Примерное время чтения: 5 минут
88

ПОДРОБНОСТИ. Галина Старовойтова: "Женщине в президенты хода нет"

На днях - 17 мая - Галине Старовойтовой исполнилось 50 лет. К сожалению, в списках претендентов на президентское кресло ее имени не будет. Почему? Об этом рассказывает сама Галина Васильевна.

ВСЕГО мы собрали 1 млн. 185 тыс. подписей. Но, к сожалению, многие из них были забракованы Центризбиркомом. Возможно, не все наши сборщики, поскольку их было много тысяч человек, были достаточно проинструктированы, а отдельные из них могли оказаться и недобросовестными.

Однако сам метод выбраковки (а он в Законе о выборах президента не сформулирован) показался странным: если в какой- то папке по какому-то региону попадалось несколько сомнительных подписей ("подпись представляется сомнительной" или "крючок не такой"), выбраковывалась вся папка, то есть около 5 тыс. подписей. ЦИК действовал по принципу коллективной ответственности. Этот принцип очень порочный и напоминает сталинское время. В выводах ЦИКа и выводах Верховного суда нет ни одного заключения экспертиз. В то же время Верховный суд отказал нам в нашем ходатайстве пригласить для разбирательства независимого эксперта-графолога. ЦИК пригласил двух профессиональных графологов из МВД, но на них обрушилась проверка примерно 25 миллионов подписей от 17 кандидатов, и они не могли всем делать графологическую экспертизу.

ЦИК забраковал около 600 тыс. подписей, но не представил нам документированных доказательств, подтверждающих, что эти подписи не подлинные. Бремя доказательства по закону лежит на ЦИКе, но не на нас. Более того, когда в суд пришли свидетели, когда были получены заверенные телеграммы из разных регионов страны, которые подтверждали подлинность подписей, они были приобщены к материалам дела, но не зачтены как подлинные. Почему?

Поэтому решение Центризбиркома и Верховного суда России представляется нам необоснованным, и мы намерены его обжаловать в высшей инстанции - в Президиуме Верховного суда. Впрочем, без большой надежды на справедливость.

Кто же проверял собранные за нас подписи? Мы узнали, что это близкие и дальние родственники членов ЦИК, которые в данное время оказались без работы. У них не было никаких должностных инструкций.

Наши адвокаты говорят, что были нарушены нормы ГПК, мы были поставлены в неравное положение. Во-первых, наших людей не допустили до проверки, чего требует закон. Представитель ЦИК В. Кораблин сказал: "Нет, мы не могли допустить их, потому что у нас маленькие помещения и они бы мешали нашим графологам". Их держали на диванчике в коридоре и говорили: "Мы пока вас не проверяли, и нечего нам мешать работать". Наши каждые два часа спрашивали: не нужна ли помощь? Ответ был отрицательным. А 23 апреля в 8 часов нам говорят, что у нас выбраковали 300 тыс. подписей. К вечеру еще 300. Так что за один день - 600 тыс. подписей. Без нашего участия.

- Была ли тенденциозность отбора кандидатов?

- Я не хотела бы подрывать доверие к высшей судебной инстанции страны, но мои коллеги по несчастью в этом убеждены. Кто-то собирается оспаривать отказ в регистрации даже в Гаагском суде. Мы так далеко не пойдем, хотя моральное удовлетворение, сатисфакцию получить хотелось бы.

Никто из претендентов на высшую должность в государстве не был заинтересован в том, чтобы в этой карточной колоде появилась "дама", опасаясь, что она может смешать им всю игру.

По данным независимых социологов, любая женщина - кандидат в президенты собрала бы никак не меньше 5% голосов.

И любая женщина отнимала бы голоса не только у демократического лагеря, но и у Зюганова. Конечно, я не собиралась грабить голоса лагеря реформаторов. Но участие женщины меняло бы всю картину выборов ,и повлияло бы на программы других кандидатов. В конечном счете повлияло бы и на деятельность будущего избранного президента, потому что я долбила бы свою программу, у меня был бы свой электорат, и никто не мог бы его игнорировать.

- Вы допускаете, что судьи были подкуплены?

- Скорее там могло действовать "телефонное право", но не думаю, чтобы деньги. Например, судья Верховного суда Федин проявил известную независимость, когда он зарегистрировал Брынцалова вопреки решению ЦИКа. Это тот же судья, что был у меня. Но возможно, Брынцалов просто нашел какие-то аргументы. Но я бы не хотела думать, что речь идет о деньгах.

Я трижды побеждала на выборах. Всегда были у меня мужчины- конкуренты. В 1989 году в Армении я победила четверых. В 1990 году в Петербурге - двоих - полковника и кинорежиссера. И в 1995 году в декабре - 24. Но сейчас Центризбирком не дал возможности ни одной женщине перейти дорогу какому-либо мужчине. Так что мужчины могут спать спокойно. Есть некий потолок, выше которого женщине не прыгнуть. Видимо, депутатом быть еще можно, а вот президентом - нет. У мужчин в подсознании сидит: "Эх, куда замахнулась! Совсем обнаглела!"

Сейчас адвокаты и моя инициативная группа хотят добиться справедливости. Они опасаются, что на мою репутацию брошена тень. А я занимаюсь своей обычной работой: депутатской и правозащитной. Думаю, что прецедент выдвижения женщины был создан и имеет свои положительные стороны. Это запомнилось людям, и они не повторят ошибок. А я надеюсь, что закон о выборах будет усовершенствован для блага общества.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно