130

Станислав Говорухин о "хлёбове", взятках и хамелеонах

ЛЮБИМЫХ народом фильмов Станислав ГОВОРУХИН создал немало: "Место встречи изменить нельзя", "Вертикаль", "Дети капитана Гранта", "Десять негритят", "Ворошиловский стрелок"... Как сценарист ("Пираты ХХ века") и актер ("Асса", "Сукины дети", "Орел и решка") он тоже всем известен. И тем не менее Говорухин заявляет: "Да гори все мои картины синим пламенем, вот если бы наш народ стал жить хорошо!"

"Я теперь прагматик"

- ВАС можно поздравить со своеобразным юбилеем - уже 10 лет как в политике... Вначале вы говорили, что испытывали в Думе сложные чувства: кругом одни прагматичные люди...

- Можно сказать, что теперь уже я максимально приблизился по менталитету к этим прагматикам. Сейчас жизнь другая - романтики из политики ушли. Все занимаются лоббизмом. И я в том числе. Самой главной заслугой считаю то, что мы приняли закон о государственной поддержке кинематографа. В 1995 году наше кино находилось в ужасающем состоянии. Казалось, все, смерть наступила. По "Мосфильму" бегали крысы... А сейчас снимается почти столько же фильмов, сколько до буржуазной революции 1991 года. Появляются хорошие картины. Скажем, "Кукушка".

Нам удалось почти вдвое повысить зарплату работникам культуры в федеральных учреждениях. И вообще, если раньше культура финансировалась на 50, на 60 процентов от того, что было записано в бюджете, то теперь - на 100 процентов, если не больше. В этом году на кинематограф выделено 2 миллиарда рублей.

- Константин Райкин сказал: "Для меня великая трагедия, что режиссер Говорухин занимается политикой".

- Для Райкина это не должно быть трагедией. Потому что я уже рассказал, что мы сделали для кинематографа. Что толку от того, что я снял бы хороший фильм? А от моего пребывания в Думе уж точно есть польза, хотя, может, не все это знают.

- Ждете благодарности?

- Да что вы! Моя работа в Думе - это труд-то неблагодарный. Никто никогда спасибо не сказал - ни мне, ни Губенко, ни Кобзону.

- Тогда встает вопрос: зачем вам все это?!

- Все объясняется тем, что я хорошие книжки в детстве читал.

- Вы серьезно?

- Абсолютно. Поколение наших отцов и дедушек смогло защитить страну в Великую Отечественную войну только потому, что воспитывалось на хорошей литературе. У Высоцкого есть песня, заканчивающаяся словами: "Значит, нужные книги ты в детстве читал". Если в твоем духовном воспитании участвовали такие учителя, как Марк Твен, Даниэль Дефо, Жюль Верн и прочие, ты вырастешь другим человеком. А если ребенок воспитывался на Гарри Поттере... Я в это молодое поколение не верю. Они слушают похабель, которую можно назвать музыкой только с очень глубокого похмелья... Некоторые вообще не читают - ковыряются в этом своем Интернете... Не может быть, чтобы все хлебово, потребляемое молодежью, никак не сказывалось на мышлении.

Конечно, среди молодых есть люди, которыми я восхищаюсь. Глядя на них, думаю: о, я бы в их возрасте и половины бы не достиг. Но в целом молодежь - такое стадо...

- Вы сняли фильмы "Дети капитана Гранта", "Робинзон Крузо"... По сути, вы ничего не смогли изменить?

- Не смог, конечно. Я же не могу объять необъятное.

- А не обидно? Напрасно потрачены усилия.

- Конечно, обидно... (Долго раскуривает трубку.) Обидно! Вообще, много потрачено усилий напрасно. Чего мы орали, ездили на фронт во время чеченской войны, торопились создать комиссию? Думали, это поможет: предотвратит следующую войну. Но это ничего не остановило - ни разбой, ни жульничество.

- У вас никогда не возникало мысли, что, занимаясь политикой, вы и фильмов снимете меньше, чем могли бы, и в Думе переворота не совершите?

- В кинематографе есть много людей, которые в ГД не работали, но в кино ничего не сделали. А я за время пребывания в Думе снял два фильма.

- Вы сказали, что вас никогда не хвалила критика...

- Если каждый раз повторять, что кинокритики засранцы и ничего не понимают в кино, то рассчитывать на хорошие рецензии бессмысленно. С критиками я всегда вел жестокую и беспощадную борьбу. Говорил им, что поддерживают не то, что, если они хотят, чтобы кинематограф был многообразным, нужно говорить не только о Сокурове. Я умудрился, будучи народным режиссером, не иметь никаких званий, наград и премий.

- У вас правда ни одной награды?!

- Конечно. Ну мне и не надо. Я участвовал в Первом всесоюзном фестивале телевизионных фильмов в Ереване со своей картиной "Место встречи изменить нельзя". На 21 фильм было 20 премий. Приз получили все, кроме меня. Но разве сравнишь какую-то деревяшку или бронзянку с моей премией - народной любовью к этому фильму?! Меня даже милиционер никакой на улице не остановит: потому что он зритель и мне благодарен.

Когда вышел "Ворошиловский стрелок" - картина, которой я горжусь, - ни одну газету нельзя было открыть. Ужас какой-то писали: это не кино, никакой Говорухин не режиссер, все примитивно. А на самом деле мне сегодня люди говорят спасибо даже не за "Место встречи...", а за "Ворошиловского стрелка"...

- В Думе вам предлагали взятки?

- Мне жена задает этот же вопрос. "Вот вы берете взятки. Ты хоть одну домой-то принеси". Я говорю: "Галь! Веришь - нет, никто ни разу не предложил". Нет, были какие-то предложения типа: "Хорошо бы пробить такой-то закон, мы вас особо отблагодарим". Но все это касалось не культуры, а проектов, в которых я ничего не понимаю.

...Вы задумывались, почему в Комитете по культуре всего 10 депутатов? А в Комитете по бюджету - 50. И туда не прорваться - потому что там делят деньги.

- А вам деньги не нужны?

- Я достаточно зарабатываю - не только по сравнению с нищим населением, но и вообще. Я все-таки кинорежиссер, сценарист, актер. Могу сняться в кино, мне хорошо заплатят. Могу сделать картину, написать сценарий...

Сколько можно чернухи?!

- ВЫ задумывались, почему на политическом поприще у вас не получилось добиться чего-то существенного?

- (Долго прочищает трубку элегантным ножичком, насыпает табак, курит)... Потому что сила, с которой мы боролись, непробиваема.

- Какая сила?

- Партийная номенклатура. Россия, только по мнению самых примитивных и ничего не понимающих людей, - демократическая страна. На самом деле у власти оказались те же самые коммунисты, причем худшая их часть - хамелеоны, которые успели перекраситься. После переворота 1991 года все секретари обкомов, директора заводов практически приватизировали то, чем управляли. Такие, как Туркменбаши, приватизировали целые государства. Но бороться со всем этим было бессмысленно. Дело в том, что и рот-то нельзя было открыть. Мне говорили: "А, ты покушаешься на демократию!" - "Я покушаюсь на власть коммунистов". - "Нет, ты покушаешься на демократию, потому что мы никакие уже не секретари обкомов, мы демократы".

- В 1996 году на президентских выборах вы были доверенным лицом Зюганова.

- Да.

- И... как теперь объяснить ваше хамелеонство? Сначала вы его поддерживали, а теперь кроете коммунистов на чем свет стоит.

- Я их всегда крыл. Вспомните мой фильм "Так жить нельзя". Никогда не был ни членом КПСС, ни членом КПРФ. А поддержал на выборах Зюганова - на тот период он был наименьшим злом по сравнению с коммунистом Ельциным. Я и сегодня поступил бы так же. Если бы вместо Ельцина, пьяницы и разрушителя, был бы Зюганов, по крайней мере, не такими бы быстрыми темпами все развалилось.

- А Путин? Как думаете, его попытки что-то исправить быстро приведут к результатам?

- О политике нужно судить по результатам его деятельности. Промышленность в упадке, сельское хозяйство разрушено... Армия абсолютно небоеспособна. Мы не имеем даже своих самолетов, потому что продаем их в Индию. Например, Су-30 у нас на вооружении даже не стоит, своего такого самолета мы не имеем. Но, безусловно, на фоне Ельцина Путин - это Роберт де Ниро.

- Все, о чем мы говорим, мягко говоря, пессимистично... Но, Станислав Сергеевич, наш народ и так живет трудно. Поэтому хотя бы кинорежиссеры могли бы давать нам хоть какой-то заряд оптимизма...

- Назовите мне хоть один мой фильм без оптимистического финала. Так же будет и в моей новой картине. Это рассказ о судьбе наших мам и бабушек. Действие происходит с 1935 по 1957 год.

Конечно, я с вами согласен - сколько можно чернухи?! Нельзя, чтобы человек выходил из кинозала опустошенным, чтобы у него отняли последние жизненные силы. Интересно, но как раз такие фильмы, которые лишают зрителей последней надежды, делают оптимисты. Они говорят: "Я оптимистически смотрю в будущее", - и потом снимают ужасы безумные. Посмотришь, и жить не хочется.

А я... Мало ли, что Говорухин говорит. Говорю я так, а кино снимаю совсем другое.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно