Примерное время чтения: 6 минут
102

О, Марат!

Два года назад теннисист Марат САФИН откровенничал с "АиФ", что быть первым вообще не хочет. А в начале года хотел купить бар в Испании и закончить спортивную карьеру...

- Да, говорил, и я не открещиваюсь от своих слов. Тогда видел, как Сампраса - первую ракетку - раздирают на части, не дают спокойно пройти. Никакой личной жизни, все время под объективом... Я представил себя в положении Пита, и мне такая картина была не по душе.

Два года назад было реальным попасть в двадцатку сильнейших игроков, и я старался в нее войти. Но потом был ряд неудач. В этом же году появился шанс стать первым, и было бы глупо и непрофессионально упустить его. Когда идет затяжное падение в полгода, когда понимаешь, что не можешь никого обыграть и не получаешь никакого удовольствия на корте, тратишь нервы, силы, финансы и все впустую, то и приходят такие крамольные мысли - все бросить. Хорошо, что вовремя понял, что так играть в теннис нельзя.

- Как ты собрался?

- Меня собрал Андрей Чесноков. Я ему очень благодарен. Он меня вывел из кризиса. У нас не было даже контракта, работали под честное слово. Ну и Саша Волков помог. Кстати, зимой, когда я еще был не на высоте, "АиФ" мне и всем российским теннисным Водолеям предсказал звездный успех. Так и вышло: Кафельников стал олимпийским чемпионом, Чесноков тряхнул стариной и показал, что он еще сильнее всех в России. И я вон как высоко поднялся. Вы точны в своих прогнозах, и я верю вашему еженедельнику.

- Теннис многое дает, но, наверное, и многое отнимает. Агасси жаловался, что нет времени фильм посмотреть, книгу почитать, многое упущено в его жизни. А в твоей?

- С этим пока не сталкивался. Мне двадцать лет, и такое бывает только раз в жизни. Надо воспользоваться этим моментом. Зачем мне потом себя корить: "Елки-палки! Какой я был идиот и в двадцать лет не тусовался!" В пятьдесят мне ни дискотеки, ни шумные компании будут попросту не нужны. Я тороплюсь взять то, что и сейчас, в юности, нужно, и то, что в жизни еще пригодится. И времени мне хватает, чтобы в кино и на танцы сходить, и языки английский и испанский выучить в совершенстве, и книгу хорошую почитать.

- Вот ты такой доступный, со всеми фотографируешься, всем интервью и автографы раздаешь. Просто душка, но не устаешь ли ты от тесного общения?

- Определенная усталость здесь, в Москве, безусловно, накопилась. Иногда от улыбок скулы сводит, по 300 автографов раздаю в день. Конечно, тяжело. Но я не могу отказать людям, которые ко мне подходят, приезжают бог весть откуда. Они мои гости, и я должен их уважать, да и сам от этого общения получаю кайф.

- Да, видим, что рубаха-парень. Но в то же время рассказывают, что ты в Сиднее сильно поссорился с председателем Олимпийского комитета России Виталием Смирновым.

- Зачем о теннисистах выдумывать небылицы, обвинять нас в том, чего мы с Женей Кафельниковым и подумать не могли. Мы давно решили играть за Россию на Олимпиаде, но не за спортивных бар, которые из-за страха провала сборной команды страны на Играх и потери своего тепленького места сразу стали искать виноватых среди спортсменов. Не по-мужски это. Если мне двадцать лет и он меня считает молодым, это еще не повод полагать, что я ничего не понимаю. Могу объяснить, почему такой "наезд" на теннисистов, почему наших великих спортсменов Хоркину и Карелина не защитили официальные лица, которые обязаны были это сделать. Все, что у меня накипело, я и высказал Смирнову. Почему он имеет право оскорблять российских спортсменов, которые, по сути, его кормят?

- Министерство по налогам и сборам со всех твоих выигрышных призовых планирует взять крупные деньги.

- По действующему законодательству этого сделать фининспекторам не удастся. Налоговую ставку в 35% я должен был бы платить, если бы жил тут где-то около 180 дней, а я в России бываю от силы дней 20-25 в году. Налоги же я плачу исправно в Монте-Карло, там они самые маленькие. Но если в стране со следующего года будут введены 13%, как обещано, то думаю стать послушным налогоплательщиком России.

- Марат, ты первый из спортсменов прореагировал на беду с "Курском" и лично перевел в фонд семей погибших подводников 50 тыс. долларов. Не остерегаешься ли ты, что эти деньги не дойдут до адресата?

- Мне сердце так подсказало, вот и сделал. И тогда я никак не мог подумать, что эти деньги смогут украсть чиновники. В уме не укладывается, это дико, безбожно - красть у сирот.

- Многие считают, что ты заболел звездной болезнью, стал несдержанным, как что-то не по тебе - ломаешь ракетки, стоимость которых - чуть ли не среднегодовая зарплата россиянина...

- Да, я всегда ломал ракетки, начиная с детства. Это происходит в пылу страсти, мне надо сбросить накопившееся страшное напряжение. В том году был рекорд - 48, в этом веду себя поспокойнее, где-то 35 ракеток раздолбил. Понимаю игроков старшего поколения. Для них хорошая ракетка была дороже золота. Со временем, думаю, и у меня "ракетного лома" будет меньше. Но молотить их все равно буду. Это привычка.

- Раньше Агасси, Кафельников были секс-символами. Этот почетный "вымпел" передавался от теннисиста к теннисисту. И вот он теперь в твоих руках. С трибун тебе кричат: "О, Марат!" Как ты к этому относишься?

- Спокойно. Они пришли на стадион, заплатили деньги, почему бы им не поддержать меня, как им хочется? Не хочу себя считать кумиром для кого-то. В крайнем случае договорюсь с кондитерской фабрикой, чтобы выпустили шоколадную медальку с моим профилем. Вот и буду одаривать ими своих поклонниц.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно