Примерное время чтения: 3 минуты
100

В ПРЕСС-ЦЕНТРЕ 70-летия ОКТЯБРЯ. О. Ефремов: "Поднять ценность человека"

НА ДНЯХ во время спектакля мне принесли журнал "Смена", в котором напечатано интервью с моим сыном. Он недавно окончил театральный институт и тоже режиссер. В интервью его спрашивают: а как вы относитесь к вашему отцу, нравятся ли его спектакли? Он говорит, нет, мол, не нравятся. Возможно, мой отец и неплохой режиссер, хорошо работает с актерами, но в принципе я его не принимаю. Мне, говорит, ближе режиссеры другие. И называет имена Р. Виктюка, А. Васильева.

Как мне на это реагировать: уступить и попытаться изменить себя? Хотя мне и 60 лет, но я не чувствую себя таким уж стариком. Я думал об этом и решил, что я, наверное, прогрессивный консерватор.

В чем же я вижу сейчас и время, и театр, и наши задачи?

Я думаю, что театр, к сожалению, ушел от своей первоосновы. Он ушел от того, когда на сцене был живой человек.

Все критики и театралы последних лет любят именно головоломный театр. А театр и сила его, наверное, в том, что мы видим на сцене живой человеческий образ. Театр - это все- таки искусство актера. И оно сейчас уходит, заменяется построениями, трактовками, метафорами, чем угодно. Уходит живой человек со сцены.

Когда мы говорим о кризисе театра, мы не всегда понимаем простую вещь: актер оказался отодвинутым на задний план, а выдвинуто другое - нечто умозрительное, может быть, талантливое, какое угодно, но не связанное с непосредственной жизнью образа человеческого. А создать его может только актер.

И наше сегодняшнее время я воспринимаю, естественно, через призму своих взглядов. Сейчас возрастает роль человека, именно человека, и поэтому говорю снова и снова: "Назад, назад к Станиславскому". И буду говорить это всегда. Умные критики, интеллектуалы, оценивая искусство, смакуют, как то или это происходит, как решено, какую метафору сочинил режиссер. Меня в театре это абсолютно не волнует, мне скучно в таком театре. Лучше я буду читать стихи и сопереживать при этом больше, чем в театре. А в театре мне нужен живой человек на сцене.

Вся наша сегодняшняя революция, возможно, заключается в этом: внимание к человеку. Поднять ценность человека, его индивидуальность, неповторимость каждого. Я думаю, что сейчас это самое главное. Другое дело: насколько получится, сумеем ли? По-моему, мы разучились быть человеками. В этом, возможно, самая главная проблема сегодняшнего дня. Да, я - консерватор. Я призываю вернуться к Станиславскому в театре, а в политике - вернуться к Ленину.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно