Примерное время чтения: 11 минут
296

ФАКТЫ ПРОТИВ ДОМЫСЛОВ. Иностранные журналисты в Москве

Как они живут и работают

Беседа журналиста-международника Геннадия АРИЕВИЧА с заместителем начальника Управления информации, руководителем пресс-центра МИД СССР Юрием Александровичем ГРЕМИТСКИХ.

Ю. ГРЕМИТСКИХ. Сначала несколько цифр, характеризующих иностранный журналистский корпус в Москве. В настоящее время при Управлении информации МИД СССР аккредитовано более 400 корреспондентов, которые представляют около 300 органов массовой информации более чем 60 стран. Среди них - более 140 человек из социалистических стран, группа прогрессивных журналистов, в том числе коммунистов, из капиталистических и развивающихся стран. Значительная группа - корреспонденты из 35 капиталистических и развивающихся стран, представляющие более 170 газет, журналов, радио- и телекомпаний.

За последние годы иностранный журналистский корпус сильно вырос, что является свидетельством растущего интереса к нашей стране, ее жизни, к политике нашей партии. Особенно показателен в этом плане период XXVII съезда КПСС. Тогда, помимо тех журналистов, которые постоянно работают в нашей стране, прибыло еще несколько сот специальных корреспондентов, и в общем при пресс-центре съезда было аккредитовано более тысячи иностранных журналистов.

Г. А. Я помню уровень пресс-конференций в съездовские дни - их участниками были даже члены Политбюро ЦК. И ни единого вопроса, даже если от некоторых за километр веяло подвохом, не осталось без ответа. А сколько они собирали людей - как говорится, яблоку негде было упасть.

По задаваемым вопросам можно судить, насколько разнообразны интересы журналистов. Как вы учитываете их?

Ю. Г. Когда составляются планы работы пресс-центра, то исходят не только из своих соображений, но и из запросов и пожеланий журналистов. Помимо пресс-конференций и брифингов, организуются информационные встречи для отдельных групп журналистов, интервью с экспертами по различным вопросам, беседы с интересными людьми, посещения учреждений и предприятий, общественных и культурных организаций и объектов, поездки по стране. К примеру, объектом повышенного интереса стал Каркаралинск, недалеко от Семипалатинска, где установлены сейсмографы советско-американской программы, предназначенные для того, чтобы наблюдать за тишиной на советских ядерных полигонах. Мы уже организовали поездку туда ряда журналистов из социалистических стран, хотят поехать и корреспонденты из капиталистических стран. Постараемся предоставить им такую возможность.

Г. А. То и дело в западной печати встречаются жалобы, что, мол, информация, предоставляемая журналистам, несвоевременна или недостаточна. Так было, например, после чернобыльских событий. Хотя нельзя не отметить, что никакой недостаток информации не может оправдать откровенную ложь и злопыхательство западной печати. Так, сообщения американских газет со ссылкой на "непосредственных свидетелей" о тысячах погибших сразу после аварии, об "облысевших женщине и ее ребенке из Гомеля" были заведомой, умышленной клеветой.

Ю. Г. Не хочу утверждать, что мы достигли предела объема информации, ее разнообразия. Есть еще резервы, и мы продолжаем думать о том, что еще надо сделать, чтобы информация была еще более широкой, глубокой и оперативной. Однако и сегодня с помощью других учреждений и ведомств мы предоставляем иностранным журналистам очень значительный объем информации как по узловым вопросам нашего внутреннего развития, так и по всем существенным, актуальным вопросам международной жизни и внешней политики. Чуть ли не каждый день - какое-нибудь информационное мероприятие. Притом мы информируем в том числе и о неприятных для нас событиях. Так, о чернобыльской аварии мы сообщили правдиво и объективно, так же как о той грозной опасности, которую представляет атом, когда он выходит из-под контроля. Мы поделились уроками, выводами со всем мировым сообществом.

Представитель американского агентства ЮПИ, кстати, принес извинения за действия своего корреспондента, который "высосал из пальца" уже упоминавшуюся здесь дезинформацию по Чернобылю.

Честно рассказали о и другом недавнем несчастье, постигшем нас, - гибели парохода "Адмирал Нахимов". Мы провели уже две пресс-конференции, на которых не скрывали и неприятный для нас вывод о халатности и беспечности, в результате которых произошла трагедия.

Г. А. В этой связи и возникает вопрос: как доносят корреспонденты всю эту информацию до мировой общественности? Каков эффект вашей работы? Ведь нельзя считать нормальным, что во многих западных странах об СССР так удручающе мало знают, а часто имеют превратное представление.

Ю. Г. Конечно, это обидно. Тут и обнаруживается различие в подходах к той информации, которую получают журналисты. Корреспонденты из социалистических и развивающихся стран, журналисты-коммунисты видят свою задачу в том, чтобы нести своим читателям, слушателям, зрителям правдивую информацию о Советском Союзе и тем способствовать сближению народов, возникновению и развитию все новых связей между ними.

Корреспонденты же буржуазных изданий - конечно же, далеко не все из них - нередко приезжают с определенным социальным заказом: главным образом выискивать факты, которые бы порочили социализм, трудности и проблемы, которые можно было бы объявить неразрешимыми. Успехи наши такой журналист просто не видит, они его не интересуют, ибо не ложатся в заданную схему.

Г. А. Ясно, однако, что пресс-центром не ограничивается жизнь и работа иностранных корреспондентов. Они знакомятся с советской печатью, слушают радио, смотрят телепередачи, встречаются с людьми... Заключительный акт общеевропейского совещания в Хельсинки определяет как задачи журналистов по созданию атмосферы взаимопонимания, дружбы, взаимоуважения между людьми разных стран, так и обязательства стран-участниц по созданию благоприятных условий для их работы.

Ю. Г. Верно. И наша страна добросовестно выполняет взятые на себя обязательства. После Хельсинки было сделано немало - создан этот пресс-центр, расширяется география поездок, расширены возможности для передвижения инокорреспондентов по Советскому Союзу, введены годичные визы - не нужно их получать при каждом въезде и выезде, могут приезжать в гости родственники, знакомые.

Г. А. Тем не менее западная пропаганда нередко утверждает, что иностранные журналисты в нашей стране находятся в "жестких тисках изоляции". На днях Би-би-си слезно рассказывала, в каких "невыносимых условиях" работают западные корреспонденты. Они живут чуть ли не в "гетто", не имеют доступа ни к какой информации, отгорожены от "советских людей "высокой и непреодолимой стеной", их жилье и офисы систематически грубо обыскиваются и т. п.

Я читал в журнале "Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт" (кстати, это была корреспонденция Николаса Данилоффа) душещипательную историю о том, как каждого западного журналиста в Москве просто обложили со всех сторон "агенты КГБ", как один американский корреспондент, вернувшись после долгого отсутствия домой, обнаружил следы бесцеремонного обыска. В частности, его холодильник, где хранилось какое-то огромное количество мяса (заодно и намек на голод в Москве!), был злонамеренно отключен, чтобы мясо испортилось... Читаешь такое и думаешь: на кого же это рассчитано?

Ю. Г. Чепуха, конечно, абсолютная. По законам нашего традиционного гостеприимства журналистам предоставляются квартиры в хороших домах, удобно расположенных, со стоянкой для машин, естественно, охраняемых милицией, которая следит за порядком, обеспечивает условия, исключающие даже случайные оскорбления или нападения, подобные тем, которым подвергаются советские представители в западных странах, особенно в США. И о каких "гетто" речь? Кто их и их гостей не впускает сюда или не выпускает? Не знаю ни одного случая, чтобы журналистам кто-то воспрепятствовал устроить вечер, И на отсутствие информации, я думаю, жалуются в основном те, кто не знает языка.

Г. А. Кстати, о "гетто". Где живут, к примеру, ну, английские журналисты?

Ю. Г. Что ж, давайте посмотрим. Вот их адреса: Садово- Самотечная ул., Большая Дорогомиловская, Ленинский просп., Кутузовский просп., Каланчевская ул., Грузинский пер., ул. Вишневского, ул. Средняя Переяславская...

Г. А. Да это же дом, соседний с моим! Просто дверь в дверь, даже машины с иностранными номерами стоят рядом с моей. Вот не подозревал, выходя каждое утро из подъезда, чтобы ехать на работу, что и я живу прямо в "гетто". Да и остальные адреса, заметьте, разбросаны по всей Москве. Как видно, всю нашу огромную столицу, с точки зрения пропагандистов с Би- би-си, следует считать этаким маленьким концлагерем для бедолаг корреспондентов.

А что, действительно есть какие-то ограничения на контакты журналистов?

Ю. Г. У всех корреспондентов масса деловых контактов. Правда, встречаются и люди, в том числе руководители, которые не хотят встречаться с журналистами, не только, кстати, иностранными. Но все же об отсутствии контактов печалятся главным образом те, кому нужна информация "с душком".

Г. А. Думается, что нынешняя кампания о "травле западных корреспондентов" в СССР затеяна для того, чтобы как-то подкрепить невероятную шумиху, поднятую в США вокруг так называемого "дела Данилоффа" - корреспондента журнала "Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт", который был задержан с поличным при совершении действий, не имеющих никакого отношения к журналистике. Не мудрено, кстати, что от страха ему повсюду, даже в холодильнике, мерещились "агенты КГБ". В Вашингтоне, однако, журналиста-шпиона объявили "невинным агнцем" и "жертвой империи зла".

Ю. Г. Данилофф в течение ряда лет интересовался закрытой информацией, интересовался не просто из любопытства, а по заданию ЦРУ. И работал он не, как говорится, факультативно - найдет что-нибудь интересное и отдаст в ЦРУ, а целенаправленно, под руководством резидента ЦРУ в Москве. Это доказанный факт. Конспиративные встречи, получение секретной информации от агента - какой же это журналистский контакт? И причем здесь трудности для западных журналистов в общении с советскими людьми? Все перевернуто с ног на голову.

Г. А. Вопрос, возможно, несколько наивный: в подобных случаях не опускаются руки, не кажутся огромные усилия напрасными?

Ю. Г. Нет, конечно. Мы должны работать, не можем не работать. К этому обязывает нас и кодекс международного общения, и хельсинкский Заключительный акт, и просто необходимость информировать о политике нашего государства. Мы убеждены, что информированность - это предпосылка понимания политики другого государства, предпосылка ликвидации недоверия, предпосылка для мирного сосуществования и для сотрудничества. Поэтому для нас нет вопроса, надо ли вести такую работу; есть лишь вопрос, как делать ее лучше.

"АиФ" обратился также к нескольким зарубежным корреспондентам с просьбой высказаться по теме беседы с руководителем пресс-центра МИД СССР.

Ежи Крашевски, "Трибуна люду", ПНР:

- Уже заканчивается срок моего пребывания в СССР - я работал в Москве немного более 5 лет. За все это время практически не было трудностей в том, чтобы с кем-то связаться, не встречалось людей, которые бы отказали в помощи. Я просто не знаю такого вопроса, который я бы не мог кому-то задать. Я побывал почти во всех советских республиках, где встречался как с руководителями самого высокого ранга, так и с рядовыми гражданами. Все разговоры носили честный и открытый характер.

Кристофер Уокер, "Таймс", Великобритания:

- Пресс-центр МИД СССР оказывает аккредитованным корреспондентам большую помощь. Особенно информативны регулярные брифинги по вопросам текущей политики, на которых мы можем задать любые интересующие нас вопросы. Очень полезны организуемые пресс-центром поездки в различные районы страны. Недавно с группой коллег из разных стран я побывал в Сибири. Это была очень интересная поездка. На пресс-конференциях мы получаем информацию объемную и детальную. Таковы, например, были пресс- конференции по чернобыльской катастрофе. Жаль только, что на многие пресс-конференции приглашается слишком много участников - журналисты не успевают их всех подробно расспросить.

Салям Мусафир, "Аль-Анба", Кувейт:

- Работники пресс-центра оказывают нам, иностранным корреспондентам, большую помощь в получении разнообразной информации, организации интервью (в учреждениях, куда корреспондент хочет обратиться, встречаются иногда, люди, которые не понимают роли прессы, тогда-то и возникают трудности и затяжки). Особенно полно и разносторонне раскрывают нам позицию СССР по крупным событиям международной жизни и важным внутренним проблемам. В таких случаях сравнительно небольшой зал, где проходят пресс-конференции, не может вместить всех желающих.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно