Примерное время чтения: 5 минут
87

Закон - не игра в салочки

"ДЕЛО "ЮКОСа" идет уже больше года, появляются новые повороты и свидетели, но конца-краю, как говорится, не видно. Мы решили поговорить о "налоговых обвинениях" Ходорковского, поскольку его адвокат Юрий ШМИДТ считает их наиболее серьезными.

ОДНО из замечаний известного юриста: его подзащитный мог вообще не знать о существовании зарегистрированных на "льготных территориях" компаний и о том, как с них брали налоги...

О нарушениях можно было говорить и в рабочем режиме

- ЮРИЙ Маркович, но ведь это мировая практика - на то ты и начальник, знал не знал, а за компанию ты отвечаешь. Вы предлагаете сделать исключение?

- В разное время в МФО "МЕНАТЕП", КБ "МЕНАТЕП", "ЮКОСе" и других организациях Ходорковский занимал разные должности, что, соответственно, определяло и круг его обязанностей. Как правило, он занимался вопросами стратегического характера, и во всех организациях, в которых он то ли возглавлял совет директоров, то ли был председателем правления, было очень четкое распределение должностных обязанностей. При этом все структурные подразделения знали, что входит в их сферу ответственности и компетенцию. Именно это и было убедительно доказано в ходе судебного следствия. В частности, вопросами создания дочерних компаний и вопросами оптимизации налогообложения в рамках закона занималось большое число специалистов разного профиля. На заседании руководящих органов КБ "МЕНАТЕП" и НК "ЮКОС" рассматривались конкретные предложения со всесторонним обоснованием, включая, естественно, соответствие действующему законодательству. Я утверждал и утверждаю, что все решения, которые в конечном счете принимало руководство, имели серьезные обоснования и соответствовали всем законам, в том числе и законам о применении упрощенной системы налогообложения предприятий, зарегистрированных в закрытых административно-территориальных образованиях (ЗАТО).

Мировая практика, естественно, не снимает ни с компании, ни с ее руководства ответственности, если будет установлено, что был допущен какой-то просчет, неверный анализ и в конечном счете закон оказался нарушен. Но это две совершенно разные вещи: ответственность за результаты деятельности компании, которая может включать ответственность гражданско-правовую, налоговую, возможно, даже административную. Для уголовной же ответственности нужны особые основания, а именно - наличие состава преступления со всеми его элементами, а не ответственность "по факту".

И сам Ходорковский, и его защита не раз говорили, что, возможно, какие-то нарушения и имели место. Эти нарушения можно выяснить в беседе с налоговыми и иными проверяющими органами в нормальном рабочем режиме, а не в зале суда. Ведь и проверяющие органы, в частности налоговые службы, тоже могли допустить ошибки. Но при чем здесь уголовное обвинение?

- Налоговые органы в свое время приняли декларации компании и признали их "правильными". С одной стороны, справедливо наказать тех, кто проверял. С другой, закон - это не игра в салочки...

- В свое время, в 2002 году, после серии судов, касающихся покупки акций "Апатита", стороны заключили мировое соглашение, согласно которому "МЕНАТЕП" согласился заплатить дополнительно 12 миллионов. Казалось, что этим проблема исчерпана, но ровно до той минуты, пока не поступила команда разделаться с Ходорковским и во что бы то ни стало найти в его деятельности состав преступления.

То же самое и с обвинениями в налоговых преступлениях в адрес "ЮКОСа". Если бы Ходорковский и Лебедев не были вопреки закону и всякой необходимости посажены в тюрьму, а арбитражные суды объективно и беспристрастно разбирали претензии налоговых органов, может быть, и здесь было бы доказано, что компания допустила определенные нарушения. В конце концов, ошибаться свойственно всем. Но то, с чем на практике столкнулись мы, - это полное нежелание объективно разбираться и выслушивать доводы ответчиков.

Сегодня строптивых бизнесменов у наc не наблюдается

- ЗЛОПЫХАТЕЛИ могут предположить, что вы все-таки не берете в суд тех самых налоговиков, которые одобрили старые декларации, в качестве своих свидетелей, потому что те могут показать: им-де давали взятки, вот они и "подмахнули" те документы.

- Прежде чем нам взять каких-то налоговиков в суд, их многократно допрашивала прокуратура. И никакого обвинения в сговоре с сотрудниками налоговых служб подсудимым не предъявлено. Уверяю вас, если бы следствие нашло хоть малейшее основание для этого, рядом с Ходорковским и Лебедевым сидело бы еще энное количество людей. Но в том-то и парадокс, что в действиях работников налоговых служб - тех самых, которые поставлены государством именно для того, чтобы контролировать правильность взимания налогов, - вины не установлено.

При этом, как сказал Ходорковский в суде, число проверок его компании различными инстанциями исчислялось сотнями в год. Причем проверяли и местные налоговые инспекции, и вышестоящие службы.

Налогоплательщик несет ответственность за правильное указание в декларации размеров полученного дохода. А за то, какую форму налогообложения - обычную или упрощенную (льготную) - применяет налоговая инспекция, принимает ли она налоговый платеж денежными средствами или в иной форме (например, векселями), отвечает исключительно налоговая служба. Разумеется, если не доказан преступный сговор. А он, как я уже сказал, не доказан и подсудимым не вменен.

- Были ли у нас "налоговые процессы", подобные этому, и чем они закончились для руководителей компаний?

- Подобных этому процессов у нас не было и, думаю, не предвидится. Сегодня таких строптивых бизнесменов, каким был Ходорковский, у нас в стране не наблюдается.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно