Примерное время чтения: 8 минут
555

СОВЕТСКИЙ КОМИТЕТ ЗАЩИТЫ МИРА ОСНОВАН В 1949 г. От лозунгов - к делам

На вопросы нашего корреспондента Б. СТАНИШНЕВА отвечает председатель Советского комитета защиты мира (СКЗМ), драматург и публицист Г. БОРОВИК.

- Генрих Аверьянович, результаты, которых добился СКЗМ за четыре десятилетия своего существования, кажутся довольно скромными. Может быть, это вызвано тем, что СКЗМ в прошлом по сути слепо следовал за "политикой партии и правительства", оправдывая наращивание нашей военной мощи, посылку войск в Афганистан и т. п. и оказывался в тупике?

- В тупике, как вы понимаете, оказывался не один СКЗМ, а вся наша страна, со всеми нашими институтами - общественными и государственными. И прежде всего - экономика, заведенная туда стараниями многих ведомств, в том числе и оборонного, с его непомерными расходами, истинного размера которых, как выяснилось, никто у нас не знал не только "внизу", но даже и "наверху".

- Вы пришли к руководству комитетом в 1987 году...

- Главным было изменить смысл нашего движения - перейти от защиты существующего мира к строительству нового, от привычных митингов протеста - к конкретным, приносящим ощутимую пользу делам. Мы многократно расширили наши связи с миротворческими организациями за рубежом, не только количественно, но и, так сказать, "качественно" - в том числе и с теми, отношения с которыми долгие годы были конфронтационными. Избавляясь от "образа врага", провели целую серию открытых массовых акций. Наибольшую известность получили советско-американские походы за мир, в которых участвовали буквально десятки тысяч людей. Сейчас такие походы или, скажем, международные концерты на стадионах обычное дело. Но три года назад, когда мы (вместе с местными комитетами) проводили их первыми, преодолевая глубоко эшелонированные линии сопротивления перестраховщиков - это был настоящий прорыв к открытости, к дружественности общения, то есть к истинной "народной дипломатии" (кстати, именно тогда и родился в стенах СКЗМ этот известный теперь всем термин). Нынче мы ищем другие формы массовых акций. В прошлом году, например, вместе с Мурманским КЗМ и Советским фондом мира мы организовали советско-скандинавский экологический симпозиум, в котором приняли участие полторы тысячи скандинавов и тысячи советских людей. Но это было не просто общение людей, там выработали пакет совместных экологических проектов.

- Что давалось труднее всего?

- Труднее всего было переходить к конкретным делам. Комитет привык к конгрессам и конференциям, к воззваниям и резолюциям. На разработку документов уходила уйма энергии, хотя потом их никто не читал.

Переломным тут стал, пожалуй, январь 1988-го, когда вместе с американским Центром за советско-американский диалог мы положили начало принципиально новой практике сотрудничества - разработке и осуществлению совместных позитивных проектов (их сейчас в работе - около трехсот). Приведу лишь два примера.

Постоянный советско-американский семинар по защите прав человека. Его участники занимаются поиском решений общих проблем.

Две группы авторитетных экспертов, возглавляемые бывшими сотрудниками КГБ (генерал в отставке Ф. Щербак) и ЦРУ (бывший директор У. Колби), под эгидой и по инициативе СКЗМ и "Литгазеты" вместе работают над созданием советско-американских программ борьбы с международным терроризмом. Первые рекомендации уже направлены ими правительствам обеих стран.

Просто встречи, просто обмен мнениями - пройденный этап для сегодняшней "народной дипломатии". Необходимо конкретное дело. Наши международные благотворительные концерты, например, позволили положить начало созданию в Семипалатинске центра детского исцеления, закупить для него необходимое импортное оборудование, передать сотни тысяч одноразовых шприцев в детские больницы Минска и Элисты. Связи, приобретенные в результате совместных походов, "недель мира" в разных странах, дают возможность послать на отдых и лечение за рубеж (в США, Испанию, Голландию) сотни советских детей, пострадавших от чернобыльской катастрофы.

- А как обстоит дело с недоверием к Советскому комитету защиты мира, которое бытовало за рубежом?

- Нам достался нелегкий "образ", созданный и многолетней не самой лестной для СКЗМ пропагандой, да и самим СКЗМ. Но если сенатор Эдвард Кеннеди находит сегодня нужным и важным выступить перед советскими людьми именно в здании СКЗМ, если Ватикан первое за всю историю отношений с нашей страной официальное приглашение прислать делегацию для встречи с папой римским направляет именно в СКЗМ, и разговор с его святейшеством носит не протокольный, а весьма практический характер - о сотрудничестве церковных и советских миротворческих организаций, то, думаю, можно говорить о серьезном изменении взгляда на СКЗМ за рубежом.

Примечательно, что теперь в нашу организацию обращаются с просьбой о сотрудничестве люди, связанные не только с политикой, но и с бизнесом. Для работы с ними год назад при СКЗМ была создана Ассоциация делового сотрудничества. Среди ближайших ее проектов - содействие созданию СП с крупной канадской фирмой для производства у нас в стране зимней одежды на пуху. Надеемся, что через год-полтора сотни тысяч (а потом и миллионы) людей смогут сбросить осточертевшие ватники и надеть модные, легкие, теплые (и недорогие) куртки и пальто.

- Значит, СКЗМ занимается теперь и экономической деятельностью?

- Мы исходим из того, что экономические связи самая эффективная гарантия мира и сотрудничества. Поэтому помогаем установлению контактов между нашими и зарубежными фирмами. Доходы будут жертвоваться детским больницам.

- А что не удалось в перестройке СКЗМ?

- К сожалению, многое. Оказалось очень трудным налаживать в аппарате сочетание, с одной стороны, крайне необходимого профессионального опыта, четкости в работе, а с другой - обязательной горящей лампадки в сердце у каждого. Нам нельзя ни без того, ни без другого. Ну а горше всего ощущать свое бессилие, когда на нашей собственной земле льется кровь, а мы ничего не можем сделать, хоть и называемся Комитетом защиты мира.

- На протяжении многих лет, насколько мне известно, СКЗМ в большей степени находился под контролем ЦК КПСС, чем общественности. Изменилось ли что-нибудь?

- Думаю, так было со всеми общесоюзными общественными организациями, начиная от общества слепых и кончая, скажем, обществом "Знание", органом которого является "АиФ". Все подчинялось партии.

Сейчас все вопросы, кадровые и политические, решает общественное бюро президиума (оно состоит из председателя и заместителей, никто из нас не получает зарплаты), секретариат. С СКЗМ сотрудничает множество миротворческих групп. Мы рады, например, что смогли помочь становлению нового движения "Невада - Семипалатинск", которое активно выступает за прекращение ядерных испытаний. Рады, что первыми в стране наладили постоянный диалог с представителями почти всех правозащитных групп. Теперь такой диалог начат и ведется в СКЗМ между представителями разных политических партий.

- Как вы относитесь к критике СКЗМ в печати, в частности той, что появилась года два назад по поводу неэтичного поведения некоторых сотрудников в загранпоездках?

- Сотрудники, допустившие серьезные проступки, в СКЗМ больше не работают. Критика поначалу была воспринята в штыки. Непривычно: в течение четырех десятилетий деятельность СКЗМ была объектом лишь официального одобрения. Справедливая критика, особенно конструктивная, - нам на пользу. К критике же корыстной, заведомо недобросовестной относимся как ко всякой безнравственности и лжи.

- Правда ли, что в прошлом году орган СКЗМ и Советского фонда мира - журнал "Век XX и мир" оказался под угрозой "разгона" из-за радикальной позиции его редакции?

- В марте 1988 года одно из высоких совещаний в ЦК КПСС было в значительной мере посвящено критике журнала. Я, как мог, защищал "Век XX" от разгрома - тому множество свидетелей, в том числе и главный редактор "АиФ".

Потом от нас не раз требовали журнал закрыть, главного редактора освободить. Мы на это не пошли.

- Каковы ближайшие планы СКЗМ?

- Вот лишь некоторые дела этих дней. Встретили и отправили домой в Белоруссию после отдыха в США 100 ребятишек, пострадавших от чернобыльской трагедии. 31 августа начинается советско-германская Неделя мира. 150 представителей общественных организаций Германии посетят 20 наших городов, а затем в Москве будет заключен мирный договор общественности СССР и объединяющейся Германии. В конце августа начинаем вместе с движением "Невада - Семипалатинск" кампанию по заключению договора между парламентариями стран мира о запрещении всех испытаний ядерного оружия на земле. Готовим делегацию местных комитетов защиты мира (250 человек), приглашенную нашими американскими партнерами (за их счет) на празднование столетия со дня рождения Д. Эйзенхауэра.

Поступила первая выручка (более 80 тыс. долл.) от продажи за рубежом уникального сувенира "рубль разоружения", выпущенного СКЗМ и сделанного из металла советских ракет Р-12, уничтоженных по договору об РСМД. Собираемся приобрести на эту сумму медицинское оборудование для детских больниц в Гомельской области.

И так - каждая неделя.

Впереди - пленум СКЗМ, затем - всесоюзная конференция. Она рассмотрит новый устав и новую программу всего движения.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно