодана. Есть у меня и коллекция из 220 пиджаков и 127 жилетов. В жилетах выступаю на сцене и на телевидении. Пиджаки храню в шкафах, и хотя многие уже вышли из моды, каждый - это память о каком-то времени. Есть, например, пиджаки из студенческих, ГИТИСовских лет, бордовые и красные - напоминание о 90-х годах, есть пиджаки "от кутюр" и такие, которые ношу каждый день. Правда, стоит иметь в виду, что в течение дня я меняю четыре-пять пиджаков - это мой имидж.

- С отцом приходилось выступать в одной программе?

- Только на заре туманной юности. У нас с ним было разное отношение к профессии. Было время, когда он говорил, что я разбрасываюсь: снимаюсь в кино, на телевидении, выступаю на эстраде - не щажу себя, пытаясь объять необъятное. По его мнению, надо было полностью отдавать себя одному жанру. Я же ему отвечал, что мне интересно попробовать себя во всем, в чем только можно.

- Как поживает сейчас Арутюн Акопян?

- Спасибо, что вспомнили. Папа сейчас очень болен, плохо себя чувствует, к большому сожалению. И никто не вспоминает о некогда очень популярном иллюзионисте...

- В настоящее время вы по-прежнему холостяк?

- Да, и в этом моя трагедия - женщины почему-то от меня уходят, не уживаются со мной. Видимо, разочаровываю их. Я думаю, что профессия актера очень непростая, поэтому далеко не каждая женщина способна терпеть его возле себя. Одна из моих жен, бывшая солистка Большого театра, уехала в Америку, забрав с собой нашего сына. Теперь ему пятнадцать лет, он школьник. Одна из жен была моложе меня на двадцать лет, так что, возможно, сказалась разница в мироощущении...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно