70

ВОКРУГ ЧЕРНОБЫЛЯ. ВРЕМЯ МИРНОЕ, РАБОТА БОЕВАЯ

Боль и мужество Чернобыля. С волнением следим мы за событиями, развернувшимися после аварии на станции. Следим и стремимся помочь тем, кого постигла беда. Со всех концов нашей страны поступают в район аварии необходимые техника, оборудование, материалы. В городах и селах идет сбор средств в фонд пострадавших, проводятся субботники для пополнения этого фонда. Многие специалисты предприятий и учреждений выехали на место аварии, чтобы ликвидировать ее последствия. Среди тех, кто работает здесь, немало воинов Советской Армии, о которых наш рассказ.

ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ

Им не впервой бороться со стихией: наводнениями, землетрясениями, лесными пожарами. Такого, как в Чернобыле, однако, еще не случалось. Из-под контроля человека вырвался мирный атом. И сразу же стал врагом - сильным, коварным, невидимым.

Но и его советские воины встретили по-боевому. Обладая знаниями и навыками противоатомной защиты, методами и средствами борьбы с радиацией, владея необходимой для этого техникой, солдаты, сержанты и офицеры нашей армии с первого дня работали и работают сейчас на самых трудных участках опасной зоны.

Сразу же после случившегося штабу по ликвидации последствий аварии потребовались высококвалифицированные, вооруженные самой современной аппаратурой дозиметристы. Ведь для развертывания работ необходимо было в деталях знать радиационную обстановку в районе станции и ее окрестностях. Первым прибыл сюда на специальной машине офицер-химик майор Н. Шевченко. Он выполнил сложную и опасную работу быстро и с высоким км честном, представив руководителям штаба необходимые данные. В течение нескольких дней офицер определял уровень радиации в самых опасных и трудных местах.

Подобную же работу по замеру радиации воздушного пространства вблизи реактора и во всем районе провели и проводят военные авиаторы. Первым, кто сделал такой замер над местом происшествия, был военный летчик 1-го класса капитан С. Володин. Офицер совершил настоящую разведку боем, приняв на себя невидимый огонь невидимого врага...

Правительственной комиссии по ликвидации последствий аварии постоянно требовалось знать обстановку в самом поврежденном реакторе. И опять на помощь пришли воины. На этот раз специалисты аэрофотосъемки. Десятки раз на специально оборудованном самолете, на вертолетах они пролетали над реактором, фотографируя с разных точек все, что интересовало членов комиссии.

Свыше ста снимков сделали авиаторы в первые дни после аварии. Без этих фотографий не принималось ни одно решение. Ведь никто столь точной информации по разрушенному реактору, как это можно было получить по снимкам, дать не мог.

Наполненной драматизмом событий была эвакуация из опасной зоны населения. Прошла она, как известно, четко, организованно, в короткий срок. И в этом деле значительную помощь местным властям оказали воины: водители автотранспорта, понтонеры, специалисты гражданской обороны. Около 40 тыс. эвакуированных осмотрели, например, военные медики. Люди получили от них квалифицированные советы, обрели, что очень важно, психологическую устойчивость. Армейские медицинские работники обследовали в районе аварии все водные источники, почву, продовольственные базы.

НАД ПОВРЕЖДЕННЫМ РЕАКТОРОМ

Вертолетчики - мастера бомбометания в сложнейшей технической и радиационной обстановке с раннего утра и до позднего вечера "бомбили" поврежденный блок мешками с песком, мраморной крошкой, доломитом, свинцом, бором. Начало этой по-настоящему боевой работы положил военный летчик 1-го класса полковник Б. Нестеров. Потом были другие.

Уже в первые дни после аварии авиаторам удалось надежно "запломбировать" поврежденный реактор пробкой весом в пять тысяч тонн, и это резко изменило обстановку в районе аварии, в несколько раз снизило здесь радиацию.

Реактор теперь надежно заглушен. Но остались загрязненные завалы и обломки. Да и территория АЭС во многих местах словно в оспинах. Все это надо убрать, "прибить" радиоактивную пыль. Это дело тоже поручили военным летчикам. Они сбрасывают теперь на территорию станции белые мешки с жидким синтетическим каучуком, который при соприкосновении с воздухом быстро застывает, покрывая зараженные участки надежной пленкой.

Поврежденный реактор после аварии оказался как бы в подвешенном состоянии, имея под собой так называемый бассейн-барбатер, который в результате разрушений трубопроводов, охладительной системы наполнился водой.

Потребовалось срочно узнать о количестве воды в бассейне, установить ее радиоактивность, решить, как отвести ее из-под реактора. В кратчайшие сроки эти вопросы были решены. Сотни пожарных машин, в том числе и военных, участвовали в этой операции, отводя воду в специальное место. Но чтобы очистить бассейн полностью, нужно было открыть две задвижки, которые были под слоем радиоактивной воды. Если к этому добавить, что в бассейне-барбатере, похожем на огромную ванну, после аварии стояла кромешная темнота, если подходы, ведущие к нему, узки и также темны, а вокруг высокий уровень радиации, то станет понятно, на что должны были идти люди, которым предстояло проделать эту работу.

Среди тех, кто выполнял ее, были воины инженерных подразделений и служб. Один из них, капитан П. Зборовский, вместе с главным инженером АЭС прошел через служебное здание к поврежденному реактору. Затем в нужное место была проведена специальная машина, открыты задвижки, установлены откачивающие насосы. Периодически воины проверяли их работу. Поставленная задача была выполнена.

Многих наших читателей, регулярно смотрящих телерепортажи из района аварии, удивляет большое количество там бронетранспортеров, специальной военной техники. А как же иначе? Ведь с таким врагом, как вырвавшийся из подчинения атом, голыми руками не совладать. Бронетранспортеры, например, одно из самых удобных и безопасных средств доставки людей к месту работ и вообще передвижения в зараженной зоне. Ну а без специальной инженерной машины разграждения вовсе не обойтись в работе среди завалов.

Сейчас передний край в работах на атомной электростанции - создание фундамента с системой охлаждения под поврежденным блоком. Задача сложная. И здесь вместе с метростроевцами, шахтерами Донбасса и Тулы работают воины специалисты.

ПОСТЫ НА ТРАССЕ

Сегодня, когда самое страшное позади, одна из главных задач - произвести полное обеззараживание станции и прилегающей к ней местности, не загрязнить новые участки. Вот почему по всей трассе от места аварии до "чистой зоны" установлены посты. В их составе работник милиции, химик-дозиметрист, расчет специальных машин. На дороге при въезде в "чистую зону" оборудованы бетонированные площадки, где расположены пункты специальной обработки автотранспорта. Здесь воины - специалисты по дезактивации работают круглосуточно, очищая от заражения до двухсот машин за смену. Нелегко солдатам часами, почти без перерывов, обмывать, тереть, чистить. И все это - в респираторах, других средствах защиты, которые затрудняют движение, ограничивают доступ воздуха.

Самоотверженно трудятся в опасной зоне многие воины тыловых подразделений. Самых добрых слов, например, заслуживают те из них, кто обеспечивает людей питанием, специальной одеждой.

"Суровый экзамен держали и держат все - пожарные, транспортники, строители, медики, специальные части химзащиты, вертолетчики и другие подразделения Министерства обороны, Министерства внутренних дел", - сказал в выступлении по советскому телевидению 14 мая М. С. Горбачев.

Сам по себе тот факт, что на Вооруженные Силы возложена значительная часть работ по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, свидетельствует о том, что у нас надежная армия - защитница не только в военную пору, но и в мирное время. Она вооружена первоклассной техникой. А главное - в ее рядах отличные бойцы, всегда готовые выполнить свой воинский и гражданский долг.

По материалам советской печати подготовил В. ВОРОНЕЦКИЙ.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно