250

Урал. Апокалипсис в отдельно взятом селе

29 СЕНТЯБРЯ 1957 г. в 16 ч. 22 мин. на химкомбинате N 817 (ныне производственное объединение "Маяк") произошел взрыв емкости с радиоактивными отходами. Спустя неделю челябинские газеты рассказали об удивительном свечении в небе с признаками полярного сияния. Кое-кто бросился рассуждать о возможности такого природного явления на Урале. Началась история многолетнего вранья.

А МЕЖДУ тем "кунсткамера" при местном мединституте стала пополнять свою коллекцию образцами человеческих патологий: новорожденных с хвостами, с рыбьей чешуей, сиамскими близнецами. Есть свой музей под названием "Экологический набат" и в селе Муслюмово, которое пострадало в той трагедии, пожалуй, больше всех. "Деревней на ядерной помойке" называют его и по сей день. В этой зоне экологического бедствия побывал недавно наш челябинский корреспондент.

Зачем у детей "сосут кровь"

- В ДЕТСТВЕ мы боялись автобусов и врачей. Нас прямо на улице хватали, сажали в автобус и увозили, как мы тогда говорили, "сосать кровь", - вспоминает коренная жительница села Муслюмово Марьям. - У нас брали какие-то анализы, а потом отпускали домой. Но ужас в том, что эта же история повторилась с моими детьми уже в наши дни.

"Эксперименты" над муслюмовцами продолжаются. Приезжали японцы и заставляли селян по нескольку месяцев ходить с дозиметрами, но о результатах исследований так ничего и не сказали. Врачи регулярно берут у муслюмовцев слюну, пряди волос на анализ - и опять же без объявления результатов. Местные жители показали нам странные предметы у своих домов: к железной палке прикреплен пакет, напоминающий сачок для ловли бабочек, на другой палке сверху закреплен металлический ящичек без крышки.

- Каждый месяц приезжают с "Маяка", сачок снимают и увозят, - рассказывает Фахтаф Морданов. - А в ящичке, - старик прищуривается и выдает "тайну", - на дне лежит листок, как промокашка из тетрадки. Нам говорят только, что в сачок и ящик попадают осадки, которые потом изучают. А на вопросы, что все это значит, лишь отвечают: "Секрет. Доза у вас достаточная, но жить можно". А у меня жена - "лучевик", я тоже все время болею.

Вообще есть два населенных пункта с названием Муслюмово: село и железнодорожный поселок. В них живет 4,5 тыс. человек. По данным местной экологической организации "Набат", на станции Муслюмово с населением в 900 человек начиная с 1991 года только от рака умерли 37 человек, а в селе Муслюмово недавно открыли новое кладбище, уже шестое. В прошлом году здесь на учет встали 249 человек и еще 818 отправлены на дообследование. В селе есть семья, в которой из 34 человек 14 уже умерли от рака. Ткни пальцем в любого прохожего - и выяснишь, что или он сам, или кто-то из его родственников болен раком. Об экологической трагедии здесь напоминает все: предупреждающие о радиации знаки, река Теча, по берегам обнесенная колючей проволокой...

Река-злодейка

ВРОДЕ и ругают муслюмовцы реку-злодейку, но скот на водопой гоняют туда. Рыбу, по шесть мешков за раз, ловят в ней же, и не только для себя, но и для продажи в Челябинске. Бросить все и уехать? На это нужны деньги. А самая высокая зарплата железнодорожников на станции Муслюмово - около ста долларов, в селе не заработаешь и того. За добротный дом с баней и постройками в этой деревне больше 1000 долларов не выручишь, а, например, однокомнатная квартира в не самом престижном районе Челябинска стоит почти 10 000 долларов. Попробовать получить квартиру от государства в чистом районе человек может лишь при условии, что он болен раком, лучевой болезнью или ликвидатор аварии. Но если ты еще здоров, то это почти нереально.

...Мы спускаемся к реке и, раскопав снег, измеряем радиоактивный фон. Дозиметр показывает 10 микрорентген, 15, 50... Дальше за цифрами невозможно уследить. Дозиметр пищит, сигнализируя о превышении... 280-290... Председатель эколого-просветительской общественной организации "Теча" Госман Кабиров утверждает, что вдоль реки есть места, где счетчик зашкаливает за 800 микрорентген. И это при допустимой дозе в 17-20.

Апокалипсис в отдельно взятом селе продолжается.

Для справки.

После взрыва в 1957 году возник так называемый восточноуральский радиоактивный след, который "наследил" не только в Челябинской, но и в Свердловской и Тюменской областях. Общая площадь загрязнения составила порядка 23 тыс. кв. км, облучено около 300 тыс. человек. А спустя десятилетие в Челябинской области случилась страшная жара, и накопитель радиоактивных отходов озеро Карачай обмелело. Радиоактивные отложения со дна озера разнесло ветром почти на 2000 километров. В этот раз пострадало 400 тыс. человек, а жители 42 населенных пунктов были эвакуированы.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно