Примерное время чтения: 7 минут
68

Налоговая дыра (08.06.1999)

НАШИМ больницам не хватает лекарств, школам - учебников и нам всем - денег. Как таковых. Катастрофически. А между тем есть целые, как это называется, территории, где налоги можно не платить. "Одна шестая часть суши, - написал недавно про нас журнал "Офф-шор-экспресс", - уже фактически является крупнейшей оффшорной зоной".

ЧТО ВАМ представляется при слове "офф-шор"? Кипр, Багамы, банановые республики и кокосовый рай Баунти? Всего 40 мин. от Москвы на пригородной электричке, потом полчаса автобусом - и вы в офф-шоре. Называется место городом Краснознаменском. Это адрес нефтедобывающих, золотомоющих, алкоголеразливающих предприятий, например "Якутзолота", "Ямалнедринвеста", "Очаково". Здесь прописал свои фирмы Владимир Брынцалов, здесь же мечтает обосноваться "ЛУКОЙЛ". "Богатое, видно, место, - думали мы, трясясь в набитом старом автобусе. - Там, должно быть, бьют нефтяные фонтаны и все поголовно в белых штанах".

Краснознаменск плотным кольцом окружают лес и высокий железобетонный забор. Перед узкими воротами автобус остановился, и в заднюю дверь вошел военный с автоматом. Соседка тревожно шепнула: "Выйдите пока, чтобы он вас не заметил. Без пропуска туда не пустят". Молча военный протиснулся через весь автобус и вышел, кивнув троим в хаки тоже с автоматами наперевес. Мы юркнули обратно.

Ну, Багамы - не Багамы. А городок оказался помытым и подстриженным. Здесь даже есть свой краснознаменский Арбат: там играет музыка и продают мороженое. Воздух экологически чистый, буровых вышек поблизости не видно.

39 фирм гражданки Кузнецовой

136 из 139 расположенных в Краснознаменске концернов (среди них "Экойл-центр" и "Диамант") зарегистрированы по одному адресу: ул. Парковая, д. 12. Заветный дом оказался обыкновенным общежитием без мраморных колонн и каменных химер. Фирмы "Анкор" и "Невилойл" занимают одну комнату в старом здании гражданской обороны. В комнате есть стол, компьютер и женщина, приученная отвечать: "Оставьте координаты, с вами свяжутся". Офис "Хант Холдинга" притулился с торца жилой пятиэтажки: белая железная дверь, наглухо закрытая. Люди и не подозревают, что в их подвале вершатся судьбы водки Брынцалова.

Тех, на кого зарегистрированы фирмы, в глаза мало кто видел. Даже в налоговой инспекции города. Судя по накладным, 39 предприятий принадлежат некой гражданке Кузнецовой.

Несмотря на такие престранные обстоятельства, жители города Краснознаменска спят спокойно: налоги за них заплатили.

Не то что год назад, когда Краснознаменск был закрытым оборонным объектом. Конверсия подкосила город. Правительство, чтобы как-то компенсировать свои мирные инициативы, разрешило Краснознаменску оставлять себе все налоги, которые собираются на его территории (обычно 75% налогов отправляют наверх). Одновременно город получил право предоставлять налоговые льготы.

Это было бы нестрашно, если бы льготы доставались предприятиям Краснознаменска - на развитие производства, на новые рабочие места для оборонщиков... Но по нашим законам предприятие платит налоги не там, где работает. А там, где зарегистрировано. Иными словами, прописанные в Краснознаменске фирмы к Краснознаменску никакого отношения не имеют. И рабочие места создаются совсем в других местах. Заводы Брынцалова, например, пыхтят в Черноголовке и Электроуглях. Но там они никаких налогов не платят, потому что зарегистрированы в Краснознаменске. А в Краснознаменске они платят только 15% положенных налогов. Поди плохо. Немудрено, что Краснознаменск сразу выбился в клондайки.

Еще год назад здесь было зарегистрировано всего 3 предприятия. А сейчас 139! Жители Краснознаменска довольны: им нужны не столько рабочие места, сколько деньги. А годовой план сбора налогов тут выполнили и перевыполнили за январь - февраль.

"Раньше хлеба в детских садах не было, - говорит Анна Мартиросян, начальник налоговой инспекции города. - А теперь сдали муниципальный дом, "Скорая" бесперебойно работает. А налоги все равно не соберешь, потому что 80% от выручки никто никогда не заплатит. Уж лучше пусть нам 15% отдают, а мы на них город будем благоустраивать".

Рашн Федерейшн Инкорпорейтед

КРАСНОЗНАМЕНСК - не единственный. В офф-шор превратились все бывшие оборонные города: и Арзамас-16 (теперь Саров), и Снежинск. Всего их в России 42. В одном только Сарове за 9 месяцев зарегистрировалось 1547 предприятий. Главным образом ликероводочная промышленность, потому что у них самые большие налоги.

Кого со стороны пустить на регистрацию, кому отказать, решает лично глава администрации. "Обычно, чтобы получить льготы, - рассказывает замминистра по налогам и сборам Сергей Шульгин, - предприятие заключает с местной администрацией договор. Допустим, следующий: предприятию разрешают платить всего 15% (или там 20%) налогов, а оно обязуется их платить, но не в бюджет, а в какой-нибудь внебюджетный фонд. Фонд этот чаще всего подконтролен только чиновникам администрации или вообще персонально главе. Такой большой личный кошелек".

Недавно вице-мэр одного из закрытых городов был судим за налоговые преступления. Минфин подсчитал: из-за того, что главные налогоплательщики регистрируются как раз там, где налоги можно не платить, страна теряет в год около 80 млрд. руб. - в 3 раза больше, чем долги по зарплате бюджетникам.

Впрочем, налоги можно не платить не в одних только закрытых городах. У нас есть целые области - свободные экономические зоны.

В 1992 г. президент издал указ, повелевающий в 2-месячный срок "оборудовать" Россию такими зонами (говорят, в мире это очень прибыльно). Одной из первых сориентировалась Ингушетия. Прослышав, что есть места, где налоги можно не платить, в Ингушетию быстренько слиняли сотни крупнейших фирм из Москвы, Башкортостана, Самары и Ростова. Из Ставрополя сбежало 160 предприятий. Только "Ставропольнефтепродукт" и только за 2 месяца 1994 г. не заплатил государству 3,6 млрд. руб. налогов. Три года спустя спохватились и зону в Ингушетии прикрыли.

Но дело этим не закончилось. "Ингушскую зону, - рассказывает начальник отдела Минфина Игорь Носков, - обслуживала "под ключ" финансовая корпорация "БИН". После того как бизнес на Кавказе прикрыли, "БИН" перебралась в Агинский Бурятский автономный округ. И теперь раскручивает зону там. Уже зарегистрировалось более 200 предприятий, из которых 70% работает в Москве".

Оказалось, что в нашей стране, для того чтобы стать зоной свободной и экономической, не нужны никакие указы президента. Кто налоги собирает, тот и может от них освобождать. А половина сборов - в распоряжении регионов. Льготы предоставляются в Калининграде, Находке, Новгороде, Калмыкии, Магадане, Удмуртии, Вологодской обл. и др. Вице-премьера Валентину Матвиенко особенно возмущает Республика Алтай. "Я их спрашиваю: "Вот вы ввели у себя оффшорную зону. Объясните, какова ее эффективность?" Им сказать нечего. Сделали дыру воровскую, куда все утекает". Алтай разрешает своим не платить налоги и едет в Москву за деньгами.

Украсть у себя

НУЖНЫ нам свободные экономические зоны или не нужны, специалисты пока понять не могут. С одной стороны, щелкают, как на счетчике в такси, цифирки "выпадающего дохода" (не попавших в бюджет налогов). С другой - жители офф-шора вроде бы начинают жить лучше.

В мире есть 600 свободных экономических зон. И все они довольны жизнью. Офф-шор в бизнесе вещь незаменимая. С офф-шорами сотрудничают Центробанк, Сбербанк. "Разница в том, - говорит замминистра по налогам Сергей Шульгин, - что ни одно государство не устраивает оффшорных зон внутри страны для своих же. Офф-шоры создают для того, чтобы привлечь средства из других стран, а не освобождать от налогов тех, кто тебе же должен платить".

А у нас это пока натуральные черные дыры, куда со свистом вылетают и деньги, и прожекты, и благие намерения.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно