1015

ВЕРСИЯ: ОКТЯБРЬСКИЙ ПЕРЕВОРОТ В БАКУ БЫЛ СПЛАНИРОВАН В ТУРЦИИ. Сурет Гусейнов: "В Азербайджане грядет взрыв"

По информации, которая поступает в редакцию "АиФ" из Азербайджана, местные власти запретили распространять номер газеты, где было напечатано интервью бывшего президента Аяза Муталибова. Тех, кто продавал газету из-под полы, ОМОН и милиция отлавливали, били, сажали в кутузку. Вероятно, то же самое будет и с этим номером. С бывшим премьер-министром Азербайджана Суретом ГУСЕЙНОВЫМ беседует корреспондент "АиФ" Дмитрий МАКАРОВ.

- Как вы думаете, чего так боятся азербайджанские власти?

- Я мог бы коротко ответить, что центральная власть в Азербайджане панически боится, что наши граждане узнают, что Аяз Муталибов и я продолжаем борьбу с диктаторским режимом. Но это будет только частью правды.

А вся правда состоит в том, что после восстания 4 июня 1993 г., когда рухнул режим президента Абульфаза Эльчибея и я фактически полностью контролировал ситуацию в Азербайджане, ту власть, которая у меня была тогда, я своими руками отдал Гейдару Алиеву. Он стал президентом, а я премьер-министром. За тот год с небольшим, что я пробыл на этом посту, прежде чем он обманом сверг меня, я слишком многое узнал об этом дьяволе в человеческом образе.

- Что же заставило вас поделить власть с Алиевым?

- Я был вынужден это сделать. Несмотря на то, что он с 1988 г. постоянно проживал на своей родине в Нахичевани, где занимал пост Председателя Верховного Совета, он сам и его клан проводили колоссальную работу для того, чтобы вернуть свое влияние. Игнорировать Алиева в тот момент было просто невозможно. Сейчас можно со всей определенностью сказать, что все события в Азербайджане после 1988 г. происходили по сценарию, отработанному Гейдаром Алиевым. Он действительно сумел сделать так, что его возвращение стало неизбежным.

Когда 4 июня 1993 г. в Гяндже под моим руководством произошло народное восстание, Алиев немедленно прибыл ко мне в Гянджу, где мы несколько раз с ним встречались с глазу на глаз.

- О чем же вы говорили?

- Я сказал ему, что у него есть огромный опыт нахождения у власти, но именно поэтому я прошу его снять свою старую маску и предстать перед людьми совершенно в ином свете. Не надо больше интриговать, давайте говорить и действовать открыто.

- Звучит очень наивно.

- Да, наивно, но ведь у меня не было тогда серьезного политического опыта, и Алиев это понял. Он сказал, что жить ему осталось совсем немного и свою единственную цель он видит в том, чтобы помочь мне научиться управлять страной и затем передать бразды правления.

Выглядел он тогда действительно очень дряхло, и я подумал, что стоит согласиться на его предложение, чтобы он стал Председателем Верховного Совета, а я премьером..

- Но при таком раскладе его власть была бы номинальной, а ваша - реальной.

- Да, и тогда мы так об этом и договаривались: "шахом" должен был стать я, а "визирем" - он. Он согласился с этим и уехал в Баку. Но когда я приехал туда же вслед за ним, он пригласил меня на беседу и сказал: "Я пишу уже последние страницы своей жизни, поэтому уважь меня: я буду первым, а ты пока вторым".

- То есть можно сказать, что мастер интриги Алиев в этом раунде переиграл вас?

- С тактической стороны - да, но если смотреть глубже, я думаю, что проиграл он. Став "шахом", Алиев раскрыл перед народом свою сущность и окончательно дискредитировал себя в глазах людей.

- Как вел себя Алиев в отношении России, придя к власти?

- Еще будучи Председателем ВС Нахичевани и депутатом ВС Азербайджана, он голосовал против вступления республики в СНГ и подписания алма-атинских договоров, а ратифицировали их, уже когда он стал Председателем ВС Азербайджана. Мне пришлось долго убеждать депутатов в необходимости союза с Россией через СНГ. Алиев молчал, он уже давно решил ориентироваться на Турцию и Запад, хотя открыто выступать против союза с Россией еще не решался, в частных же беседах не скрывал своих антироссийских взглядов.

- Были ли другие причины ваших разногласий?

- Да. Это вопрос о нефтяном контракте. Он готовился еще при президенте Муталибове. Политическую окраску ему придал президент Эльчибей. Он с самого начала вынашивал идею, что нефтепроводы должны идти только через Турцию, а нефть должны добывать западные монополии. За исключением некоторых небольших деталей, этот контракт и был подписан Алиевым в сентябре прошлого года.

- В чем, по-вашему, его недостатки?

- В том, что в нем игнорируется роль России. Пусть недоумки в высоких бакинских кабинетах сколько угодно обвиняют меня в прорусских настроениях, но только очень недальновидный или с потрохами продавшийся Западу и Турции человек мог подписать такой контракт. Да, сейчас Россия слаба, она не может адекватно отреагировать на столь беспардонное ущемление ее интересов, но так будет продолжаться недолго. Подписав "контракт века" в теперешнем его виде, Гейдар Алиев усложнил наши отношения на много лет вперед.

- Был ли заинтересован в его подписании президент Алиев лично?

- До сих пор текст контракта не обнародован. Одна из причин этого в том, что через подставные фирмы в него вошли и некоторые физические лица-руководители Азербайджана и их близкие родственники. Республике в счет контракта было передано 300 млн. долл., судьба которых тоже неизвестна.

- Буквально через несколько дней после подписания "контракта века" вы, как утверждала азербайджанская пресса, совершили неудачную попытку государственного переворота.

- О том, что я, оказывается, совершаю переворот, узнал 4 октября 1994 г., сидя у себя в Баку в рабочем кабинете, из теленовостей, где был показан митинг, на котором Алиев обвинил меня, замминистра внутренних дел Рушана Джавадова и прокурора Махира Джавадова в попытке совершить государственный переворот. Я дождался момента, когда закончился митинг, позвонил Алиеву и спросил, не сошел ли он с ума. Он ответил, что два раза звонил мне по телефону, но не застал.

- И тогда он решил, что вы ненадолго отлучились, чтобы совершить переворот?

- Так, наверное. Переворот и в самом деле был удачно совершен, но не мною, а самим Гейдаром Алиевым, сместившим меня с поста премьера. Мне доподлинно известно, что план алиевского переворота был подготовлен спецслужбами Турции, куда выезжал за неделю до этого непосредственный его организатор Рушан Джавадов. В Гяндже в ночь с 3 на 4 октября было спровоцировано столкновение двух частей правительственных войск, чьим командирам было сказано, что они воюют против мятежников. Результат этого столкновения - трое убитых, семь раненых. Погибшим Алиев потом присвоил звания национальных героев.

В последующие дни был разграблен и полностью разрушен мой дом в Гяндже и около 200 домов моих родственников и друзей, а их самих заклеймили как врагов народа и посадили за решетку.

Алиев потом предлагал мне самому подать в отставку и отправиться послом в Пакистан, но я отказался, заявив, что добровольно в отставку не уйду. До 23 октября я сидел дома и смотрел по телевизору, как меня обвиняют во всех грехах, но потом понял, что лучше не искушать судьбу. Бежать мне было некуда, кроме как в Москву. Рушан же и Махир Джавадовы как сидели, так и сидят до сих пор на своих постах.

- Каков сейчас, по-вашему, морально-этический климат в Азербайджане?

- Исторически Гейдар Алиев отбрасывает наш народ на много десятков лет назад. Он сформировал систему коррупции еще в 60 - 80-х гг., когда был сначала председателем КГБ, а затем первым секретарем ЦК компартии республики. Сейчас, во второй его приход к власти, коррупция в Азербайджане приняла фантастический размах. Любые должности открыто продаются и покупаются. Весь Баку превратился в громадный публичный дом, где наши девушки услаждают многочисленных турецких бизнесменов. Я знаю, что Гейдар Алиев мстит азербайджанскому народу. За что, я скажу в свое время и представлю документы.

- Если вы считаете Гейдара Алиева плохим президентом, каким образом вы его намерены сместить?

- Только политическими средствами. Вместе с Аязом Муталибовым мы создали общественно-политическое движение "Гражданское единство". Количество его членов составляет на сегодня 1,7 млн. чел. Многие партии, ведущие в республике легальную политическую деятельность, заявили о том, что поддерживают нас.

Народ обнищал до предела. 1 марта на одной из центральных площадей Баку произошел бунт обманутых правительством вкладчиков "Вахид - банка", который усмирял ОМОН. Но люди уже не боятся властей.

- Как бы то ни было, но Россия признает правительство президента Алиева. С точки зрения международного права, ваша деятельность тут незаконна. Как относится к вам правительство России?

- Позвольте задать встречный вопрос: а законна ли деятельность азербайджанского правительства, снабжающего оружием дудаевских боевиков и разрешающего афганским и другим моджахедам проникать в Россию с территории Азербайджана?

Я не думаю, что в Москве к нам должны относиться плохо: ведь мы не являемся врагами России. Но и помощи от России мы тоже не ждем, рассчитываем на собственные силы. Обстановка в нашей республике такова, что взрыва можно ждать каждый день. Уверен, что в Москве мы не засидимся.

От редакции: публикуя этот материал, мы готовы выслушать и точку зрения руководства Азербайджана.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно