77

И о Путине есть что-то новенькое

ВИТАЛИЙ МАНСКИЙ, 39 лет, руководитель отдела производства и показа документальных фильмов телеканала РТР. Участник более 100 международных фестивалей. Автор и режиссер нашумевших проектов телеканала РТР "Откройте, милиция" и "Россия. Начало". Следующий значительный успех Манского - первый в России документальный фильм о президенте России В. Путине "Високосный год", который телезрители имели возможность посмотреть накануне. Хронометраж - 1 час.

- Виталий Всеволодович, судя по эксклюзивным интервью, президент знал, что вы о нем фильм снимаете...

- Да, конечно, он знал. Но я бы не использовал здесь термин "эксклюзивность", это сугубо журналистское слово. Президенту в голове надо держать много информации. Фильм снимали год, поэтому иногда приходилось напоминать ему о цели своего очередного визита. Интервью-то не было. Все монологи записывались во время его работы. Некоторые кадры сняты спонтанно: когда Путин переходит из одного здания в другое. К другим же кадрам готовились месяцами.

- Когда родилась идея снять документальный фильм о Путине?

- Днем 31 декабря 1999 года я, как и многие жители России, готовился к встрече Нового года. Мы собирались с женой к друзьям за город, паковали огромные сумки с провизией. По телевизору услышали новость N 1 о том, что Ельцин уходит в отставку, а и. о. президента будет Владимир Путин. У меня были представления о том, как подобные события фиксируются в Кремле. Я же документалист! Я хотел глобального, запечатленного образа в конкретном времени. Ведь фактическая смена руководства - это историческое событие. Моя задумка казалась тем более нужной потому, что на тот момент Путин был: а) неизвестной фигурой в политическом истеблишменте, б) наиболее вероятным президентом России. Все это произошло буквально в какие-то часы, и я, как продюсер отдела кинодокументалистики госканала РТР, тут же связался с председателем ВГТРК Михаилом Швыдким. Он идею поддержал. Уже в начале января я собирал информацию в Петербурге. Совместно с "Лендоком" мы создали творческую студию в лице Натальи Миковой и Дмитрия Желковского и начали снимать фильм "Неизвестный Путин". На тот момент Путин еще не был президентом, только и. о.

Я, как работник госканала, мог запросто сделать замечательное досье на президента: родился, учился, женился и т. д. Но мы хотели сделать фильм для массового зрителя, который не знает о Путине ровным счетом ничего. Необходимы были подробности! Через горсправку мы нашли адрес, где жили Путины, пришли в воскресенье утром в этот дом, установили камеру в центре двора и банально стали спрашивать у жителей, знают и помнят ли они что-нибудь о семье Владимира Владимировича. С этого началось расследование. Мы нашли школу, где учился Путин, одноклассников, преподавателей. Зрители фильма были свидетелями того, как частная жизнь и. о. обрастала новыми подробностями. Очень помогла нам классный руководитель и учитель немецкого языка Вера Дмитриевна Гуревич, которая сыграла в жизни будущего президента колоссальную роль. Она его сделала Человеком, вытащив из уличной компании. Когда фильм уже смонтировали и показали Путину, он воскликнул: "Боже мой, я не виделся с Верой Дмитриевной больше 10 лет!" Позже для этого же фильма мы сняли эпизод, когда В. В. встречается со своей учительницей.

- Скажите, трудно было добывать информацию? Все-таки это прошлое человека из органов...

- Было очень трудно, потому что... информации-то не было! Расскажу такой случай. Мы узнали номер школы, в которой учился Путин. Приезжаем, нам начинают преподаватели рассказывать, какой Путин был хороший ученик. И лишь через некоторое время выясняется, что в этой школе В. В. никогда не учился. Просто 20 лет назад поменялась нумерация школ и тот номер был присвоен другой школе. Это потом мы уже нашли Веру Дмитриевну.

- В этот один час вы хотели показать Путина как политического деятеля или вас больше интересовала его частная жизнь?

- Прежде всего мы делали фильм "Високосный год" о действующем президенте. Мы не могли обойти его политическую суть: Путин в Видяеве, после взрыва дома в Печатниках, в Чечне. В "Високосном году" я пытался держать баланс между частной жизнью и политикой. Мы все хотим узнать от президента, каким будет будущее нашей страны. Но еще мы хотим увидеть, как президент занимается спортом или рыбачит. Это не фильм-однодневка. По-моему, это часть истории.

- Если хотите, можете не отвечать на следующий вопрос. Вам приходилось согласовывать фильм с сотрудниками администрации президента?

- Охотно отвечу: да. Не просто приходилось, а я в этом был жизненно заинтересован. Я - не политик, я деятель искусства. Я мыслю образами, другими категориями. А эта картина о политике. Я не могу целиком взять на себя ответственность за решение подобных вопросов. Подчеркиваю, что не со стороны администрации исходило желание вмешаться в картину, а, наоборот, я всячески искал встречи с ними. Пример. Я поставил в картину кусочек, где президент говорит о том, какая мы страна. В фразе "Мы - ядерное государство" президент делает паузу и добавляет следующее слово: "Пока". Последним словом он резюмировал все то, что сказал ранее, но у телезрителя может создаться впечатление, что В. В. говорит о ядерных ракетах. Такой эпизод может быть неправильно истолкован, и именно администрация президента заметила этот "пустячок". С сотрудниками администрации президента и пресс-службы Кремля у меня сложились доверительные отношения. Это очень помогло.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно