Примерное время чтения: 10 минут
114

Н. Травкин: "Я - человек резких суждений"

- Но я никогда не был человеком резких действий, - признался он нашему корреспонденту. Так ли это? Давайте посмотрим на привычно одержимого Травкина как на главу администрации Шаховского района Московской области.

О РЕФОРМАХ

- В Шаховском работаете вы, человек, который, наверное, способен проводить реформы. А если в другом районе такой яркой фигуры нет, значит, все обречено?

- Ни в коем случае. Это неверный стереотип, что все законы и Президент - хорошие, номенклатура не дает реформе ходу. На самом деле никакая номенклатура не способна блокировать реформы.

- Почему же тогда они не идут?

- Принимается много указов, которые не подходят к нашей жизни. Чтобы указ заработал, надо изменить какие-то его положения, а для этого должно быть доверие друг другу - от Президента до глав районных администраций, которые знают дело на местах. Я рассчитывал на это доверие, считал, что нельзя заподозрить меня в каких-то номенклатурных претензиях и корыстных интересах. Но "вертикаль доверия" не заработала. Многие на местах знали, почему "не идет" приватизация, а правительство стояло на своем. Если у правительства нет денег на поддержку фермеров, то давайте дадим то, на что денег не надо. Можно, к примеру, службу в армии заменить ребятам на ... фермерство. Но когда высказываешь подобные предложения и видишь стеклянные глаза наших правителей, то понимаешь, почему же не идет дело.

- Но у вас-то оно, судя по всему, идет?

- Слава Богу. Уж во всяком случае есть порядочная разница между тем, как идет реформа в Шаховском и как предписано делать ее "по правилам реформы".

- В чем разница?

- У них написано, "что" делать, и совсем не сказано, "для чего". При обвальной приватизации выкупленный магазин завтра обязательно поднимет цены. А ведь "для чего" приватизировать подразумевает иное - чтобы цены были пониже. И власть (пока мы еще не вошли в рынок и не развита конкуренция) должна иметь рычаг, чтобы зарвавшихся можно было экономически заставить эти цены не поднимать. Ведь с ростом цен число противников реформ увеличивается. Разве можно этого не понимать! Можно убеждать людей, что "потом будет лучше", но никто, увы, не поверит. Поэтому нужно не сразу продавать магазины, а пока сдавать в аренду, чтобы присмотреться, а как же они будут работать.

- И что же из этого получается?

- Сегодня у нас разброс цен до 40%. Мясо в райпотребсоюзе - 98 руб. за 1 кг, в частной торговле - 78 руб. Сегодня у нас все магазины и базы забиты товаром.

- И сколько у вас таких магазинов?

- Было 10 на поселок численностью 12 тыс. человек, а сейчас 21, словом, на каждом шагу. И цены значительно ниже московских. Нет больше и государственного бытового обслуживания. мы все продали трудовым коллективам по остаточной балансовой стоимости.

- Ну а крестьяне? Признала они вас за своего человека?

- И с крестьянами согласие найдено. Сегодня у нас 73 фермера, из них крепко стоят на ногах 36 - 38. Другим надо бы помочь, но нечем. Пока я должен вкладывать в тех, кто уже доказал свою силу. Мы акционировали колхозы и совхозы. Сделали это для того, чтобы крестьяне, желающие стать фермерами, не унижались, не ходили просителями по этажам власти, а имели свой пай и его материальное наполнение. Например, на пай в 20 тыс. руб. он может получить или 11 коров, или 3 автомашины, или трактор, или 32 свиноматки.

Знаете, кто сейчас самый ярый сторонник колхозного строя? Человек с личным подсобным хозяйством. Он числится в колхозе, совхозе, "там получает свои 7 - 8 тыс. руб. в год, а с подворья за одну хрюшку берет до 15 - 20 тыс. руб., пользуясь, по сути, всем колхозным добром. Но рушить этого нельзя. На подворьях сейчас припасено столько добра, сколько ни в, одном колхозе нет.

Так что первый этап - это акционирование общественного сельхозпроизводства. Следующий - раздробление (снизу уже) на массу юридических лиц. За год мы пройдем и второй этап.

А потенциал у нас приличный. И административный, и предпринимательский...

- Похоже, что первое дело нынешних предпринимателей - урвать, пока такая неразбериха, а не политикой заниматься.

- Это зависит от "правил игры". Государство их пытается обмануть, а они - его. Выиграют, безусловно, они. Правители должны создать честные, правила игры. Я задаю эти правила: продавай все хоть на 5% дешевле, чем в потребсоюзе. Работай с оборота, продай в 2 раза больше - и ты остаешься с прибылью. Если ты еще больше снижаешь цены, в случае нужды дам беспроцентный кредит. Но если торговец будет упорствовать в цене, я могу привести его "в чувство" через арендную плату.

- Словом, ведете себя как хозяин, как диктатор...

- А как иначе? Если не быть твердым, даже жестким - все рухнет. Мы уже это видим. Дом на болоте не построишь.

О ПАРТИЯХ

- Николай Ильич, вы искренне верите, что нужна какая-то партия? Что без нее мы - никуда?

- Никуда. Я рассматриваю партию как механизм для проведения выборов и ответственности после выборов.

- И что вас притягивает в "Гражданский Союз": консолидация сил или доверие к личностям?

- Альянс политических сил, хотя есть и большие расхождения. В чем сходимся? В понимании единства в государственном устройстве. (Россия не может расчленяться на ряд государств).

- А что любая партия может сделать, если регионы захотят независимости? Не переоцениваете ли вы свои возможности?

- Если государство не может защитить само себя в целом, оно никогда не защитит отдельного человека. Поэтому государство для своей защиты должно применять и силу.

Есть с "ГС" общий взгляд на трансформирование экономики, где никакие обвалы недопустимы, так как они придавливают не верхних, а нижних.

Есть общий взгляд на зарубежье. У нас примат ближнего зарубежья, а не дальнего. Если мы не отладим отношения со вчерашними собратьями, то бессмысленно подправлять их через Америку.

То, что нас не объединяет, - это взгляд на роль руководителей. Одни считают, что нынешние правители могут справиться, другие, что нужна замена. Третьи, что надо ужесточить порядок, дисциплину...

Мы должны идти к двум целям - национальному согласию и реализму в политике и экономике, то есть к тому, что пора, ребята, работать каждый день - без выкриков, митингов, торжеств.

- Есть ли на кого опереться правительству Ельцина?

- Нет, и в этом главная беда. Он понадеялся на долгую эйфорию в отношении себя. Но после путча верхи ведь совершенно ничего не делали. И наш "Союз" создавался с целью организации на съезде мощной фракции, чтобы или крепко помочь правительству, если оно согласится с корректировкой программ, или убирать его.

- Ваш "Гражданский Союз" подозревают в том, что он хочет создать новое российское правительство.

- Я считаю, что у этого правительства есть шанс, особенно после введения в его состав новых министров.

Однако путь монетаризма до конца пройден. Самое вредное, что предприятия посадили на картотеку. Это только усилило инфляцию, причем искусственно подстегнуло ее. Если товар кому-то продан, то за него надо рассчитаться. Но деньги запускаются по большому кругу, пока они идут, инфляция их сжирает, и когда приходят, то уже они обесценились, предприятие осталось без оборотных средств и должно брать кредиты. Это было сделано умышленно - как главное содержание бездефицитности бюджета, чтобы рубль "заработал". Но все это провалилось.

- Чего у Ельцина больше: удач или ошибок?

- Одна ошибка по разгону Союза перекрывает все остальное.

- Почему же тогда демократы с такой эйфорией отнеслись к СНГ?

- Привыкли, что кто-то за нас сделает, решит. Нам вбивали в головы, что мешает Центр, что без него завтра будет всего "от пуза". Кстати, не может быть такая кавалерийская решительность плюсом: это от нашей психологической затравленности: "вон наш-то какой, выехал и враз Союз разогнал".

- И какие же качества в нашем Президенте вы уважаете?

- Ельцин - боец, это трудно переоценить. На танк выйти - это пожалуйста. Он актер. Сейчас вынужден играть роль председателя правительства. Каждый день мы наблюдаем разных Ельциных. Рядом с ним Гайдар - и Ельцин говорит о бездефицитном бюджете: "Мы не будем больше печатать деньги, цены мы не контролируем". Ельцин в Барнауле - и рядом (вместо Гайдара) бушующая толпа. "Ребята, все нормально, за мной - самолет с 500 млн. руб. Колбаса у вас по 160 руб.? Где директор? Снять с работы!"

Так вот у него постоянный вопрос: снять директора или рынок?

Но из этого не надо делать трагедию, потому что МЫ ВСЕ ТАКИЕ!

- А если все мы "такие", так пусть хоть Президент будет поумнее...

- Есть надежда, что он поумнеет раньше нас. Сегодня надо отказаться от этой бешеной скорости по снижению дефицита бюджета.

- Но нам это диктует МВФ! И мы "повязаны" обещаниями.

- Все равно мы выкарабкиваться будем сами, нас никакие доллары не спасут. А потом, разве не для того наше руководство по всему миру "шакалит" гуманитарную помощь, чтобы удержать свою власть? У нас государство не хочет играть по тем же правилам, что и человек.

- Почему политики так часто ссорятся, ведь силы уходят на эти распри?

- Одними движет личный интерес... Другие захлебнулись властью: раньше были два лаборанта в подчинении, а сейчас вся Россия у ног оказалась, в приемной генералы на полусогнутых стоят... Что они создали за свою жизнь?! И вдруг - огромные права! К власти пришли новые бесы. Обидно за цену, которую мы за все это платим.

- Насколько хватит терпения народа?

- Его нельзя испытывать. Если не будут внесены изменения в программу реформы, то Съезд в октябре радикально поставит эти вопросы. Неужели вы думаете, что депутаты захотят это правительство оставить? Даже если Ельцин будет Гайдара защищать. Ему, дай Бог, самому-то удержаться... Мало того, если сегодняшние коррективы не найдут понимания среди людей, тогда не только Гайдару, но и Ельцину надо уходить. Элементарная же порядочность должна быть!

- "ГС" и сейчас в оппозиции?

- Мы конструктивная оппозиция. Но поскольку один - Руцкой - является вице-президентом, а второй - Вольский - прожженным политиком, то они никогда не скажут, что они оппозиция. Хотя это так.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно