97

Шпаргалка для зрителя

ТЕАТРЫ

7 апреля - в Большом театре премьера. "Послеполуденный отдых фавна" К. Дебюсси в постановке знаменитого американского балетмейстера Дж. Роббинса (сделавшего в свое время "Вестсайдскую историю"). Музыка-манифест музыкального импрессионизма когда-то вызвала сенсацию. А первая постановка в России С. Дягилева с великим В. Нижинским в роли Фавна, представшим в более чем откровенном костюме в Мариинском театре, вызвала ярость матери-императрицы Марии Федоровны. С этого скандала началась история изгнания Дягилева и Нижинского из России и история этого балета в нашем театре.

Пианист Николай Петров с 5 по 9 апреля проводит фестиваль в Оружейной палате Московского Кремля. В программе его собственный концерт, выступления Квартета им. Бородина, молодого баса из Большого театра А. Виноградова. Открытием обещает стать выступление восходящей звезды из Польши - пианиста Яна Кшиштофа Брои.

9 апреля в культурном центре МВД и 10-го в Рахманиновском зале Консерватории нас оглушат "Авангардом в стиле рок" - оркестр Эрепрайз из Голландии с помощью ударных, электронных и... духовых инструментов пытается разрушить барьеры между элитарными и популярными жанрами в музыке.

Сергей Юрский с семейством - актрисами Натальей Теняковой и Дарьей Юрской, а также актерами Евгением Князевым, Валерием Яременко, Владимиром Качаном устраивают 7-го и

9-го в "Школе современной пьесы" настоящую провокацию, сыграв пьесу журналиста Игоря Вацетиса "Провокация". Две истории, опрокидывающие представления о реальной действительности, где смешаны фарс и детектив, смешное и трагичное. Наконец-то современный сюжет на нашей сцене!

А 10 апреля в том же театре - спектакль, который можно увидеть очень редко, - молодежное театральное агентство "Лекур" и фестиваль "Театральные звезды XXI века" представляют двухчасовую трагедию в стихах "Юдифь". Отрубленной головы Олоферна в финале не покажут. И вообще не пугайтесь - спектакль смотрится легко, стихи классные (автор - молодая журналистка Елена Исаева). Зрелище в меру эротично - речь-то в конечном итоге о любви. Страстно влюбленную и столь же страстно любимую Юдифь играет молодая актриса Вера Воронкова (одна из той злополучной "четверки" актеров, уволенных из МХАТа им. Чехова).

Поклонникам и поклонницам Игоря Костолевского и Михаила Филиппова Театр им. Маяковского делает подарок - мини-фестиваль "Под крышей дома своего" с их участием. Три спектакля 7-го - гоголевская "Женитьба" Театра на Покровке в постановке Сергея Арцибашева, спектакль, выдвинутый на Госпремию, 8-го - "Арт", где эти актеры в компании с Михаилом Янушкевичем два часа опровергают известный тезис - "о вкусах не спорят", ссорясь из-за купленной одним из друзей (на свои кровные, между прочим!) картины. А 9-го - премьера, "Загадочные вариации" Э. Шмитта, где Костолевский и Филиппов опять же два часа говорят об одной женщине, которая была любовницей одного и женой другого. И, как ни странно, беседуют очень увлекательно.

Два других кумира, Инна Чурикова и Армен Джигарханян, в "Ленкоме" на премьере "Филумены Мартурано" ("Город миллионеров") разыгрывают сюжет Эдуардо де Филиппо, знакомый многим по давнему итальянскому фильму с Софи Лорен и Марчелло Мастроянни. Помните, бывшая проститутка все пытается женить на себе своего ветреного приятеля, отца ее ребенка? У наших актеров вся история вышла как-то человечнее и роднее. Два немолодых одиноких человека вдруг, прожив уже долгую жизнь, понимают, что есть на свете родство душ.

Увы, Джигарханян на днях заболел, и пока спектакль не идет.

Вахтанговский блондин Отелло

ИЗ ВСЕХ пьес Шекспира меньше всего повезло, пожалуй, "Отелло". Трагедия буквально растаскана на анекдоты. Можете себе представить анекдот про Гамлета, короля Лира, Макбета? А про Отелло, которое "рассвирепело", их сочинено великое множество. "Молилась ли ты на ночь, Дездемона?" - вопрос, что называется, на засыпку. Он стал своего рода символом, знаком масскультуры, примерно как "выпьем, няня, где же кружка?", и вполне может быть употреблен в качестве тоста. В общем - "венецианский мавр Отелло, он Дездемону задушил, Шекспир узнал про это дело и водевильчик сочинил".

В спектакле Вахтанговского театра режиссера Евгения Марчелли - скажу сразу - коронная фраза, дескать, молилась ли ты, вообще не произносится. В ряду бесчисленных выкрашенных черной ваксой русскоязычных мавров здесь и сам Отелло - изумляющее исключение. Владимир Симонов выкрашен, наоборот, в блондина, и кожа у него абсолютно белая.

Он - такой, как все мы, просто человек, только более ранимый и уязвимый, как все влюбленные. Знаменитое определение классика "Отелло не ревнив, он доверчив" я бы переиначила по отношению к этому Отелло: он доверчив, потому что влюблен. И так беззащитно ревнив - по той же причине. Это спектакль о беззащитности человека и человеческой любви перед лицом зла.

Но в исполнении Сергея Маковецкого Яго - вовсе не традиционный злодей и отъявленный мерзавец. Он начинает спектакль задумчивым, но решительным монологом - как игрок, пришедший делать свои ставки. Как экспериментатор, ставящий рискованный опыт с живыми людьми. Он умен и расчетлив. Он затеял свою игру и сам был изумлен, как скоро задергались по злой воле на ниточках его "марионетки".

Первая сцена Отелло и Дездемоны (Анны Дубровской): нечасто увидишь столь чувственное, эротическое зрелище, столь откровенную любовную игру без намека на пошлость. Актеры не играют "в любовь", их сцены просто наэлектризованы страстью. Томная, кокетливая, вызывающе женственная, покачивающая бедрами Дездемона, не красавица, но отчаянно притягательна - ничего общего с расхожим образом холодновато-классической статуи, ангела, из тех, кого приревновать может только безумец. Здесь все наоборот - только безумец может ее не приревновать. Дездемона в этом спектакле буквально провоцирует ревность.

Страстей "в клочья" - нет. Есть на удивление красивая трагедия, и смотрится она легко. Не будет даже сцены удушения. Вместо выпученных глаз разъяренного мавра с кровавыми белками и предсмертных хрипов красавицы Дездемоны - долгая, чувственная сцена: перед большим зеркалом Отелло любовно, словно робея, перебирает распущенные светлые волосы жены, расчесывает их пальцами. Оба - лицом к залу, и на лицах их нежность и обреченность. То, что Отелло после нее не жить, ясно. Ремарка - "закалывается кинжалом".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно