58

"9-я СТУДИЯ". СОЦИАЛИЗМ - СТАНОВОЙ ХРЕБЕТ МИРА

В очередной телевизионной передаче, выдержки из которой мы предлагаем сегодня, принимали участие первый заместитель заведующего Международным отделом ЦК КПСС, профессор В. В. ЗАГЛАДИН, заведующий сектором Отдела международной информации ЦК КПСС В. И. КОБЫШ и политический обозреватель Центрального телевидения и Всесоюзного радио, профессор В. С. ЗОРИН.

ЗОРИН: Многие аналитики говорят о возникновении на мировой политической арене новой и довольно серьезной ситуации. Действительно ли ситуация новая и в чем ее суть?

ЗАГЛАДИН: Новая ситуация действительно налицо.

После того как 8 июня 1982 г. президент Рейган говорил в английском парламенте о "крестовом походе" против социализма, наши зарубежные коллеги уверяли, что это не более чем риторика, слова - и только. Однако это были не слова, а формулировка сущности того политического курса, который администрация ныне проводит, цель ее ясна: остановить ход истории, отбросить назад общественное развитие, отбросить или вообще ликвидировать социализм, прервать ход прогрессивных освободительных движений во всем мире.

Таким образом, первая черта новой ситуации в том, что "крестовый поход" обрел уже совершенно очевидные материальные формы. Это такие внешнеполитические акции США, как непосредственное военное вмешательство в ливанские события, вторжение на Гренаду, необъявленная война против Никарагуа, поддержка действий ЮАР против прогрессивных режимов на юге Африки, наконец, последний, наиболее опасный шаг - размещение в Европе новых американских ракет.

Вторая черта новой ситуации: США втягивают в фарватер этого курса своих союзников. Правительства ФРГ, Англии и Италии согласились разместить на своей земле ракеты и тем еще больше привязали себя к американскому курсу, пошли на ограничение своего суверенитета, потому что ведь кнопки от этих ракет в случае чего будут нажиматься американскими руками. Недавняя поездка Рейгана на Дальний Восток показала, что и там тоже идет речь о том, чтобы сплотить союзников на базе того же "крестового похода", предпринята попытка создать своего рода восточное "НАТО" - треугольник США - Япония - Южная Корея.

Словом, США хотят изменить сам характер сложившихся международных отношений, создать такую ситуацию, при которой возврат к разрядке был бы возможно более затруднен.

Третья черта, в Вашингтоне сейчас очень много говорят о том, что США хотят вернуться к переговорам и чуть ли не завтра готовы сесть за стол.

У нас с США было много переговоров по договору о противоракетной обороне, по ОСВ-1, ОСВ-2. Они были непростыми, но реальными переговорами, потому что речь шла о достижении соглашения. Женевские же переговоры - и по ядерному оружию средней дальности и по стратегическому оружию - не были реальными переговорами, потому что США не собирались достигать там соглашения. Они делали все, чтобы подготовить срыв этих переговоров.

Таким подходом США подрывают основной метод урегулирования споров, который возможен в нашу эпоху, - метод переговоров, лишая его конкретного содержания. Об этом же, кстати сказать, говорит и их отношение к ООН, к решениям, которые она принимает.

Четвертая черта новой ситуации. США стремятся повсюду опереться на консервативные режимы, поощрить их. Это касается в том числе и Англии, и ФРГ, и Японии.

Так что положение действительно новое, и притом довольно опасное.

ЗОРИН: Нет сомнений в том, что негативные процессы, происходящие в последнее время в мире, в значительной степени дестабилизировали международную обстановку. Но мне кажется, было бы все же упрощением подводить, так сказать, отрицательный знаменатель. Окончательно ли определился ход событий?

КОБЫШ: Мне, кажется, нет. Хотя тенденции наметились очень опасные и мы ощущаем реальность угрозы, все-таки есть очень большие резервы. Я бы сказал, что борьба разворачивается.

В Вашингтоне и некоторых натовских столицах стараются создать впечатление, что дело с "Першингами" и крылатыми ракетами окончательно решенное. Нет, точку ставить рано.

И тут есть два фактора. Первый - военный. С началом размещения ракетных батарей в ФРГ, Англии, Италии угроза ядерной войны возросла. Но ведь она приблизилась и к самим Соединенным Штатам. Советский Союз объявил, что у берегов США будут находиться наши ракеты точно на таком расстоянии, на каком американские ракеты оказались у границ социалистического содружества, и полетное время их будет абсолютно таким же, ни на секунду больше.

Так что же выиграли США в военном отношении? Этот вопрос волнует сейчас многих в Америке, в том числе военных. По результатам опроса американцев, проведенного по заказу журнала "Тайм", 67 проц. опрошенных считают основной задачей в настоящий момент "усилия по уменьшению риска ядерной войны". То есть, более двух третей американцев считают главной проблемой сейчас избежать ядерной войны. Получается, что американцы восприняли начало размещения "Першингов" и крылатых ракет как бумеранг, ударивший по безопасности самих США.

Второй фактор - политический. Тут издержки Вашингтона просто неисчислимы. Прежде всего европейцы увидели: США используют их территорию как плацдарм, а их самих - как заложников. И это понимание находит сейчас серьезный выход. Так, социал-демократическая партия Германии, руководство которой участвовало в принятии решения о ракетах, становится серьезной силой в антивоенном, антиядерном движении. Это не может не беспокоить американцев.

Далее. Рейган недавно совершил, как ему казалось, триумфальную поездку в Японию. А на всеобщих выборах либерально-демократическая партия Японии, то есть фактически правительство Накасонэ - одно из самых консервативных в послевоенной истории Японии, - потерпела сокрушительное поражение. Это страшный удар для Вашингтона.

Таким образом, картина, как видите, совсем не такая простая и однозначная.

ЗАГЛАДИН: Да, если есть "крестовый поход", то есть продолжающаяся и не спадающая активность противостоящих ему сил. Инициатива на мировой арене по-прежнему принадлежит не США. Агрессия - это не инициатива на международной арене. Инициатива на международной арене - это предложение конкретного курса, который ведет в будущее, который раскрывает путь человечества к миру. Эта инициатива по-прежнему находится в руках социалистических стран, прежде всего нашей страны, других государств, неприсоединившихся в том числе, то есть в руках сил, противостоящих рейгановскому "крестовому походу".

КОБЫШ: С этой точки зрения чрезвычайно характерно голосование в ООН по нашим инициативам, которое вылилось в триумф политики разрядки, в поражение курса на конфронтацию.

ЗАГЛАДИН: Особенно важно то, что это касается не второстепенных, а принципиальных вопросов - таких, как осуждение ядерной войны, замораживание ядерного оружия, неиспользование космоса в военных целях.

Политика Рейгана вызвала к жизни очень глубокий конфликт. Конфликт этот, в принципе, всегда существовал, потому что политика империалистических сил объективно всегда противоречит интересам народных масс, хотя это далеко и не всегда выходит наружу. А ракеты в Европе, Гренада, Никарагуа - все в целом вызвало открытый конфликт между общественным мнением и политикой правительств. В странах же, где размещаются американские ракеты, этот конфликт вырос в прямую конфронтацию масс с правительствами. Это, пожалуй, в такой форме и по такому важному вопросу, как воина и мир, происходит впервые.

Одновременно мы видим, как углубляются трещины и противоречия в отношениях между США и их партнерами. Продолжается война - торговая, стальная, кредитная - между США и Европой, между США и Японией. Но главное - различия в подходе к международным отношениям, к отношениям Восток - Запад.

Так что если можно сказать, что обстановка обострилась, то нельзя сказать, что политика Вашингтона, нанесшая миру реальный ущерб, восторжествовала. Речь сегодня идет не о поражении сил мира, а об обострении борьбы между сторонниками и противниками войны.

Я думаю, возникновение современного антивоенного движения совершенно закономерно. Оно по сути своей - реакция на саму сущность политики империализма, на ее милитаристскую основу.

Кроме того, антивоенное движение - стремление масс к демократии. И оно несравнимо ни с какими другими выступлениями масс. Тем не менее правящие круги не прислушиваются к нему. Словом, назревает кризис политический, раз воля масс пришла в такое резкое противоречие с линией правящих кругов.

ЗОРИН: В Прошлом году мне довелось видеть в Нью-Йорке миллионную антивоенную демонстрацию. Такого в Америке еще не было. Но в то же время следует быть реалистами. Надо констатировать, что размах антивоенного движения в США все же трудно сравнить с размахом антивоенного движения, скажем, в Западной Европе, в Японии. Это объясняется целым рядом специфических для Америки обстоятельств, в том числе влиянием средних слоев, довольно многочисленных в этой стране. Мелкая буржуазия особенно падка на всякие шовинистические лозунги, клюет на самую беспардонную демагогию администрации.

Но сами-то американские руководители, я думаю, представляют себе весь ужас термоядерной катастрофы. Но тогда чем же объяснить движение к краю пропасти, которое нынешняя администрация осуществляет?

КОБЫШ: Ставка на шантаж.

ЗАГЛАДИН: Действительно, я думаю, речь идет о том, чтобы с помощью наращивания силы заставить нас пойти на уступки. Но есть, по-моему, еще одно обстоятельство, очень важное. Обстоятельство, которое, собственно, не скрывается. Это расчет на то, чтобы с помощью гонки вооружений создать или увеличить экономические трудности в социалистических государствах, измотать социалистическую экономику, чем вызвать политические проблемы. Это уже даже не шантаж, а давление.

Надо прямо сказать - расчеты эти не новы. Гитлер, нападая на нас, тоже рассчитывал, что Советский Союз распадется, раздираемый национальными противоречиями. А произошло как раз обратное - сплочение народа, который сжался в пружину, и эта пружина смела с лица земли фашизм и его вдохновителей. Сейчас такие расчеты тем более обречены на провал. Конечно, меры по укреплению обороноспособности не способствуют выполнению других наших планов. Но социалистическое содружество настолько могущественно, что мы можем идти вперед, выполняя обе задачи. И в условиях, когда Советский Союз и другие социалистические страны принимают реальные меры по повышению эффективности производства, ускорению научно-технической революции, улучшению организации производства и труда, наши возможности возрастают. Предварительные итоги этого года лучше, чем итоги прошлого года. Особенно это относится к нашей стране. Меры, принимаемые нашим руководством, эффективны. А потому надежды на изматывание, экономический шантаж несостоятельны.

ЗОРИН: Те, кто придумал этот план изматывания, считали, что Америке-то с ее богатствами по силам политика "и пушки и масло". Но, события показали, что это был очень грубый просчет администраций Рейгана. Говорят, что многое на предстоящих выборах для Рейгана определится обстоятельствами экономического порядка, положением в экономике страны. Но ведь факт, что, несмотря на некоторое оживление в американской промышленности, экономические проблемы не стали легче. Не стали в основном потому, что на американскую экономику давит гигантский государственный долг, достигший фантастических размеров, дефицит государственного бюджета, невиданный для Америки за всю ее историю. А ведь одним из главных обещаний Рейгана было уменьшить государственный долг. А все оттого, что Вашингтон пытался измотать других, но, поднимая огромный камень, кажется, уронил его себе на ноги.

ЗАГЛАДИН: Человечество хочет иметь будущее, и оно должно его иметь. Для этого необходима достаточная сила.

Мы не ставим вопрос о превосходстве, мы ставим вопрос о том, чтобы иметь силу, достаточную для защиты наших завоеваний. Мы хотим защищать свои завоевания, и не больше. Наш народ хорошо понимает это, и отсюда одобрение мер по укреплению обороноспособности страны, одобрение мер, принятых в ответ на действия США и НАТО. Причем это не только словесное одобрение и поддержка, это действия, труд, политическая, трудовая активность.

В нашу эпоху сила государства - это не только его вооруженные силы, хотя от них, конечно, зависит очень много. Это вся страна, вся ее экономика. И группа "А", и группа "Б", и средства производства, и предметы потребления, и культура, и идеология, моральная сплоченность народов - все это сила государства. И вот именно эту силу сейчас укрепляет наш народ. Сознание того, что фронт борьбы за мир, за безопасность народов проходит на каждом рабочем месте, - это сознание стало привычным для советских людей. И это, пожалуй, главное, что нам всем внушает оптимизм.

Человечество на протяжении истории сталкивалось со многими препятствиями, трудностями и преодолевало их. Хотя и были потери на этом пути. Сейчас трудности большие, проблемы очень тяжелые, но можно быть убежденным в том, что человечество сможет решить эти проблемы. У современной цивилизации достаточно запаса прочности в борьбе против современного варварства. Становой хребет мира, и в этом смысле становой хребет будущего - это социализм, наша страна, наши союзники.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно