Примерное время чтения: 10 минут
82

ВЕНСКАЯ ВСТРЕЧА. Политика и человек

В сентябре начался четвертый этап Венской встречи представителей государств - участников Совещания по" безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). Журналист-международник Г. Ариевич беседует о некоторых ее аспектах с главой советской делегации послом Ю. КАШЛЕВЫМ.

Г. А. Уже более семи месяцев идет работа по выработке программы дальнейшего развития европейского процесса, охватывающего политические, военные, экономические, научно-технические, гуманитарные и культурные аспекты сотрудничества между 35 странами Европы, США и Канады. Ведь третий этап должен был стать завершающим. Однако заключительный документ так и не был принят 31 июля, как было решено. Юрий Борисович, в чем же дело?

Ю. К. На шахматной доске 32 фигуры. Каждый их ход, говорят, имеет примерно 120 тыс. вариантов. Нечто подобное - на переговорах.

Многовариантность, многоходовость встречи, принятый на ней принцип консенсуса-единогласия - также предполагает тщательную, до мелочей, отработку документов. К тому же общеевропейские переговоры едва ли не единственные, где обсуждаются практически все аспекты международных отношений. Это нелегкий, длительный процесс.

Мы делали все от нас зависящее для активизации работы. Но делегации некоторых западных стран отказывались зафиксировать в проекте итогового документа даже свои собственные предложения.

Г. А. В чем же суть позиции этих западных стран? Как они оправдывают проволочки?

Ю. К. Нам, например, пришлось более полугода бороться с опасной линией на отрыв разоружения от хельсинкского процесса. Потребовались значительные усилия, чтобы сохранить эту проблематику в рамках СБСЕ, хотя и сейчас еще не все решено.

Довольно странно выглядит и утверждение, будто бы социалистические страны являются-де "должниками" в процессе СБСЕ, а Западу нечего, мол, делать в плане выполнения Заключительного акта. На этом основании упорно игнорируются предложения социалистических стран. Между тем это у нас есть крупный счет к западным странам, поскольку взятые ими в Хельсинки и Мадриде обязательства не выполняются. Видимо, по логике Запада, чем дольше мы будем сидеть в Вене, тем больше выгод сможет извлечь Запад из внутренних процессов в нашей стране. Я сказал в своем выступлении на пленарном заседании 31 июля: должен разочаровать тех, кто собирается ждать в Вене конца перестройки в СССР. Перестройка у нас, господа, надолго и всерьез. И всякие попытки добиться сидением односторонних преимуществ или навязать нам свое однобокое представление о правах человека, о демократии бесперспективны.

Г. А. Думается, процесс перестройки, демократизации, гласности, хотя это наш внутренний процесс, создает тем не менее хорошие предпосылки для успешного решения многих международных проблем, в том числе и завершения Венской встречи.

Сегодня, например, представляется созвучным наш "человеческий фактор" и настойчивое желание Запада придать "человеческое измерение хельсинкскому процессу".

Ю. К. Мы вполне принимаем этот принцип. Хотя мы толкуем это понятие несколько шире. Его, с нашей точки зрения, нельзя сводить, как это пытается делать Запад, к одному лишь праву человека ездить из одной страны в другую. При всей Важности таких поездок мы все же живем не в эпоху кочевников. Человеческое измерение должно охватывать весь спектр прав человека - и контакты между людьми, и духовный мир человека, включая его доступ к информации, культуре, образованию, но также и заботу об улучшении жизни миллионов безработных, бездомных, обездоленных, отверженных. От этого-то Запад стремится абстрагироваться.

Г. А. Однако, перебрасывая обвинения на нас - что называется, с больной головы на здоровую. Запад, в том числе и некоторые участники Венской встречи, стремясь устроить "игру в одни ворота", продолжают утверждать, будто перестройка в нашей стране не коснулась рассматриваемых в Вене вопросов прав человека - контактов между людьми, открытости общества, доступа людей к информации и т. п.

Ю. К. Надо быть слепым и глухим, чтобы не заметить, что делается и уже сделано нашей страной именно в этих областях.

* * *

Расширяются контакты между организациями, учреждениями и людьми через границы. Набирает темпы создание в СССР совместных предприятий. Ряд таких предприятий уже создан, в стадии рассмотрения находятся еще более 200 предложений.

* * *

Принят ряд конкретных мер по расширению контактов между гражданами государств-участников СБСЕ (сокращены сроки рассмотрения и пересмотра заявлений о выезде за границу, упрощена процедура въездов и выездов из СССР).

* * *

Сняты проблемы отдельных лиц, которые именовались на Западе "инакомыслящими" и вокруг имен которых разыгрывались пропагандистские антисоветские кампании.

* * *

Помилован, освобожден от заключения и покинул СССР ряд личностей, о которых хлопотали западные страны.

* * *

Меняется и режим секретности, к которому с таким подозрением относятся на Западе. Уже есть немало случаев, когда был отменен этот режим в отношении людей, желающих выехать из СССР. Те, кому отказано в выезде по этой причине - это примерно один случай из 10, - могут обжаловать решение в Верховном Совете.

* * *

Рекордного уровня достигли в текущем году выезды по семейным причинам. Так, только за первое полугодие из СССР за границу на постоянное жительство выехало около 13 тысяч человек, что в 2,4 раза больше, чем за весь 1986 год. За небольшим исключением удовлетворены просьбы всех, кто в этот период времени счел необходимым обратиться с ходатайством о выезде за границу.

* * *

Продолжают улучшаться условия работы иностранных корреспондентов в нашей стране. В последнее время у нас принят ряд законодательных актов, постановлений, инструкций, расширяющих права и возможности для работы представителей зарубежных средств массовой информации. Упрощены визовые формальности, процедура аккредитации, расширены возможности поездок по стране.

* * *

Более частыми гостями на советском телеэкране и страницах печати стали государственные и политические деятели, журналисты западных стран. Они дают прямые телеинтервью, пресс-конференции, их выступления полностью печатаются в газетах и журналах. Прекращено глушение передач Би-би-си и "Голоса Америки".

Словом, объем получаемой советским населением иностранной информации намного расширился.

* * *

Советский Союз нередко обвиняют на Западе в использовании психиатрии в политических целях. Это ложь. Психиатрические лечебницы переведены в систему здравоохранения. Мы не раз приглашали западных психиатров посетить наши клиники и убедиться самим, как там поставлено лечение.

Мы, однако, вовсе не утверждаем, что нет никаких проблем в этой области. Улучшения не только возможны, но и нужны. Совершенствуются и медицинская, и правовая сторона дела, в частности контроль за освидетельствованием и лечением, возможность обжалования медицинского заключения и усиление ответственности за возможные злоупотребления. Кстати сказать, в США населения меньше, чем в СССР, а количество людей в психиатрических лечебницах гораздо больше.

Г. А. Иногда создается впечатление, что, говоря о хельсинкском Заключительном акте, Запад и Восток как бы имеют в виду два разных документа. Запад из всей совокупности договоренностей вычленяет и акцентирует лишь один аспект. Даже в официальных американских бумагах нередко он именуется "хельсинкским актом о правах человека".

В какой-то степени и в нашей трактовке Заключительного акта была некая односторонность. Мы тоже акцентировали внимание на положении о нерушимости послевоенных границ в Европе, недооценивая гуманитарное сотрудничество, не связывая вопросы демократии и прав человека с военно- политическими проблемами разрядки. Наша перестройка заставила по- новому взглянуть и на эти вопросы.

Ю. К. Принцип уважения прав человека и основных свобод ныне по праву занял важное место в ходе наших дискуссий. Но делегации некоторых западных стран стремятся сделать вид, будто у них самих все доведено до совершенства.

Между тем американский закон Маккаррена - Уолтера, правила, ограничивающие въезд на свою территорию по расовому и национальному признаку, "запреты на профессии", общая линия на ужесточение визовых формальностей, ограничения в отношении журналистов из социалистических стран - все это находится в вопиющем противоречии с положениями документов Хельсинки и Мадрида.

Г. А. Как известно, еще в начале Венской встречи СССР предложил созвать в Москве Конференцию представителей государств-участников СБСЕ по развитию гуманитарного сотрудничества...

Недавно в беседе с журналистами глава американской делегации на Венской встрече У. Зиммерман заявил, что он отрицательно относится к идее проведения в Москве этой конференции, которую он, кстати, продолжая настаивать на своей концепции, назвал "форумом по проблемам прав человека". "Москва, - сказал он, - не может рассматриваться как страна, способная провести предлагаемый ею форум, пока СССР не станет придерживаться ряда критериев в гуманитарных вопросах". Он просто потребовал "отменить запреты на выезд советских граждан, являющихся носителями секретов, закрыть психиатрические клиники и прекратить создание помех западным радиопередачам".

Ю. К. Вот-вот. Он продолжает рваться в открытую дверь. В ответ на наше предложение мы услышали от делегации США длинный список предварительных условий. При этом бросается в глаза какой-то несолидный, мелкотравчатый дух этих претензий, которые к тому же смахивают на ультиматум, беспрецедентный в истории мероприятий СБСЕ. Мы рады, что другие делегации не опустились до такого уровня.

За 12 лет общеевропейского процесса еще никогда ни к одной стране - участнице или устроителю тех или иных совещаний не принимался список ультимативных требований и ни от кого не требовали отчета, как и что будет организовано еще до того, как вопрос о проведении конференции решен в принципе.

Например, в Москву на конференцию, по мнению США, должны быть допущены все желающие. Мы на это отвечаем, что будем руководствоваться сложившимися в рамках СБСЕ практикой и стандартами. Как это принято при проведении общеевропейских мероприятий в Мадриде, Белграде, Берне, Оттаве, Вене, на период проведения конференции будет разрешен въезд в СССР представителям зарубежных неправительственных организаций, группам и отдельным лицам, а также журналистам. К тому же впервые в истории общеевропейского процесса мы предложили проводить все пленарные заседания открытыми для публики и прессы. Однако мы не изменим и своим правилам - позаботимся о том, чтобы террористам, заразным больным, людям, запятнавшим себя перед советским законом, не было доступа в Москву.

Нам нечего бояться. Мы намерены обсудить вопросы прав человека в совокупности, в том числе и вопросы, поднимаемые американцами. Мы считаем, что человек в нашей стране гораздо лучше, чем на Западе, защищен в социальном плане, многое делается для решения и других вопросов. Однако взгляд на нас со стороны может быть тоже полезен. Конференция отвечает интересам всех, интересам мира и демократии, требованиям времени. И мы хотим, чтобы она прошла по-деловому, с практическими решениями.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно