Примерное время чтения: 4 минуты
86

ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ КОРЕИ К РЫНКУ. Генералы как поводыри?

Сверхсовременная электроника, совершенные автомобили и отличные автострады, небоскребы, отели и магазины, вызывающие восхищение у туристов. На этом фоне - вооруженная до зубов полиция, разгоняющая демонстрантов в облаках слезоточивого газа... Такими предстают перед нами в фото- и телерепортажах картинки жизни Республики Корея (столица - Сеул). Даже неполные и поверхностные, они иллюстрируют парадоксы, присущие уникальной модели экономического и политического развития, избранной этой страной.

Попытки проведения на Юге Кореи демократических преобразований, предпринятые военными властями США после освобождения полуострова от японской оккупации в 1945 г., легли на неподготовленную почву. Страна, привыкшая к существованию монарха (или японского генерал-губернатора), экономическим ограничениям (например, частная собственность на землю фактически появилась лишь в 1949 г.) и отсутствию нормальных выборных институтов, с трудом поддавалась реформированию.

Единоличное правление поддерживаемого США президента Ли Сын Мана ознаменовалось застоем в экономике, разладом в политической верхушке, коррупцией и разворовыванием американской помощи.

Положение резко изменилось с выходом на политическую арену патриотически настроенных военных из первого выпуска Корейской военной академии. Новое правительство, пришедшее к власти в 1961 г. в результате переворота, возглавил генерал-майор Пак Чжон Хи.

Новые лидеры, обученные американскими преподавателями и хорошо знакомые с американскими ценностями, тем не менее избрали для своей страны особый путь: "кореизированную демократию". Их обращения к народу сводились в первую очередь к следующему: о легитимности правительства следует судить по экономическим достижениям.

В области экономики ставка была сделана на крупный частный капитал, который, однако, подвергался значительному государственному регулированию. (В частности, распоряжением правительства могли закрываться частные производства, если они не "вписывались" в жесткие планы экономического развития. Последние же разрабатывались на основе сложного математического анализа).

Важнейшим фактором стала ориентация на экспорт - как товаров, так и услуг. Гибкая подстройка под нужды мировой экономики давала быструю отдачу. Так, в 60-е гг. бум пережила корейская текстильная промышленность, обслуживавшая потребности армии США во Вьетнаме. А в 70-е гг. корейские фирмы успешно выполняли подряды на строительство в странах Ближнего Востока, где тогда появились нефтедоллары.

Все это время сохранялся запрет на деятельность компартии и коммунистическую пропаганду, были наложены ограничения на забастовки, а пресса контролировалась при помощи финансовых рычагов (заказов на рекламу и др.). Специально созданное корейское ЦРУ выполняло роль не только огромного карательного механизма (сопоставимого по влиянию внутри собственной страны с нашим КГБ), но и эффективного информационно- аналитического центра, рекомендации которого оказывались в высшей степени точными.

Следует отметить, что население воспринимало жесткие меры военных в общем-то с пониманием: в памяти были свежи ужасы гражданской войны с "красным" Севером. Кроме того, генералы всерьез взялись за борьбу с коррупцией, а их собственный подчеркнуто аскетический образ жизни вполне отвечал корейским традициям. В таких условиях (к тому же при полном отсутствии "левой" оппозиции, лидеры которой перешли на Север) организованные выступления протеста случались нечасто, а те, что все же имели место, подавлялись быстро и без колебаний.

За два десятилетия корейское общество начало набирать своего рода инерцию стабильного развития. Его в целом не нарушили ни волнения, имевшие место на рубеже 80-х гг., ни даже физическое устранение президента Пак Чжон Хи одним из его ближайших соратников.

Экономические достижения и социальная стабильность позволили начать формирование конструктивной либеральной, студенческой и религиозной оппозиции. В 80 - 90-е гг. начал набирать силу мелкий частный бизнес.

И все же Республике Корея понадобилось пройти через правление еще двух президентов-генералов (Чон Ду Хвана и Ро Дэ У), чтобы в 1992 г. иметь возможность впервые выйти на свободные общенациональные выборы. Как известно, нынешний президент Республики Корея Ким Ен Сам - сугубо гражданское лицо, имевшее до недавнего времени репутацию почти диссидента...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно