Примерное время чтения: 10 минут
326

Наркоман поневоле

Я, ГУРОВ Владимир Викторович, попал в такую переделку, что и врагу не пожелаешь. В начале июня 1992 г. я был госпитализирован в больницу с язвой 12-перстной кишки. Через некоторое время лечащая врач стала предлагать мне сделать операцию, от которой я категорически отказался. Но через некоторое время врачи все-таки умудрились загнать меня под нож. После операции у меня появились боли в левом боку, чего раньше не было. Врачи на мои жалобы внимания не обращали. 12.08.92 г. меня выписали из больницы. Состояние было нормальным, лишь только болел левый бок. 13.08.92 г. я с выпиской из больницы пошел в поликлинику, где хирург вскрыл конверт и, прочитав выписку, наорал на меня, сказав, что мне надо ехать в онкодиспансер, и, не запечатав, конверт отдал мне. В онкодиспансере меня поставили на учет к онкологу. 16.08.92 г. меня начало знобить, температура поднялась до 41°, мне казалось, что кровь во мне кипит, очень долго никто не мог поставить мне диагноз. Наконец дочка с женой чуть живого повезли меня в больницу. Врачи, только увидев меня, сразу заявили: гепатит. 18.09.92 г. у меня усилились боли в левом боку и поднялась высокая температура. Врачи опять долго не могли понять, что со мной происходит, наконец 20.09.92 было решено делать операцию спленэктомию (удаление селезенки по поводу двухфазного разрыва ее и перитонита). Во второй половине ноября я опять был госпитализирован с гнойным свищом в области удаленной селезенки. В этот период у меня появились боли в поджелудочной железе, и вдобавок я простыл. В декабре меня выписали домой. Дома началось ужасное: болело все тело, поднялась температура, душил кашель, я не находил себе места от болей в поджелудочной железе. Участковый терапевт поставила диагноз "бронхит" и рекомендовала лечиться народными средствами. Состояние мое ухудшалось, и мне назначили, без осмотра онколога, наркотики, о чем я узнал только к весне. От наркотиков я получал временное облегчение, но состояние мое ухудшалось.

В середине 1993 года я уже не мог жить без наркотиков, в то время мне делали до 5 инъекций морфина. Сколько я перенес унижений и оскорблений за эту отраву, объяснить невозможно. В октябре 1994 г. онколог направила меня на дополнительное обследование в городской онкодиспансер, и там неожиданно для всех, в том числе и для меня, выяснилось, что по онкологии у меня все хорошо. А на мой вопрос о наркотиках мне ответили, что произошла МЕДИЦИНСКАЯ ОШИБКА. На мой вопрос, как вылечиться от наркомании, мне посоветовали потихоньку самому бросать принимать наркотики. В сентябре 1995 г. я все же добился, чтобы меня полечили от наркотиков. То, что я перенес при этом лечении, описать тяжело, но самое страшное, что к 1997 г. я "улетел" на 10 кубиков морфина в сутки. В мае 2000 г. врачи мне заявили, что я самый настоящий наркоман. Что без наркотиков мне теперь не жить, т. к. я получаю морфин в больших дозах, а чтобы меня перевести на более легкие препараты и снизить дозу, со мной надо работать минимум год. Еще мне сказали, что заниматься со мною не будут, а кто за просто так будет заниматься мною, они не знают.

Терпению моему пришел предел, я понял, что помощи я не получу, кроме того, врачи убили во мне последнюю надежду освободиться от наркотического зла. В июне 2000 г. я написал заявление на имя Генерального прокурора РФ Устинова В. В. с просьбой провести прокурорскую проверку и возбудить уголовное дело по ст. 118 УК РФ против тех, кто сделал меня наркоманом. Через некоторое время пришло уведомление, что мое заявление направлено в Нагатинскую межмуниципальную прокуратуру. А в октябре 2000 г. я получил письмо из Комитета здравоохранения г. Москвы.

Решение об отказе в возбуждении уголовного дела было принято на основании документа, подписанного заместителем председателя Комитета здравоохранения. Мне сообщили, что если я не согласен с данным решением, то могу его обжаловать в прокуратуре ЮАО. В декабре 2000 г. я написал заявление в прокуратуру ЮАО о несогласии с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, принятого нагатинской муниципальной прокуратурой. В январе 2001 г. я обратился к старшему помощнику прокурора ЮАО, которая занималась проверкой фактов, изложенных в моем заявлении. Мне сказали, что возбудить уголовное дело против нашей медицины непросто, что надо выйти в суд, чтобы Комитет здравоохранения возместил мне за нанесение тяжкого вреда здоровью и за моральный и материальный ущерб. Прокуратурой ЮАО даны указания нагатинскому прокурору о принятии решения в соответствии с законодательством, а мне надо обратиться в нагатинскую муниципальную прокуратуру. Я обратился, и мне предложили написать заявление на имя прокурора о предъявлении в народный суд искового заявления к Комитету здравоохранения, что я и сделал 27. 03. 2001 г. В заявлении нагатинскому прокурору я указал большую сумму иска, хотя знаю, что в нашей стране это глупо, но чем можно измерить и как оценить то, через что приходится проходить мне и моей семье. Какой суммой можно оценить самое бесценное - здоровье, которого меня лишили? В настоящее время мне очень тяжело, состояние ужасное, если раньше мне хоть проводили курсы детоксикации, то в настоящее время мне их практически не проводят. На все мои жалобы ответ один: все беды - от наркотиков. И все мое лечение заключается в выписке наркопрепаратов и седативных средств, а на другие препараты от печени, дисбактериоза и других нарушений функций организма, связанных с употреблением наркопрепаратов, у меня, оказывается, показаний нет. Состояние мое физическое и моральное очень тяжелое, не знаю, сколько я еще так выдержу. Я привязан, хуже пса, который может сорваться и убежать, к поликлинике и аптеке, куда я, как на работу, через день езжу за этой отравой. Я написал, кажется, много, но здесь нет и сотой части из того, что мне и моей семье пришлось перенести за эти годы. Вот она, наша медицина, ведь такие страдания и лишения по вине медицины переношу не я один. Я много повидал и узнал за эти годы, это ужасная система, которой мы доверяем свое здоровье. И виноваты в этом не простые медики, виновата система здравоохранения, которую пора ломать. Не знаю, что меня еще ждет впереди, что они могут предпринять на суде. Мне страшно не за себя, я боюсь, что если они еще что-то сделают со мной, а они способны на все, ведь затронута честь их мундира, то жена этого не перенесет. А для меня самое страшное - это tebium litte, ведь мне всего 51 год.

С уважением, Владимир Гуров, Москва

Сообщаю, что по вашему заявлению по вопросу оказания вам медицинской помощи в ГКБ N 7, 79 ИКБ N 3 и онкологическом диспансере N 4 прокуратурой проведена проверка.

С учетом заключения специалистов принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении врачей указанных мед. учреждений по ст. 124 УК РФ на основании ст. 5 п. 2 УПК РСФСР, в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

В случае несогласия с решением вы вправе обжаловать его в прокуратуру ЮАО г. Москвы.

Заместитель прокурора Ю. З. КРЕМЕРМАН

Прокуратурой Южного административного округа по Вашему заявлению о несогласии с решением, принятым Нагатинской межрайонной прокуратурой на действия врачей, изучены материалы проведенной проверки. Нагатинскому межрайонному прокурору с учетом доводов Вашего заявления и установленных в ходе изучения нарушений даны указания принять решение в соответствии с действующим законодательством.

О результатах и принятом решении Вам будет сообщено дополнительно Нагатинской межрайонной прокуратурой.

Прокурор округа А. Н. ШТУКАТУРОВ

Сообщаю, что по Вашему заявлению по вопросу оказания вам медицинской помощи врачами ГКБ 7, 79, ИБ N 3, ОД N 4, городской поликлиники N198 прокуратурой проведена соответствующая проверка, по результатам которой в ваших интересах предъявлен иск о возмещении ущерба.

О дне слушания гражданского дела Вам будет сообщено Нагатинским м/м судом.

Заместитель прокурора Ю. З. КРЕМЕРМАН

УВАЖАЕМЫЙ Владимир Викторович!

Комитет здравоохранения на основании представления Нагатинской межрайонной прокуратуры г. Москвы совместно со специалистами провел служебное расследование фактов, изложенных в вашем письме, с обсуждением результатов расследования на клинико-экспертной комиссии комитета и сообщает следующее.

Врачебное наблюдение за вами в городской поликлинике N 198 в 1986-1992 гг. проводилось правильно. Госпитализация в ГКБ N 7 в 1992 г. была обоснованной. 28 июля 1992 г. после полного и целенаправленного клинико-лабораторного и инструментального обследования вам по медицинским показаниям была произведена технически правильно операция резекции желудка. В связи с имеющимся заболеванием желудка вы были взяты на диспансерное наблюдение онкологическим диспансером N 4 ЮАО.

28.08.92 г. с подозрением на вирусный гепатит вы были госпитализированы в городскую инфекционную больницу N 3, в которой были обеспечены необходимым обследованием и адекватным лечением. Во время лечения 20.09.92 г. по жизненным показаниям вам была успешно произведена операция удаления селезенки по поводу ее двухмоментного разрыва; по настоянию родственников вы были переведены в ГКБ N 7 на долечивание.

В период лечения в ГКБ N 7 с 01.10.92 г. по 20.10.92 г. при рентгенологическом исследовании возникло подозрение на рецидив заболевания желудка и была рекомендована гастроскопия с биопсией, от которой вы отказались и выписались из больницы. Ввиду неполного обследования в выписке из истории болезни недостаточно обоснованно был указан диагноз распространения заболевания желудка.

Онкологический диспансер N 4 в соответствии с существующей установкой передал вас под наблюдение поликлиники N 198 с рекомендацией назначать для обезболивания ненаркотические анальгетики, а при показаниях - наркотические препараты, включая морфин.

В сентябре 1993 г. в ГКБ N 79 в ходе рентгенологического исследования было диагностировано распространение заболевания желудка на другие органы, однако полного обследования провести не представилось возможным, так как по настоятельной просьбе вы были выписаны из больницы.

В ноябре 1994 г. и 25.10.94 г. в противотуберкулезном диспансере N 5 был установлен инфильтративный туберкулез верхней доли левого легкого, по поводу чего вы взяты на учет и лечение в данном учреждении.

В настоящее время Нагатинская межрайонная прокуратура г. Москвы проводит проверку фактов, изложенных в вашем письме, и установление связи между действиями медицинских работников и наличием имеющихся у вас заболеваний.

Комитет здравоохранения готов оказать вам необходимую медицинскую помощь, в том числе провести лечение от наркотической зависимости. В случае вашего согласия вы можете обратиться к заведующей оргметодотделом по наркологии Комитета здравоохранения Михайловой Валентине Алексеевне, которой дано соответствующее поручение.

Первый заместитель председателя комитета С. В. ПОЛЯКОВ

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно