Примерное время чтения: 6 минут
118

Гарантирован ли доступ к правосудию?

9 ИЮЛЯ 1992 г. на меня в моей квартире было совершено разбойное нападение. Бандиты были осуждены Фрунзенским судом: один на 9 лет, второй на 7 лет. Плюс к этому суд постановил взыскать с них в мою пользу 12 миллионов триста четыре тысячи восемьсот пятьдесят рублей. За все эти годы я получила всего 56 руб. Знаю, что один из бандитов освободился полтора года назад. Но даже копейки с него получить невозможно. Судебный пристав мне сказал, что у него нет никакого имущества и работать его не могут заставить. Я обращалась в прокуратуру г. Долгопрудного, в прокуратуру Москвы, области, в Комиссию по правам человека, и везде один ответ - не могут заставить его работать, нет такого закона. Я очень нуждаюсь в материальной помощи: инвалид первой группы - диабетик, через несколько месяцев мне будет 70 лет, пенсии мне не хватает, живу впроголодь, на похороны ничего не отложено. Я вас очень-очень прошу, помогите мне. Я не знаю, куда мне еще обращаться.

Прилагаю исполнительный лист и справку об инвалидности.

С уважением к вам, Катрич А. А., Москва

21 ЯНВАРЯ 1999 г. в клинике акушерства и гинекологии Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова была прооперирована (удаление кисты яичника) 35-летняя москвичка Лариса Ш., имеющая на иждивении малолетнего сына, работающая в иностранной фирме. Врачи заверили, что через неделю (максимум 10 дней) она сможет выйти на работу. Однако после операции у женщины поднялась температура, больная почувствовала сильные боли. 27 января ей была проведена повторная операция. Врачи разъяснили, что причиной послеоперационного осложнения явилась якобы кишечная непроходимость.

Между тем температура не спадала, боли усиливались. После многочисленных жалоб больной было проведено дополнительное обследование и обнаружены свищ в мочеточнике, мочевой затек в тазу и начавшиеся в связи с этим изменения в почках. Ее экстренно перевели в клинику урологии и 3 февраля провели очередную, третью по счету, хирургическую операцию. Установленный катетер для сбора мочи три месяца был неотъемлемой частью существования несчастной женщины.

Больничная "одиссея" Ларисы этим не завершилась. 26 апреля она вновь оказалась на операционном столе: была проведена пластическая операция на мочеточнике. Затем 24 мая - новая госпитализация с заболеванием почек, спровоцированным нарушением работы мочеполовых органов.

Судебно-медицинская экспертиза установила - "ятрогенное повреждение мочеточника было причинено гр-ке Ш. во время операции 21 января 1999 года". Лишь в июне 1999 г., то есть спустя полгода после злополучной январской операции Лариса вышла на работу. Хотелось бы забыть муки адовые, выпавшие ей: боль, бессонницу и ночные кошмары, вызванные нарушением нормального функционирования внутренних органов.

Российское законодательство на стороне потерпевшей. Все ее физические страдания и нравственные переживания находятся в причинной связи с неправомерным деянием врачей, которые повредили мочеточник.

Законодательство РФ определяет институт охраны здоровья как совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиенического и противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его активной долголетней жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья.

Из этого конструируется определение понятия здоровья человека: "Здоровье человека - это состояние его полного физического и психического благополучия". Соответственно повреждением здоровья должно признаваться действие или бездействие, влекущее утрату человеком полного физического или психического благополучия.

Право человека на здоровье рассматривается как личное неимущественное право человека находиться в состоянии полного физического и психического благополучия. Это право имеет абсолютный характер, так как ему соответствует обязанность всех остальных членов общества воздерживаться от действий, нарушающих это право.

В описанном случае врачам не хватило профессионализма или лень и равнодушие к пациенту помешали исполнить им святой долг доктора: "Не навреди". Поэтому Московская медицинская академия им. И. М. Сеченова, работники которой нарушили конституционное право Ларисы, обязана возместить причиненный ей моральный вред. И это будет справедливо.

Денежная компенсация за страдания - это не только средства, чтобы потерпевшая за перенесенные отрицательные эмоции могла приобрести некоторые "радости жизни". Мужественное и решительное обращение Ларисы в суд, связанное с требованием компенсации за неудачное лечение, имеет важное общественное значение. Ее исковое заявление должно повысить степень ответственности врачей при выборе метода лечения, оптимального способа проведения операции и т. п. и, таким образом, повлиять на качество медицинской помощи для каждого из нас.

Увы, пока урегулирование вопроса о возмещении вреда потерпевшей неоправданно затягивается. Требование о компенсации за причиненный вред ММА им. Сеченова добровольно не выполняет, и Лариса втянута в долголетнюю судебную тяжбу.

Антонина Петровна, Москва

Комментарий юриста

Мы попросили прокомментировать два обращения в редакцию наших читателей адвоката Московской областной коллегии адвокатов Анатолия Кузьмича ЮЩЕНКО:

- ЧТО касается письма гражданки Катрич, могу сказать следующее: на судебных приставов возложена обязанность принудительного исполнения судебных актов. Вся их деятельность пронизана сформулированной в ст. 52 Конституции РФ гарантией: "Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба".

Судебный пристав, не обеспечивший реальное и своевременное исполнение судебного акта, вынуждает страдать инвалида I группы. Для защиты своих гражданских прав потерпевшая Катрич А. А. имеет все основания обратиться в суд с исковым заявлением о компенсации причиненного ей морального вреда.

* * *

ПО ПОВОДУ истории с гражданкой Ш. следует обратить внимание на то обстоятельство, что она оказалась в тупиковой ситуации. С одной стороны, ММА им. Сеченова явно нарушает законные права и интересы потерпевшей. С другой стороны - безмолвствует суд, который то ли боится принять решение в пользу истицы, испытывая робость перед лицом грозного ответчика, то ли испытывает давление со стороны чиновников от медицины.

Что можно посоветовать в данной ситуации гражданке Ш.? Поскольку никаких законных рычагов воздействия на суд не существует, я считаю правильным, что знакомая или родственница Ларисы обратилась в газету. Может быть, общественный резонанс, вызванный публикацией ее истории, поможет сдвинуть дело с мертвой точки.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно